March 3, 2020 / 10:25 AM / a month ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью вице-президента Лукойла Леонида Федуна

БРЮССЕЛЬ (Рейтер) - Предложения ОПЕК о сокращении добычи нефти на уровень до 1 миллиона баррелей в сутки достаточно, чтобы сбалансировать рынок и вернуть цены к $60 за баррель, сказал в интервью Рейтер Леонид Федун, вице-президент второго крупнейшего производителя нефти в России - компании Лукойл.

Вице-президент Лукойла Леонид Федун дает интервью Рейтер в Брюсселе, 2 марта 2020 года. REUTERS/Johanna Geron

Ниже следуют полные высказывания Федуна:

О КЛИМАТИЧЕСКИХ ИНИЦИАТИВАХ В ЕС

Безусловно, эти инициативы повлияют, поскольку Европа стремится стать к 2050 году климатически нейтральной, то есть количество выбросов СО2, которое производится, к этому времени должно гармонизироваться с уровнем их поглощения. Теоретически этого можно достигнуть, хотя вопрос, какой ценой. Во-первых, наша компания является крупным инвестором (в регионе): у нас здесь четыре крупных нефтеперерабатывающих завода, большая ретейловая сеть по нефтепродуктам, десятки тысяч рабочих мест, многомиллиардные инвестиции...

Естественно, Зеленый договор (одна из инициатив в ЕС) повлияет на компанию. Плюс, Лукойл большую часть своей продукции экспортирует в Европу. Это миллионы тонн нефти и нефтепродуктов.

Если будет введен так называемый carbon border tax - трансграничный налог на выбросы СО2, а это воздействие на нашу компанию. Поэтому Лукойл приступает сегодня к разработке своей климатической стратегии, и мы тоже будем стремиться к тому, чтобы к 2050 году, как и вся Европа, достигнуть карбоновой нейтральности.

О ВЛИЯНИИ КОРОНАВИРУСА И ДРУГИХ ФАКТОРОВ НА РЫНОК НЕФТИ

Если мы говорим о климатической повестке, то это долгосрочный тренд, который будет затрагивать энергетическую повестку на ближайшие 3-4 десятилетия как минимум. Он в какой-то степени значительно изменит весь ландшафт энергетической деятельности во всем мире.

Коронавирус, санкции и т.п. - это сиюминутные факторы, которые в той или иной степени влияют на котировки нефти, её потребление. Но это влияние является таким, тактическим что ли. Есть коронавирус, произошло снижение потребления в Китае. В какой-то степени в Европе произойдет замедление, если будет развиваться эпидемия.

Будет заседание ОПЕК, и будут приняты компенсационные меры, которые уберут излишки нефти с рынка и цена нефти восстановится. При этом, мы по-прежнему в нашем прогнозе исходим из того, что дорогой нефти уже никогда не будет. И это хорошо, фундаментально для сохранения энергетического рынка в будущем, поскольку конкурировать с дешевыми возобновляемыми источниками энергии объективно без политической поддержки еще не смогут долгие годы.

О ПЛАНАХ ЛУКОЙЛА ПО СОКРАЩЕНИЮ ДОБЫЧИ В РАМКАХ ОПЕК+

По моим оценкам, сокращения от 600.000 до 1 миллиона баррелей в сутки достаточно, чтобы сбалансировать рынок в настоящий момент, с учетом тех “черных лебедей”, которые прилетели в виде коронавируса. Этого достаточно, чтобы нефть вернулась к уровням в $60 за баррель.

Сколько нам скажут, столько и сократим. Лучше продавать немножко нефти, но подороже, чем много и дешевле... Я не думаю, что мы вырастем, полагаю, что сохраним примерно те же объемы по жидким углеводородам. Поскольку газовый конденсат убрали из расчетов, а мы все таки достаточно большие объемы производим.

О ГАЗОВОМ БИЗНЕСЕ

С одной стороны, газ - это большой прогресс по сравнению с углем. Но если посмотреть баланс выбросов СО2 до 2040 года, то 80% всего СО2 будет за счет газа. Поэтому газ не панацея.

На наш взгляд, правильнее развивать энергетику и компенсационные механизмы. В первую очередь - это повышение энергоэффективности. Это самая прямая и дешевая возможность снижать выбросы СО2. Это развитие системы carbon capture, которая позволяет минимизировать выбросы в атмосферу излишков СО2. И наконец, это развитие лесного хозяйства. Наша компания рассматривает несколько программ, которые позволят утилизировать и хранить углекислоту, которая будет забираться из атмосферы. Это новое направление бизнеса, которое мы собираемся развивать.

О ТОРГОВЛЕ СПГ

Вы знаете, что в России мы не имеем права заниматься экспортом газа и СПГ. Поэтому у нас есть небольшие проекты зарубежом. Пока помимо СПГ таким направлением может быть производство метанола. Плюс, производство метанола требует большого количества углекислоты, которое будет поглощаться. Объемы СПГ (в трейдинге) Litasco (трейдер Лукойла) незначительные.

О ПЛАНАХ РАСШИРЕНИЯ ГАЗОВЫХ ПРОЕКТОВ, ПРОЕКТА НЕПТУН В РУМЫНИИ

Смотрим, да. Мы завершили бурение скважины на румынском шельфе. В настоящее время интерпретируем результаты, мы находимся в диалоге с нашими коллегами из ExxonMobil, которая работает на соседнем блоке. Но пока сказать что-то конкретное, будут ли коммерциализированы объемы газа, которые мы нашли, не можем. Поскольку цены на газ значительно упали, и сейчас есть целый ряд вопросов.

О ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГЕТИКЕ

Сегодня мы имеем проекты практически по всем сферам. Мы - компания номер два по гидроэнергетике, у нас большее количество маленьких станций, мы сейчас их модернизируем и, в том числе, будем развивать такое направление, как гидроаккумулирующие станции, которые позволяют снижать проблемы пикового потребления или избытка электроэнергии, производимой ВИЭ.

У нас есть проекты, связанные с ветровой и солнечной электрогенерацией. Основной вопрос, связанный с ВИЭ, это вопрос о хранении, аккумуляции. Пока идет гонка технологии аккумуляторов, но пока стоимость дорогая. Если она упадет ниже $100 за Квт/час, то такие системы будут эффективны и тогда можно говорить, что ВИЭ начнут постепенно замещать традиционные.

О РАЗВИТИИ БИЗНЕСА В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ

Мы бы с удовольствием этим занимались, если бы не существовало санкционной тематики, которая, к сожалению, призывает нас к осторожности в этом вопросе. Мы, например, активно работаем в Мексике. Мы недавно объявили об открытии на одном из блоков, и мы надеемся, что там сможем создать достаточно устойчивую базу для роста.

О РАЗВИТИИ АРКТИКИ

Лукойл первым построил экспортный терминал - Варандейский, в арктической зоне. Он попал в Книгу рекордов Гиннесса, как самый северный терминал.

Наша активность в Арктике ограничена двумя вещами: это законодательство, которое не дает нам там развиваться, и экономическая целесообразность. Все-таки себестоимость добычи ресурсов в Арктике колоссальная. Без масштабных государственных льгот и поддержек проекты развивать там невозможно. Мы, как частная компания, не можем рассчитывать на такую поддержку. Поэтому мы сосредоточены на более традиционных регионах развития, тем более, что такой регион, как Западная Сибирь, обладает колоссальным потенциалом.

О РАБОТЕ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

Да, есть так называемый налог на добавленный доход, НДД, который сейчас имплементирован для десятка месторождений, в том числе и для ЛУКОЙЛа. Проекты будут развиваться, и мы рассчитываем, что в ближайшее десятилетие этот налог станет основным, он позволит применять высокие технологии.

О ДИВИДЕНДАХ ПО ИТОГАМ 2019 ГОДА

Мы обьявили дивидендную программу, она очень амбициозна. 100% денежного потока по итогам прошлого года мы обещаем отдать акционерам за определенным изъятием, на выкуп акций и т.д. Дивиденды будут значительными.

О СВОЕЙ РАБОТЕ В КОМПАНИИ

Я остаюсь её акционером и членом совета директоров. Более того, сейчас нашел новое направление: адаптация компании к климатическим вызовам. Так что у меня еще много работы.

Владимир Солдаткин. Редактор Мария Грабарь

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below