27 января 2015 г. / , 13:02 / через 3 года

Нацбанк Казахстана тратит резервы, рынок ждет новой девальвации

АЛМА-АТА (Рейтер) - Нацбанк Казахстана тратит резервы ради стабильности национальной валюты на фоне обещаний властей не допустить новой девальвации, в то время как эксперты говорят, что из-за низких цен на нефть обесценение тенге неизбежно.

Мужчина у пункта обмена валюты в Алма-Ате. 14 января 2015 года. Нацбанк Казахстана тратит резервы ради стабильности национальной валюты на фоне обещаний властей не допустить новой девальвации, в то время как эксперты говорят, что из-за низких цен на нефть обесценение тенге неизбежно. REUTERS/Shamil Zhumatov

В феврале 2014 года Казахстан резко девальвировал тенге, на 19 процентов за один день. Регулятор объяснил это стремлением снизить давление на валютный рынок и улучшить торговый баланс на фоне ослабления национальной валюты ведущего экономического партнера - России: ослабление рубля ударило по интересам казахстанских экспортёров.

Власти Казахстана заверяли, что девальвация полезна для экономики, однако новой не будет. Полиция применила силу к сотням недовольных девальвацией, вышедшим на улицы финансовой столицы, 1,1-миллионной Алма-Аты.

К концу года рубль обвалился еще сильнее из-за дешевой нефти и санкций, введенных Западом за аннексию Крыма и кровопролитие на востоке Украины.

В начале ноября Россия отправила рубль в свободное плавание, и за год в целом он потерял 41 процент стоимости. В понедельник рубль еще упал на решении S&P снизить российский рейтинг до мусорного, с негативным прогнозом.

Казахстанские власти говорят, что накопленных валютных резервов, которые вкупе со средствами нефтяной кубышки, Нацфонда, превышают $101 миллиард, хватит на поддержание валютной стабильности.

“По итогам прошлого года на поддержку тенге (власти) могли потратить более $10 миллиардов валютных резервов”, - сказал Рейтер директор департамента аналитики инвесткомпании “Асыл-Инвест” Айвар Байкенов.

“В настоящий момент активно используется механизм свопов, которые потом учитываются в золотовалютных резервах”.

По его подсчетам, общий объем валютных свопов в 2014 году составил более $7 миллиардов, с начала 2015 года были размещены еще порядка $5 миллиардов.

Центральный банк отказался назвать объем интервенций на валютном рынке и размер валютных свопов.

На 15.02 МСК во вторник сырая нефть марки Brent с поставкой в марте торговалась по $48,22 за баррель.

Президент Нурсултан Назарбаев, правящий постсоветской страной более двух десятилетий, сказал в конце декабря, что у него есть план действий в экономике на случай падения мировой цены нефти до $40 за баррель, однако не раскрыл деталей, пообещав не урезать социальные программы.

Кроме того, за последний месяц, по данным ЦБ, Нацфонд похудел более чем на $3 миллиарда из-за трат на поддержку экономики и в ближайшие месяцы из-за низкой цены на нефть расти не будет, а трат может потребоваться больше, чем запланировано.

Нацфонд Казахстана пополняется за счет сверхдоходов от нефти, и к августу 2014 года достиг пика - $77,2 миллиарда.

Однако Казахстан планирует пересчитать бюджет-2015 из-за резкого падения цен на нефть и ждет замедления роста своей экономики до 1,5 процента с 4,3 в прошлом году.

“ПИР ПОТРЕБЛЕНИЯ ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ”

Власти надеются на накопления и на административные запреты. Они пообещали дедолларизацию экономики, включая запрет на цены в условных единицах. Чиновники избегают слова девальвация, и на экранах телевидения, которое подконтрольно властям, февральское падение курса называется “корректировкой”.

Критики считают политику финансовых властей недальновидной.

“Если сознательно держать курс, то это объективно ведет к уменьшению ЗВР (золотовалютных резервов) и, по сути, сворачивается кредитование в тенге, поскольку база фондирования в тенге сокращается”, - сказал по телефону Рейтер экс-глава центробанка экономист Ораз Жандосов.

“Нацбанку не надо играть в прятки с фактическим объемом своих золотовалютных резервов, которые фактически снижаются”. 

Однако, по данным Нацбанка, денежная база Казахстана (резервные деньги в национальной валюте в обращении, в том числе в ЦБ) по состоянию на 1 января 2015 года сузилась до 3,414 триллиона тенге с более чем 3,800 триллиона на 1 июля прошлого года. Перед девальвацией, на 1 февраля 2014 года, денежная база страны составляла 3,240 триллиона тенге.

Предприниматели опасаются, что валютные резервы страны тают.

“Снижение золотовалютных запасов страны никто обсуждать особенно не хочет - тема неприятная и болезненная”, - написал на своей страничке в Facebook совладелец инвесткомпании VISOR Capital Айдан Карибжанов.

”А они снижаются. Ими экономика платит за этот пир потребления во время чумы. Ладно, “на свои гуляем”.

Многие жители Казахстана отправились за покупками - автомашинами и дорогой техникой - в соседнюю Россию, где закупленные продавцами до падения рубля товары оказались значительно дешевле.

“Ненаступающая девальвация в принципе почти всем нравится. Можно машину дешево в России купить, продовольственная корзина пока еще не обесценилась”, - написал Карибжанов.

Но многие экономисты предрекают, что хотя Казахстан не отрезан от западных рынков капитала в отличие от России, ему предстоит пройти по ее стопам. В свою очередь, ослабление тенге чревато значительным ухудшением платежеспособности населения, скачком инфляции, бегством в доллар и снижением привлекательности для зарубежных инвесторов, которые за два десятка лет вложили в Казахстан $170 миллиардов, в основном в сырьевые отрасли.

“Наш базовый сценарий предполагает плавное снижение курса национальной валюты в рамках установленного коридора Нацбанка 170-188 тенге за один доллар”, - считает Байкенов из Асыл-Инвеста.

“Мы полагаем, что ближе к середине года будет достигнута верхняя планка. Далее регулятор может поднять верхнюю планку”.

По расчетам инвесткомпании, регулятор может ежегодно ослаблять курс на 6 процентов.

“В целом данный процесс можно растянуть на несколько лет и в значительной степени уменьшить тот дисбаланс, который сегодня наблюдается в торговле с Россией”, - сказал Байкенов.

Экс-советник главы Нацбанка Казахстана, экономист Олжас Худайбергенов также считает девальвацию назревшей.

“Скорее всего, продолжится плавное снижение курса тенге в пределах одного тенге в месяц”, - сказал он Рейтер.

Он советует денежным властям “ввести гарантию на курсовую разницу на тенговые депозиты сроком больше одного года и одновременно проводить политику плавного обесценения тенге”.

По мнению экс-главы Нацбанка Жандосова, регулятор занял выжидательную позицию, надеясь на возобновление роста цен нефти и политическое урегулирование.

“Вдруг цены (на нефть) отскочат, по восточной Украине о чем-то договорятся, санкции снимут и рубль отскочит”, - сказал он.

“Вопрос в том, разумна ли такая стратегия”.

По мнению экс-главы Нацбанка, наличие большого соседа и торгового партнера - России, где происходит сильное обесценение валюты, - не оставляет выбора казахстанским властям, если только они не захотят “возвести надежную и крепкую Великую китайскую стену”.

“Естественно, что лучше свободно плавающий курс, который бы минимизировал риски такого соседства”, - сказал Жандосов.

Партнер Казахстана и России по Таможенному союзу - Белоруссия вводила ограничения на валютном рынке, чтобы остановить бегство из белорусских рублей. В начале января ограничения были отменены, после того как регулятор девальвировал белорусский рубль на 27 процентов.

Растущие убытки соседей России от её финансового кризиса могут похоронить мечту Владимира Путина о создании в бывшем СССР нового экономического союза, способного соперничать с США и ЕС.

При участии Дмитрия Соловьева в Алма-Ате и Андрея Маховского в Минске. Редактировал Денис Дёмкин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below