2 ноября 2016 г. / , 18:37 / год назад

ИНТЕРВЬЮ-Улюкаев советует принести в жертву инфляцию ради роста экономики

Russian Economy Minister Alexei Ulyukayev speaks during an interview with Reuters in Moscow, Russia, November 1, 2016. REUTERS/Sergei Karpukhin - RTX2RJBI

МОСКВА (Рейтер) - Власти РФ неверно расставляют приоритеты, предпочитая низкую инфляцию и небольшой бюджетный дефицит высоким темпам экономического роста и откладывая в долгий ящик структурные и институциональные реформы, сказал министр экономического развития и торговли Алексей Улюкаев.

К тому же, провозглашая снижение налоговой и административной нагрузки на бизнес, на деле власти ее постоянно увеличивают, отпугивая инвесторов и тем самым ограничивая потенциальный рост экономики 1,0-1,5 процентами, говорит Улюкаев.

В интервью Рейтер Улюкаев назвал базовый макропрогноз ведомства, на основе которого посчитан федеральный бюджет, утилитарным для обоснования бюджетных параметров, а идеи повышения налогов - НДС, налога на доходы физических лиц, страховых взносов - тухловатыми.

“Баланс чистого экспорта и потребительского спроса такой, что он позволяет лишь немного подниматься над нулем и выходить на уровень роста в 1,0-1,5 процента. И дальше все зависит от того, создадим ли мы условия для инвестиций или нет? Помимо налоговых условий, понятности бюджетных приоритетов это и весь набор структурных и институциональных мер, которые все знают. Это то, что может серьезно повернуть картину”, - сказал Улюкаев.

“Финансовый результат предприятий улучшился... мы видим рост пассивов банков, профицит ликвидности. Но при этом ликвидность не трансформируется в инвестиции. И это та оценка, которую выставляет бизнес деловому климату, с одной стороны, а с другой стороны - будущему спросу”.

В соответствии с базовым прогнозом министерства, инвестиции в основной капитал продолжат снижение в 2017 году на 0,5 процента после падения на 3,7 процента в текущем году. Прогноз базовый+, который Минэк считает основным, предполагает рост инвестиций в следующем году на 1,5 процента.

ИНФЛЯЦИЯ ИЛИ РОСТ?

“Мне кажется, мы неточно приоритеты выстраиваем. Есть цели первого и второго порядка. Достижение 4, 3 или 5 процентов инфляции - это замечательная цель, и главное она реализуемая вполне. Но это цель второго порядка, инструментальная цель. Это инструмент для того, чтобы достичь чего-то другого, большего - экономического роста, повышения благосостояния, и надо смотреть, насколько достижение цели по инфляции адекватно работает на достижение цели первого порядка”, - считает Улюкаев.

Минэк был вынужден переписать базовый прогноз под давлением Минфина и ЦБР, в частности, оценку инфляции на 2017-2019 годы. Первоначально ведомство прогнозировало замедление роста потребительских цен до 4,1 процента только к концу 2019 года, тогда как Банк России ждет 4-процентной инфляции уже в конце следующего года. Свои оценки Минэк оставил в прогнозе базовый+.

“Как в математике, есть условия необходимые и достаточные. Снижение инфляции – недостаточное условие. Для бизнеса все равно, какова цифра инфляции. Важно, чтобы она была предсказуемая и стабильная. Если бы было возможно иметь стабильную инфляцию 8 процентов - все были бы счастливы”.

“Проблема не в цифре инфляции, а в ее волатильности. На высокой инфляции волатильность больше. Понятно, что при прочих равных, конечно, низкая инфляция лучше, чем высокая. Но какая именно низкая и какая именно высокая, никто не знает. Оценки, которые делали мировые аналитики, сильно изменились, как и рекомендации МВФ. Инфляционное таргетирование есть механизм не дезинфляции, а погашения ее волатильности. Поэтому я был бы здесь просто осторожнее в соотношении между целями или средствами”, - сказал Улюкаев.

Он повторил свое мнение, что ЦБ мог бы более активно снижать ключевую ставку, но предупредил, что зацикливаться на этом не стоит.

“Я считаю, что идея (монетарного) стимулирования, как панацея, так же как идея бюджетной консолидации, как панацея – это простые примитивные идеи, их очень легко сформулировать, но не факт, что от них будет хороший результат. Понятно, что есть стимулирующая функция и у фискальной, и у монетарной политики, которая сейчас в примороженном состоянии. За счет ее активизации можно было бы разрыв между фактическим выпуском и потенциальным закрыть быстрее. Но это не решает всех остальных проблем. Остальное все равно будет упираться в структурные и институциональные меры”.

Улюкаев также предостерег от идеи эмиссионной поддержки экономики.

“Я очень осторожно к этому отношусь, потому что иногда это может немного помочь, но за все в этой жизни надо платить. Как бы это лекарство не оказалось хуже, чем болезнь. Сейчас деньги у бизнеса есть, но роста инвестиций нет. Бизнес не вкладывает в производство. Причем дело не только в процентных ставках, не идет и самофинансирование. Значит нет стимулов, мотивации инвестирования”.

Улюкаев назвал курсовую политику ЦБ адекватной и поддержал идею, чтобы компании перечисляли валютную выручку в счет налогов в долларах, минуя рынок, что поможет снизить волатильность рубля.

“Перечисление валютной выручки - это вопрос бюджетной политики. Наверное, может быть механизм, при котором выплачивается экспортная пошлина в валюте. Ничего особенно страшного в этом нет. Мы бы избежали излишних конвертаций”.

“Я не против такого, но не надо ожидать, что это принесет какие-то большие плоды. Рынок был бы чуть менее волатильным”, - сказал министр.

ДЕФИЦИТ ИЛИ РОСТ

Улюкаев считает, что дефицит бюджета РФ в ближайшую трехлетку стоило бы снижать более плавно, чем запланировал Минфин.

“Утверждение, что бюджетный дефицит – это однозначное зло, с моей точки зрения, слишком большое упрощение картины. Дефицит можно рассматривать как инвестиционный проект – вы можете себе позволить дефицит, если знаете, каким образом его закроете и знаете, что через несколько лет тот способ, который вы выбрали для финансирования дефицита, позволит увеличить благосостояние”, - считает глава Минэкономразвития.

“Конечно, лучше иметь меньший дефицит, а еще лучше иметь нулевой дефицит. Но не любая плата за это хороша... Поэтому с моей точки зрения график снижения дефицита не должен быть слишком радикальным”.

В соответствии с проектом федерального бюджета, дефицит будет снижаться с 3,2 процента ВВП в 2017 году до 1,2 процента ВВП в 2019 году.

Россия может позволить иметь больший дефицит при нынешней низкой долговой нагрузке, считает глава Минэк.

“В ситуации профицита ликвидности занимать на внутреннем рынке можно гораздо больше. При 12-13 процентах ВВП суверенного долга, причем этот долг в основном номинирован в рублях, говорить о серьезных рисках не приходится. С точки зрения рисков макроэкономической стабильности увеличение внутреннего долга до 15-20-25 процентов ВВП рисков не несет”, - сказал Улюкаев, добавив, что единственной проблемой может быть стоимость обслуживания, которая, в свою очередь, определяется ключевой ставкой.

ГОВОРИМ ОДНО - ДЕЛАЕМ ДРУГОЕ

“Я хотел бы, чтобы не увеличивалась нагрузка на бизнес – налоговая и регулятивная. Провозгласив это, на самом деле мы ее постоянно увеличиваем”, - сказал Улюкаев.

“Когда коллеги говорят, что по сравнению с другими странами у нас небольшая налоговая нагрузка, это неверное сопоставление. Нам нужно себя сравнивать не со странами ОЭСР в целом, потому что страны, которые уже давно имели экономический рост и, где ВВП на душу населения $30-40 тысяч, могут себе позволить большую налоговую нагрузку на бизнес. Им нет нужды увеличивать темпы экономического роста – 1,0-1,5 процента для них естественный рост. А для нас - это не естественный рост, потому что у нас ВВП на душу населения гораздо меньше”.

Поэтому Улюкаев предлагает сравнивать Россию со странами догоняющего развития - бывшего Советского союза – Казахстаном, Азербайджаном, Узбекистаном, БРИКС - Китаем, Бразилией, Южной Африкой, Индией, странами АСЕАН.

“Тогда мы увидим, что наша налоговая нагрузка на бизнес выше, плюс квазиналоговая (страховые платежи, торговые сборы, экологические платежи и т.п.). И регулятивная нагрузка – проверки, контроли, надзоры, лицензии”.

Несмотря на обещание стабильных налоговых условий, правительство со следующего года вновь увеличивает нагрузку на нефтяную и газовую отрасль, а также обсуждает повышение страховых взносов с 2019 года. Кроме того, чиновники в неофициальных беседах высказывают идеи повышения НДС и прогрессивной шкалы НДФЛ.

“Сейчас немного странное время, когда мои коллеги стали легко относиться к тому, к чему прежде относились не легко. Возникает рынок странных идей – повышения НДС, повышения налога на доходы физических лиц, прогрессивная шкала – все это вдруг без должного анализа, расчетов начинает на этом рынке торговаться. Думаю, что мы как покупатели такого рода товара должны быть очень осторожны, потому что товар тухловатый”.

“Я считаю, что увеличение налоговой нагрузки – это самое большое зло из всех. Его нужно исключить. Причем во всех формах – и в виде простого повышения ставок, и в виде косвенных – всякого обрезания ”хвостов“ (пороговых значений по страховым платежам)”, - сказал Улюкаев.

Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below