4 апреля 2012 г. / , 13:42 / через 5 лет

Ташкент ответил страдающему от блокады Душанбе встречными упреками

Лидеры Таджикистана Эмомали Рахмон, России Владимир Путин и Узбекистана Ислам Каримов на саммите в Душанбе 18 октября 2004. Узбекистан отверг обвинения Таджикистана в экономической и транспортной блокаде и отступлении от норм международного права, предъявив соседу встречные претензии. REUTERS/AVESTA/Nozim Kolondarov

Роман Кожевников

ДУШАНБЕ (Рейтер) - Узбекистан отверг обвинения Таджикистана в экономической и транспортной блокаде и отступлении от норм международного права, предъявив соседу встречные претензии.

Накануне посольство Таджикистана в Москве, к которой Душанбе обращался за посредничеством в споре с Ташкентом, заявило, что Узбекистан прекратил поставки газа и разбирает железную дорогу в Таджикистан в попытке добиться падения популярности его президента Эмомали Рахмона.

Официальный Ташкент в среду впервые ответил на залп критики из соседней республики, опубликовав на правительственном сайте (here) письмо узбекского премьера Шавката Мирзиёева таджикскому коллеге Акилу Акилову.

“Позиция правительства и соответствующих хозяйствующих структур Узбекистана является абсолютно обоснованной, полностью отвечающей нормам международного права, и какие-либо претензии таджикской стороны не имеют под собой никаких оснований”, - говорится в заявлении.

Таджикистан говорит, что действия союзника по региональному торгово-оборонному блоку чреваты гуманитарной катастрофой для 7,5-миллионного населения беднейшей страны Центральной Азии. Душанбе, мечтающий достроить начатую в советское время гигантскую Рогунскую гидроэлектростанцию, подозревает Ташкент в желании поставить палки в колеса амбициозному проекту, благодаря которому Таджикистан бы ослабил энергозависимость от соседа. Узбекистан, опасается, что стройка погубит его сельхозугодья.

Отношения бывших советских республик заметно ухудшились после обретения ими независимости. Воздушного сообщения между ними нет, действует визовый режим, а граница заминирована.

Узбекистан - единственный поставщик природного газа в Таджикистан и главный транзитный коридор, но оказавшийся в географическом тупике Душанбе не раз страдал от перебоев в его работе. Недавно узбекские железнодорожники начали разбирать один из ключевых путей, ведущих на густонаселенный юг Таджикистана. Автодороги в высокогорной республике часто оказываются недоступны из-за снегопада или оползней.

“Полная изношенность железнодорожного полотна, построенного более чем 50 лет назад, и часто повторяющиеся аварии не позволяют использовать его пропускную способность более чем на 10 процентов и обеспечить дальнейшую безопасную эксплуатацию”, - объяснил Мирзиёев.

Мины на границе за пределами погранпереходов - тоже вынужденная необходимость, считает он.

“В период острой фазы гражданской войны в Таджикистане в 1992- 1996 гг. правоохранительные органы Узбекистана были вынуждены провести минирование (притом на территории Республики Узбекистан) на отдельных высокогорных участках госграницы высотой не менее 3,5 км, где возникла опасность просачивания бандформирований, а также бесконтрольного потока наркотрафика на территорию Узбекистана”, - говорится в письме.

“НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ВОЗМОЖНЫМ”

Узбекский премьер написал также о “регулярных несанкционированных отборах электроэнергии Таджикистаном у соседних стран”, назвав это одной из причин выхода Узбекистана, Туркмении и Казахстана из доставшейся в наследство от СССР “Объединенной энергетической системы Центральной Азии”. Оказавшийся в постсоветском географическом тупике Таджикистан в итоге оказался лишен возможности компенсировать сезонный дефицит электроэнергии через перетоки от соседей по региону.

На этой неделе Ташкент прекратил поставки газа таджикским потребителям, объяснив, что иначе у него не останется объемов для экспорта в Китай. Душанбе просил Ташкент разрешить транзит по своим трубам туркменского газа - Ашхабад готов продавать - и апеллировал к международным нормам.

Но Мирзиёев был непреклонен.

“Таджикской стороне должно быть хорошо известно, что в связи с функционированием туркменской и узбекской газопроводной системы отдельно друг от друга, транзит туркменского газа через территорию Узбекистана не представляется возможным”, - отрезал он в письме.

Прекращение экспорта природного газа больно бьет по технологическим процессам главного источника экспортной валютной выручки Таджикистана - государственного алюминиевого завода Talco, а также по заводу Таджикцемент, который является ведущим поставщиком стройки Рогунской ГЭС.

Таджикские дипломаты обвинили Узбекистан в сознательном стремлении ухудшить экономическую обстановку у соседа ради возникновения “очагов социального напряжения и роста недовольства населением страны в отношении руководства Таджикистана”.

В письме узбекского премьера этот тезис не упоминается.

Представители правительства Таджикистана не смогли немедленно прокомментировать заявление Ташкента.

редактировал Денис Дёмкин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below