6 марта 2017 г. / , 07:38 / 5 месяцев назад

ИНТЕРВЬЮ-ЦБР назвал наиболее распространенные виды мошенничества в банковском секторе

Василий Поздышев дает интервью Рейтер. Центральный банк РФ, расчищающий финансовую систему от недобросовестных игроков, чаще всего сталкивается с выводом средств под видом кредитов компаниям, которые зарегистрированы и даже платят налоги, но не ведут экономической деятельности.Sergei Karpukhin

МОСКВА (Рейтер) - Центральный банк РФ, расчищающий финансовую систему от недобросовестных игроков, чаще всего сталкивается с выводом средств под видом кредитов компаниям, которые зарегистрированы и даже платят налоги, но не ведут экономической деятельности.

Об этом в интервью Рейтер сказал зампред регулятора Василий Поздышев.

"Проводя наши финансовые расследования, мы поняли, что имеем дело с целым бизнесом по созданию нереальных заемщиков. Это услуга, которая продается банком. Создается большое количество юридических лиц, оформляются договоры между ними (купли-продажи, консалтинговых услуг, аренды), по всем этим юридическим лицам идут финансовые потоки", - сказал Поздышев.

"Это целый виртуальный мир. Управляют этим серверы, которые очень часто находятся не в банке. Чтобы не было просрочек по кредитам и налоговым платежам, специальные программы следят за тем, чтобы в нужное время занять деньги у одного заемщика и перебросить их другому заемщику".

За последние несколько лет ЦБР сократил число банков в России до около 570 с 900. Такими темпами к 2019 году, когда регулятор надеется завершить расчистку сектора от "потемкинских" банков, в РФ останется около 400 кредитных организаций, хотя у Центробанка нет количественного ориентира.

ЦБР вычисляет их по налоговым платежам: большое количество заемщиков, которые одинаково платят минимальный объем налогов в один и тот же день, является признаком того, что все они находятся под управлением банка-нарушителя. Но регулятору необходимо доказать, что эти компании не ведут никакой деятельности.

"Нам приходится выезжать по адресу каждого заемщика. Мы входим в офисы, просим включить компьютеры... Мы вынуждены ездить на склады, чтобы посмотреть, действительно ли ведет торговую деятельность этот заемщик или нет, принадлежит ли ему то, что лежит на складе", - сказал Поздышев.

"Ни один регулятор в мире не занимается такой работой".

Сбор доказательной базы занимает значительное время, что усложняет процесс расчистки банковской системы и предотвращения или снижения потерь вкладчиков.

Второй вид манипуляций - это схемы с кредитами розничным заемщикам, осуществляемые с помощью покупки баз данных реальных клиентов других банков. Такие кредиты обслуживаются, и у них очень часто нет просрочки до определенного времени.

Пирамида может жить несколько лет, и такая схема используется достаточно широко, сказал Поздышев.

Регулятор также сталкивается с недобросовестными финансовыми приемами при размещении банками средств на корреспондентских счетах зарубежных контрагентов.

Банки отчитываются о размещении средств за рубежом, но это одна часть сделки, а вторая от регулятора скрывается. В результате, временная администрация при требовании возврата этих денег сталкивается с тем, что они обременены, говорит Поздышев. Аналогичная схема может использоваться и с ценными бумагами.

"Мы требуем сейчас от российских банков включать в договора открытия корреспондентских счетов в зарубежных банках условие о том, что банк-контрагент при запросе регулятора должен ответить, есть ли связанные с корсчетом договора или нет", - сказал он.

"В некоторых случаях мы имеем дело с откровенным мошенничеством. Одно дело, когда корсчет обременен, другое – когда в банке установлена программа, которая пересчитывает эти средства, добавляет к ним несколько нулей и выдает в отчетности. Были случаи поддельных SWIFT-сообщений, которые банк нам выдавал".

Отдельный вид мошенничества - манипуляции со вкладами. Регулятор, по словам Поздышева, борется с двумя распространенными схемами. В первом случае банк без ведома вкладчиков снимает их средства и использует в своих целях, выдавая клиентам фальшивые выписки со счетов благодаря специальной программе, которая "досчитывает" суммы, изъятые банком.

"Таким образом, банк самостоятельно начинает управлять вкладами и создает виртуальную реальность, как будто бы эти вкладчики сняли деньги, что и показывает нам в отчетности", -сказал Поздышев.

"Банки, которым мы ставим ограничения на прием вкладов, иногда идут на такие нарушения. Дальше эти средства используются банком: иногда это оформлено в виде договоров, которые клиент на самом деле не подписывал, а иногда никак не оформлено".

Второй тип мошенничества обратный: реальных вкладчиков нет, но есть записи и договоры о том, что деньги прошли через кассу и вышли сразу в виде кредитов.

"Это криминальный тип правонарушения, он используется, когда банк понимает, что лицензию у него, скорее всего, отзовут, осознанно идет на это, чтобы получить компенсацию из фонда страхования вкладов", - сказал Поздышев.

Случаи проблем у банков в результате неверной стратегии, оценки риска или экономических просчетов тоже встречаются, но пока ЦБР, в основном, по-прежнему сталкивается с умышленными криминальными действиями банкиров ради вывода средств, говорит он.

Текст Киры Завьяловой. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below