August 17, 2018 / 12:22 PM / 4 months ago

АНАЛИЗ-Нефтяной сектор РФ справится с новыми "адскими" санкциями США

МОСКВА (Рейтер) - Влияние новых жёстких санкций США против России на её нефтяной сектор будет ограниченным, поскольку российские отраслевые компании уже сократили зависимость от западного финансирования и иностранного партнёрства и постепенно снижают зависимость от импорта технологий.

Ашальчинское нефтяное месторождение, принадлежащее Татнефти, Татарстан, 27 июля 2017 года. REUTERS/Sergei Karpukhin

Санкции, введённые против РФ в 2014 году из-за роли Москвы в кризисе на Украине, серьёзно осложнили доступ многих российских нефтекомпаний, в том числе Роснефти, к кредитованию за рубежом и использованию западных технологий для разработки сланцевых и шельфовых месторождений, а также участков в Арктике.

И хотя ограничительные меры затормозили реализацию ряда сложных проектов, помешать росту российского нефтяного сектора они фактически не смогли – добыча нефти в РФ в июле достигла рекордных 11,2 миллиона баррелей в сутки, и рост, как ожидается, продолжится.

С 2014 года российские нефтекомпании значительно сократили заимствования в западных финансовых институтах с опорой на собственный денежный поток и кредитование в государственных банках и параллельно приступили к разработке своих технологий.

Отчасти благодаря этому акции нефтяных компаний РФ относительно не пострадали после внесения американскими сенаторами законопроекта о новых санкциях США, считают аналитики.

Представленный в начале августа “адский законопроект”, как его окрестили сами чиновники США, предполагает запрет для американских инвесторов совершать сделки, предоставлять финансирование или проводить другие операции с российскими суверенными долговыми обязательствами, а также запрет на участие в российских нефтегазовых проектах.

Если рубль упал более чем на 10 процентов с момента внесения законопроекта, а акции российских банков просели на 20 процентов, то бумаги нефтегазового сектора выросли на 2 процента, а с начала года – на 27 процентов.

“Основной драйвер прибыли российской нефтянки – рублёвая цена на нефть, а она сейчас бьёт рекорды из-за обесценения рубля. Так что в моменте санкционный шум для компаний даже в плюс”, – сказал Дмитрий Маринченко, директор группы по природным ресурсам рейтингового агентства Fitch Ratings.

СКАЧОК ВПЕРЁД

Новому санкционному законопроекту США ещё предстоит получить одобрение Сената и Палаты представителей Конгресса, после чего его должен подписать президент Дональд Трамп.

Безусловно, Вашингтон может больно ударить по нефтяной отрасли России, если введёт меры, аналогичные санкциям против Ирана и запрещающие закупки нефти у страны.

Но учитывая то, что доля РФ в мировой добыче нефти превышает 11 процентов, такая инициатива приведёт к скачку цен на сырьё, что отрицательно отразится на самих США, являющихся крупнейшим импортёром нефти в мире.

Газпром, к примеру, сохранил добычу с 2014 года и при этом увеличил экспорт газа в Европу до исторического рекорда в 2017 году. Доля Газпрома на рынке Европы в отчётный период достигла 34 процентов благодаря росту спроса.

Газпром является крупнейшим заёмщиком на Западе среди российских нефтегазовых компаний: объём внешних финансовых заимствований концерна бал равен примерно $5 миллиардам в 2017 году, а с начала текущего года составляет $3 миллиарда (еврооблигации и синдицированные кредиты).

В то же время это лишь малая часть годовых капитальных затрат Газпрома в размере $22 миллиардов. Остальные нефтегазовые компании РФ инвестируют столько же каждый год, в основном без привлечения западного финансирования.

Это, в свою очередь, говорит о значительном сдвиге по сравнению с досанкционным периодом, когда львиную долю заимствований российского нефтегаза обеспечивали западные банки или экспортно-кредитные агентства.

Так, в 2013 году, за год до введения санкций, одна только Роснефть заняла более $35 миллиардов на западных рынках капитала для приобретения ТНК-BP и финансирования капвложений.

КИТАЙСКИЕ ДЕНЬГИ

Та же тенденция наблюдается и в совместных проектах российских и западных компаний.

Десять лет назад планировалось реализовать десятки проектов, но их число сократилось до всего нескольких совместных предприятий, которые важны, но не критичны для поддержания роста добычи в России.

К примеру, американский нефтяной гигант Exxon Mobil и итальянская Eni отказались от намерения разрабатывать морские месторождения в России, а американская ConocoPhillips продала свою долю в крупнейшей частной нефтяной компании Лукойл.

Среди оставшихся ключевых СП с участием западных компаний - три проекта BP и Роснефти в Восточной и Западной Сибири, а также газовое СП Роснефти и Exxon Mobil на острове Сахалин. Royal Dutch Shell и французская Total также рассматривают новые совместные СПГ проекты с Газпромом и Новатэком, а также строительство нового трубопровода в Европу по дну Балтийского моря.

С учетом запланированных компаниями проектов, общая стоимость составляет примерно $50 миллиардов - менее десятой части бюджета инвестиционной программы российской нефтяной отрасли на следующее десятилетие.

И если западные организации опасаются кредитовать проекты в России, то другие государства как, например, Китай, готовы прийти на помощь. Так, например, Новатэк и Total в этом году запустили проект Ямал СПГ при финансовой поддержке Пекина.

ПРОБЛЕМНОЕ ЗВЕНО

Традиционно считается, что одними из наиболее проблемных звеньев российской нефтяной промышленности являются западные передовые технологии, такие как сложное бурение, технология гидроразрыва пласта или IT-решения, сказал Денис Борисов, директор Московского нефтегазового центра EY.

Капитализация российского рынка бурения и нефтесервиса составляет примерно $20 миллиардов в год, в то время как доля западных сервисных компаний на российском оставалась примерно на том же уровне - примерно 20 процентов - на протяжении нескольких лет.

“Однако процесс импортозамещения и локализации набирает ход”, - сказал Борисов.

Роснефть, на долю которой приходится 40 процентов произведенной в России нефти, недавно протестировала собственную технологию - симулятор гидроразрыва пласта. Эта технология спровоцировала бум производства сланцевой нефти в США.

Эта технология была впервые привнесена в Россию такими крупнейшими нефтесервисными компаниями как Schlumberger и Halliburton.

Такие компании как Schlumberger все еще продолжают вести бурение в Каспийском море и западной Сибири для проектов Лукойла, а также вести работы на морской скважине увеличенной досягаемости, разрабатываемой Exxon и Роснефть, вблизи острова Сахалин.

Но Маринченко сказал, что зависимость российских нефтяных компаний от западных технологий начала снижаться в 2014 году благодаря импорту из Китая, а также местному производству бурового оборудования.

С 2014 года буровое подразделение Роснефти удвоило свою рыночную долю, доведя ее до 25 процентов, и это означает, что компания стала практически самодостаточной.

“То есть стало понятно, что полномасштабные технологические санкции не станут “началом конца” российской нефтянки, особенно если они не будут поддержаны европейцами”, - сказал Маринченко.

“Хотя разрабатывать сложные, а также выработанные месторождения станет тяжелее”.

При участии Владимира Солдаткина, перевели Татьяна Водянина и Анна Бахтина

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below