28 декабря 2015 г. / , 12:42 / 2 года назад

ИНТЕРВЬЮ-ЦБР при сохранении низких цен на нефть может уточнить прогнозы в январе

МОСКВА (Рейтер) - Банк России уже к следующему заседанию совета директоров по ключевой ставке - 29 января 2016 года - может уточнить прогнозы и изменить вероятность базового и рискового сценариев, если будет понимание, что цены на нефть останутся низкими продолжительный период, при этом денежно-кредитная политика ЦБ будет умеренно жесткой в любом случае, пока есть цель достичь инфляции 4 процента.

Герб Банка России в пресс-центре ЦБР в Москве. 13 марта 2015 года. Банк России уже к следующему заседанию совета директоров по ключевой ставке - 29 января 2016 года - может уточнить прогнозы и изменить вероятность базового и рискового сценариев, если будет понимание, что цены на нефть останутся низкими продолжительный период, при этом денежно-кредитная политика ЦБ будет умеренно жесткой в любом случае, пока есть цель достичь инфляции 4 процента. REUTERS/Sergei Karpukhin

Об этом рассказал Рейтер в своем первом интервью прессе глава департамента денежно-кредитной политики ЦБР Игорь Дмитриев.

Работавший в кризис 2008-2009 годов под началом Сергея Швецова Дмитриев возглавил в августе 2013 года департамент денежно-кредитной политики, который курировала первый зампред Ксения Юдаева, а с января 2015 года - новый первый зампред Дмитрий Тулин.

“Направленность денежно-кредитной политики жесткая, и до тех пор, пока будет необходимость снизить инфляцию и достичь цели 4 процента, она будет оставаться жесткой, но мы всегда акцентируем, что она все-таки умеренно жесткая. Умеренно, потому что мы стремимся обеспечить баланс целей и, выбирая между траекториями, как снизить инфляцию к 4 процентам, насколько это будет быстро, насколько активной будет наша политика, мы помним про экономику”, - сказал Дмитриев.

Департамент Дмитриева занимается, как он сам говорит, подготовкой сырья - материалов для принятия решений о ключевой ставке.

“Изначально предполагалось, что у нас есть так называемые опорные заседания совета директоров Банка России, где представляется основной прогноз, ядро прогноза и готовится более широкий охват показателей, все это в докладе мы освещаем. Но, по сути, мы теперь это делаем к каждому заседанию - полноценный прогноз со всеми уточнениями и, более того, и между заседаниями тоже”, - сказал Дмитриев.

При сохранении низких цен на нефть ЦБР уже в январе может повысить вероятность рискового сценария со среднегодовой ценой на нефть $35 за баррель, но существенной корректировки прогнозов ждать не стоит.

“В январе возможно сохранение низких цен на нефть, но не пересмотр прогноза. Базовый сценарий остается базовым, рисковый – рисковым, у нас уже есть сценарий с низкими ценами на нефть, мы в этот раз даже уровень назвали - $35 за баррель. Будет, скорее, уточнение прогнозов, с учетом динамики цен на нефть. Если появятся признаки, что это не просто краткосрочное снижение цен на нефть, а какие-то фундаментальные для этого есть предпосылки, что это надолго – на квартал, как минимум, - то здесь может идти речь о пересмотре вероятности сценария”.

СМЯГЧЕНИЕ ПОЛИТИКИ

ЦБР с января 2015 года последовательно снижал ставку на пяти заседаниях, а в сентябре объявил о приостановке цикла смягчения политики, ухудшив прогнозы.

В октябре и декабре 2015 года ЦБР не стал менять ставку, обосновав это решение возросшими инфляционными рисками.

О том, что именно не дало понизить ставку на последнем заседании, Дмитриев остановился подробно:

“Инфляционные риски – это основной фактор, и мы изменили в пресс-релизе наш сигнал о дальнейшем изменении – было добавлено, что при снижении инфляционных рисков мы понизим ставку. В инфляционных рисках можно выделить два ключевых фактора, приоритетных – это, во-первых, внешние шоки и соответственно, курсовая динамика, как они могут переложиться в цены, и это ключевое различие в динамике инфляции между базовым и рисковым сценарием. Второе – это инфляционные ожидания”.

“Если сравнивать базовый и рисковый сценарии, то по большинству параметров мы соответствуем базовому сценарию. Но есть два параметра, которые отходят от базового в сторону рискового – это цена на нефть, которая по уровням приближается к рисковому, а второй – это инфляционные ожидания. Инфляционные ожидания все-таки выше, чем мы бы хотели, выше, чем тот уровень, который способствовал бы более быстрому замедлению инфляции”, - сказал Дмитриев.

Базовый сценарий основан на среднегодовой цене нефти $50 за баррель.

Дмитриев повторил формулировку из пресс-релиза, что снижение ставки произойдет на одном из трех ближайших заседаний при выполнении ряда условий:

“Мы стремились подробно раскрыть условия снижения ставки – это снижение инфляции вслед за прогнозом и снижение рисков. Будем смотреть, как упадет инфляция в январе, но здесь есть ”и“ - и снижение рисков. В январе будет видно. При решении, что в январе, что в марте, и далее будет приниматься во внимание и то, и другое. В случае переподготовки прогноза мы будем делать акцент и на том, и на другом”.

“Принятие решений – не моя область компетенции. А подготовку к принятию решений мы проводим и будем смотреть на то, как себя ведут риски, снизились – не снизились, увеличились, есть ли запас для снижения ставки и как себя ведет инфляция”, - сказал он.

О шаге снижения ставки он сказал, что явной привязки к какой-то величине нет: “Мы можем идти и большими шагами в любом направлении, можем и маленькими”.

В 2015 году ставка ЦБР была снижена на 6 процентных пунктов за полгода, Дмитриев согласился, что скорость нормализации политики ЦБ после шокового повышения ставки до 17 процентов годовых в декабре 2014 года была высокой:

“Можно сказать, что быстро, 6 процентных пунктов за полгода, наверное, это для любой страны быстро, это много. А взлет инфляции, а взлет курса? Это быстро? Оно было соразмерно тем процессам, которые шли в экономике, я бы так ответил. Если считать, что процессы в экономике были быстрыми - адаптация, подстройка - то и быстрая нормализация будет вписываться в картину”.

Большинство аналитиков, опрошенных Рейтер, назвали ключевым решением ЦБР в 2015 году быструю нормализацию процентной политики, которая помогла удержать экономику от более глубокого спада.

Дмитриев не стал отвечать на вопрос, возможно ли снижение ставки в 2016 году такими же темпами, отметив, что все будет зависеть от ситуации.

ЦБР оценивает вероятность существенного смягчения бюджетной политики в предвыборный 2016 год как небольшую.

После декабрьского решения ФРС о повышении ставок, снявшего неопределенность на рынке, ЦБР видит, что ключевые внешние риски исходят из Китая:

“Теперь основные внешние риски – это Китай и через него – нефть. Ключевой для нас из внешних шоков – это низкая нефть, это в сценарий мы закладываем. Низкую нефть мы рассматриваем как краткосрочную тенденцию и долгосрочную тенденцию. Если говорить о долгосрочной, то устойчивое замедление экономики Китая, если она будет расти хуже, чем заложено в целевые параметры правительства, окажет давление на нефтяные цены. А факторы поставки, такие как Иран – это уже краткосрочные тенденции”, - сказал Дмитриев.

Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below