April 20, 2020 / 11:05 AM / a month ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью главы долгового департамента Минфина РФ Константина Вышковского

МОСКВА (Рейтер) - Ниже следуют высказывания главы долгового департамента Минфина РФ Константина Вышковского:

Глава долгового департамента Минфина РФ Константин Вышковский во время интервью Рейтер в Москве, 20 марта 2019 года. REUTERS/Andrey Ostroukh

ПРОГРАММА ЗАИМСТВОВАНИЙ

Нет никаких решений (об увеличении программы заимствований). Объем программы этого года и так очень большой. Ситуация существенно менее благоприятная, чем, например, в прошлом году, поэтому говорить о каком-то гарантированном выполнении этой программы уже сложно, а говорить о значительном ее увеличении я не готов.

(Предоставление права правительству заимствовать сверх лимита, установленного в бюджете) не значит, что это обязательно будет сделано. Это просто дает возможность оперативно реагировать на какие-то негативные явления, если это потребуется. 

Есть рыночный механизм привлечения ресурсов, и чудес с точки зрения его искусственного функционирования быть не может. Умножать на какие-то цифры объем программы и искусственным образом пытаться ее выполнить – это будет уже что-то нерыночное, и идти в это не хотелось бы. 

Мы будем делать все возможное, чтобы привлечь ресурсы на рыночных условиях в объемах, соответствующих максимальной потребности. Если сейчас потребности у бюджета возрастают, будем пытаться эти потребности удовлетворять настолько, насколько позволит рынок. Но в основе должен быть спрос. Спрос либо есть, либо нет. И если спроса нет, его не придумаешь никакими скидками. Делать ставку на то, что мы за счет снижения цен на наши бумаги привлечем на триллионы рублей ресурсы, абсолютно нереалистично.

УРОВЕНЬ ГОСДОЛГА

Если спросить любого макроэкономиста, можно ли нарастить госдолг при том объеме долга, который есть сейчас у России относительно ВВП, ответ будет: конечно, да. У России наилучшие показатели с точки зрения общей долговой нагрузки, это правда. Поэтому наращивание объема госдолга возможно и безопасно пока. Если бы долг России был бы в 2-3 раза больше, чем сейчас, никакой катастрофы бы не произошло. 

Но можно ли это сделать стремительно, в течение короткого периода времени, года - это другая постановка вопроса. Есть показатели динамики, насколько быстро этот долг растет, и у нас в этом смысле уже не все так хорошо. Нужно смотреть и на стоимость обслуживания долга, и на долю этих процентных расходов в общем объеме расходов. Общепринятым долговым показателем, который говорит о том, где пороговое значение, является 10% доли расходов на обслуживание долга в общем объеме расходов бюджета. И мы здесь не так уж прекрасно выглядим, как с точки зрения общей долговой нагрузки. Да, общая нагрузка не велика с точки зрения ВВП, но долг нам обходится недешево. И здесь уже нужно быть аккуратным. Поэтому вопрос, может ли Россия себе позволить наращивать долг, не такой простой, как кажется, неоднозначный. С одной стороны, да, но говорить о том, что можно программу заимствований умножить на что-то и моментно обеспечить такое привлечение, достаточно сложно.

Можно иметь сравнительно небольшой долг по отношению к ВВП, но иметь неэффективную структуру погашения, иметь пики платежей и оказаться в дефолте, потому что в какой-то конкретный год бюджет не сможет в таком объеме выполнить свои обязательства. Или чтобы их выполнить потребуется пойти опять на рынок, чтобы рефинансировать эти обязательства, и в этот момент может оказаться, как это было в 2014 году, что рынок находится в очень плохом состоянии, доходности превышают 10%, и это будут крайне дорогостоящие заимствования. 

У нас есть достаточно загруженные годы, когда нужно будет очень значительные суммы по уже принятым обязательствам выплачивать. И соответственно распределять долговую нагрузку нужно с учетом этого. Поэтому когда нам говорят – давайте, короткие инструменты выпустите, у вас всё купят – нет, мы не можем не учитывать наш платежный график.

СИТУАЦИЯ НА РЫНКЕ

Несмотря на очень серьезное падение нефтяных цен и некоторое ослабление курса национальной валюты, все равно рубль выглядит очень достойно. При таких потрясениях такое падение рубля выглядит умеренным, и сохранение, и даже наращивание нерезидентами своих позиций это подтверждает. Для российских участников возможность покупать наши бумаги будет определяться наличием ликвидности в банковской системе, инструментами со стороны ЦБ (репо), чтобы они имели возможность наши бумаги закладывать и привлекать в ЦБ средства на более длительные сроки. Чем меньше ликвидности, тем меньше спрос, но это не значит, что ликвидности в системе сейчас недостаточно, есть ее дефицит и банки не могут покупать наши бумаги. Готовность ЦБ смягчать денежно-кредитную политику также поддерживает спрос на наши инструменты. 

Пока мы видим, что у нас остались достаточно приемлемые уровни доходностей по нашим инструментам, несмотря на негативное влияние различных факторов. Доходности сильно не выросли и даже снижаются. В том числе по этой причине мы и вернулись на рынок. Оснований дальше не проводить заимствования точно нет. Рынок непростой, есть нервозность, волатильность, но не в такой степени, чтобы не проводить аукционы. Поэтому рассчитываем, что дальше нам удастся выполнять программу.

ТИПЫ ОФЗ

Мы не можем себе позволить сейчас наращивать предложение сравнительно коротких бумаг, потому что ближайшие годы достаточно нагружены уже с точки зрения объемов погашения и обслуживания имеющихся долговых обязательств, как рублевых, так и валютных. Наша цель – удлинение дюрации долга, но понятно, что сейчас это может не совпадать с интересами участников рынка, это большие риски для инвесторов. Сейчас мы видим спрос на среднем участке кривой – от 5 до 10 лет. Пока будем ориентироваться на этот отрезок. 

НОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

У нас таких планов нет. Мы считаем, что та линейка, которая сейчас предлагается, как говорится, на любой вкус. Уходить в короткий конец мы не готовы категорически. Считаем, что это недопустимо и уж точно не требуется при текущей конъюнктуре. Ничего пока такого драматического не происходит, чтобы думать о том, что мы должны предлагать рынку еще более короткие бумаги.

ЗАЩИТНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Сейчас, когда участники рынка не ожидают негативных тенденций в смысле роста инфляции и роста ключевой ставки ЦБ, у них нет потребности в защитных инструментах – с плавающим купоном или индексированным на инфляцию. Им интереснее бумаги с фиксированным купоном. Когда мы после возвращения на рынок предложили в том числе флоатер, было видно, что большинство заявок выставлено что называется про бросовым ценам, это абсолютный демпинг. Конечно, мы по таким ценам продавать бумаги не готовы.

ЛИМИТЫ

Основной подход – это безлимитные аукционы. Он дает нам гибкость. Но это не означает, что мы в этот момент собираемся разместить очень большой объем ОФЗ. Нет такой прямой связи. В рамках безлимитного аукциона может размещаться вполне умеренный объем.

ПРЕМИИ 

При определенных факторах, то есть когда предлагается, например, новый выпуск, который еще пока не имеет достаточной ликвидности по сравнению с другими обращающимися на рынке выпусками, или когда мы видим, что в день аукциона какие-то негативные факторы, например цены на нефть или ослабление рубля, повлияли на спрос, можно говорить о том, что мы несколько дешевле можем продать свои бумаги. Но премирование не может являться способом выполнения программы, это просто невозможно. Это имеет прямое негативное воздействие на рынок.

Поэтому можно говорить только о технической премии в районе плюс-минус 5 базисных пунктов, как мы для себя когда-то определили. Это можно использовать как тактический прием, но не стратегический. Если вы знаете, что в магазине каждую неделю товар продается дешевле и дешевле, то вы наверное не будете его покупать, это тупиковый путь.

Когда мы удовлетворяем заявки в среду, самое сложное понять, что на данный момент считать справедливым рыночным уровнем. Можно отталкиваться от разных уровней – можно смотреть, какой уровень был во вторник по этой бумаге до нашего объявления; можно смотреть текущий уровень, но это не очень корректно, потому что здесь можно манипулировать – в день аукциона можно сделать несколько сделок в небольших объемах и пытаться таким образом на нас воздействовать. Это дискуссионный вопрос.

ВЫКУП ОФЗ ЦЕНТРОБАНКОМ

Вариант прямого финансирования бюджетных расходов эмиссионным способом закончится тем, чем закончился 1998 год. Будет перечеркнута вся политика последних лет по стабилизации макроэкономики, бюджета, денежно-кредитной политики, которая проводилась. 

НЕРЕЗИДЕНТЫ

Действительно иностранцы продавали наши бумаги, хотя говорить о том, что это было в массовом порядке и в каких-то очень значимых объемах, к счастью, не приходится. И делали они это не потому, что им не нравятся наши бумаги или они испугались дальше их держать, а потому что у них есть проблемы на других emerging markets – чтобы там спасать свои инвестиции, им нужно было выходить.

Это позитивное обстоятельство, что несмотря на все потрясения, драматическое падение цен на нефть и ослабление рубля, мы не увидели массового исхода нерезидентов с нашего рынка. Аукционы прошлой недели подтвердили сохранение интереса нерезидентов к покупке наших новых бумаг - по более короткому выпуску участие было на докризисном уровне, примерно треть общего спроса была со стороны нерезидентов. Это означает, что их доля дальше в объеме нашего долга, скорее, не будет снижаться, чем будет.  

ЕВРОБОНДЫ

Мы возможности выхода на внешние рынки не исключаем в этом году. Посмотрим, как ситуация будет развиваться. Говорить о том, что сейчас благоприятные для этого условия... думаю, что, скорее, нет, чем да.

Если мы будем привлекать, то это возможно только в евро и это будет более сложно, потому что ситуация хотя бы с точки зрения запретов на участие американских инвесторов в наших размещениях – это впервые. Это переориентация на другой рыночный сегмент, на другие инструменты, это не просто другая валюта. Рынок инструментов в евро сильно отличается от долларового и по своей глубине, и по объему. Если совокупность факторов против того, чтобы выходить на рынок, перевесит факторы “за”, значит мы сосредоточим все свои усилия на внутреннем рынке.

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below