June 15, 2020 / 12:40 PM / 24 days ago

ИНТЕРВЬЮ-Введение налога на добавленный доход - "самая большая ошибка"

МОСКВА, 15 июня (Рейтер) - Введение налога на добавленный доход (НДД) в России лишило бюджет 213 миллиардов рублей доходов в прошлом году, сказал замминистра финансов Алексей Сазанов, назвав новый налоговый режим самой большой ошибкой в своей карьере.

Нефтяная платформа Лукойла в Каспийском море, 17 октября 2018 года. REUTERS/Maxim Shemetov

При этом он исключил вариант отмены налога, но пообещал вернуть потерянные деньги в течение нескольких лет за счет повышающих коэффициентов к базовой ставке НДПИ.

В интервью Рейтер Сазанов также сказал, что налоговый маневр в нефтяной отрасли себя полностью оправдал, и Минфин не планирует пересматривать демпфирующую надбавку, которая стала спасательным кругом для казны в тяжелые времена, а также посоветовал нефтяным компаниям, жалующимся на падение прибыли в условиях обвала цен и коронавируса, “иметь совесть” и не надеяться на новые льготы.

БОГАТЫЕ БОГАТЕЮТ, БЕДНЫЕ БЕДНЕЮТ

“Есть хорошая фраза: “Богатые богатеют, бедные беднеют”. НДД – это наглядная демонстрация этой фразы. Посмотрев на итоги введения НДД, я могу сказать, что лично для меня это самая большая ошибка за все время работы в Минфине”, - сказал Сазанов.

По его словам, сумма выпадающих из-за режима НДД поступлений - 213 миллиардов рублей - сопоставима со стоимостью налоговых каникул для пострадавшего от пандемии малого и среднего бизнеса за два квартала.

“А получилось так, что у нас их забрали, обвели вокруг пальца... Или условно можно сказать, что у каждого гражданина России забрали по 1.400 рублей, потому что эти деньги не получил бюджет, из которого финансируются все расходы государства. При этом куда они пошли – непонятно”, - сказал замминистра финансов.

Россия в прошлом году ввела в пилотном режиме налог на дополнительный доход (НДД) для новых и выработанных месторождений в попытке обеспечить более рациональный подход к использованию недр, повысить уровень рентабельности разработки месторождений и стимулировать приток инвестиций в проекты с истощенными и трудноизвлекаемыми запасами.

НДД взимается не с количества добытой нефти, как налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а с дохода от продажи сырья за вычетом предельных расходов на добычу и транспортировку, и пока применяется для четырех групп месторождений.

Сазанов сказал, что месторождения для 1 и 2 группы были подобраны таким образом, где бюджет потеряет больше всего, и отмел идею распространения режима НДД на всю отрасль.

“Простая экстраполяция цифр говорит о том, что если это сделать, бюджет недополучит 2 триллиона рублей. Распространение НДД на всю отрасль равносильно снижению цены на нефть в сегодняшних реалиях до $25 за баррель. В таких условиях бюджет протянет года 2-3, в лучшем случае, 5-7 лет”.

“В 2017 году, когда мы обсуждали НДД, нам говорили – это очень правильный режим, вырастут инвестиции. Мы ввели его на 10% добычи, но инвестиции не увеличились ни на рубль. У ТОП-5 нефтяных компаний абсолютно никак не изменились инвестиции, разница – ноль. А вот дивиденды за это время выросли в два раза – на 500 миллиардов рублей”.

По словам Сазанова, Минфин разработал законопроект, который позволит исключить выпадающие доходы в будущем и компенсировать потери.

“Компенсация будет постепенной, не в один год... Ключевое – это пересмотр понижающих коэффициентов по НДПИ по 1 и 2 категориям. Коэффициенты будут повышены”, - сказал он, добавив, что в отношении выработанных месторождений НДД работает хорошо и выпадающие доходы - порядка 30-40 миллиардов рублей - укладываются в первоначальные прогнозы.

Минфин не будет настаивать на отмене режима НДД, а будет пытаться “искоренить изъяны”, сказал Сазанов.

“Мы здесь настроены на конструктивные действия, понимая, что сама концепция - налогообложение с финансового результата - в теории правильная. Надо совсем уж сильно разочароваться, чтобы отказаться от нее совсем”.

ИМЕЙТЕ СОВЕСТЬ

Замминистра финансов сказал, что Минфин не планирует каких-либо налоговых послаблений для нефтяников на фоне падения добычи из-за ОПЕК+ и коронавируса.

По его словам, даже сейчас на выработанном месторождении, где самая высокая себестоимость добычи, свободный денежный поток (после уплаты НДПИ и экспортной пошлины, но до уплаты налога на прибыль) составит порядка $7-8 за баррель по сравнению с $13-15 в прошлом году.

“Если взять маленькое месторождение, 300.000 тонн добычи в год, то это $15 миллионов свободного денежного потока. По сравнению с прошлым годом в два раза меньше, конечно, тогда они получали $30 миллионов, но и это совсем не мало”, - считает Сазанов.

“Я, конечно, понимаю, что можно попросить у государства новых льгот, чтобы и в этом году доходность была на уровне $30 миллионов. Но я всегда призываю иметь совесть в таких ситуациях”.

“Поэтому никаких новых льгот по НДПИ ни малым компаниям, ни крупным мы не планируем. Особенно с учетом текущей ситуации с бюджетом, когда поступления значительно упали, а расходы увеличиваются”.

Минфин ждет, что бюджет недополучит в текущем году 2 триллиона рублей доходов от нефти и газа. За первые пять месяцев выпадающие нефтегазовые доходы составили уже 700 миллиардов рублей, сообщил Сазанов.

По его словам, пока преждевременно говорить, на каких месторождениях компании по факту сокращают добычу в соответствии с новой сделкой ОПЕК+.

“Здравый смысл, конечно, подсказывает, что они будут сокращать добычу на тех месторождениях, которые не имеют льгот, где их маржа минимальна. А там, где маржа максимальна, то есть на месторождениях со льготами, сокращать будут в последнюю очередь”.

МОЩНАЯ ПОДДЕРЖКА

Минфин полностью устраивает налоговый маневр в нефтяной отрасли, включая демпфирующую надбавку, благодаря которой при сохранении цен на нефть в ближайшие годы в диапазоне $30-40 за баррель бюджет ежегодно будет дополнительно получать 600-700 миллиардов рублей, сказал Сазанов.

“При высоких ценах на нефть эффективность маневра снижается из-за того, что нам надо много платить нефтяным компаниям по демпферу. Она может быть близка к нулю, если цена на нефть будет стабильно выше $65 за баррель весь период 2019-2024 годов”.

“Но при снижении цен на нефть, как это происходит сейчас, маневр - это мощная поддержка бюджета, когда остальные доходы резко снижаются. При сохранении такой ценовой конъюнктуры в течение пяти лет мы говорим о 3 триллионах рублей дополнительных доходов”.

Государство использует демпфирующую надбавку к акцизу на нефтяное сырье, чтобы компенсировать нефтяникам разницу цен с экспортным паритетом и не допустить роста внутренних цен на топливо. Однако при низких мировых ценах демпфер начинает работать в обратную сторону - выплаты получает казна.

По словам Сазанова, Минфин ни при каких обстоятельствах не будет пересматривать маневр или отказываться от него.

“Демпфер работает так, как мы и задумали. С точки зрения Минфина, просто идеально”, - сказал Сазанов, оценив дополнительные доходы в 2020 году от демпфера в 500 миллиардов рублей при цене нефти $40 за баррель и 700 миллиардов рублей при $30.

В конце апреля помощник руководителя администрации президента РФ Кирилл Молодов говорил, что власти РФ рассматривают возможность изменения компенсационного механизма, действующего на внутреннем рынке нефтепродуктов РФ.

ТЕРПИМЫЕ ДЕНЬГИ

Минфин и Минэнерго в прошлом году предложили увеличить обратный акциз на нефть для нефтеперерабатывающих заводов, которые заключат соглашения о модернизации и будут повышать глубину переработки нефти на своих НПЗ.

“Надо понимать, что имея в голове только фискальные ориентиры, достаточно тяжело развивать экономику. Нужно все-таки стимулировать инвестиции в том числе”, - сказал Сазанов, назвав потенциал по дополнительным инвестициям в нефтепереработке огромным.

По его словам, если все пойдет по плану, дополнительные инвестиции до 2026 года составят порядка 1 триллиона рублей, что позволит увеличить выход светлых нефтепродуктов за этот период на 10% с 61% в настоящее время, а дополнительный прирост ВВП в ценах 2019 года после завершения модернизации нефтепереработки достигнет порядка 270 миллиардов рублей ежегодно.

“Это немаленькие деньги и ради этого можно создать дополнительный стимул”.

По его словам, при цене нефти $30 за баррель инвествычет будет стоить бюджету “терпимые деньги” – порядка 150 миллиардов рублей в 2021-2024 годах, при $40-50 цифры будут в полтора раза больше.

Инвестиционный коэффициент должен заработать с 2021 года, законопроект пока находится в правительстве.

ПОДЕЛИТЬСЯ ПРИБЫЛЬЮ

В конце мая власти заявили о плане поддержки нефтесервиса, в рамках которого в России может быть сформирован фонд незаконченных скважин.

Сазанов сказал, что Минфин ждет от Минэнерго предложения - необходимо понять, на чьем балансе будут незаконченные скважины, как они будут передаваться нефтяным компаниям, и уже после этого определяться с налоговыми стимулами.

“В любом случае это не может быть снижение текущих налогов. Если вдруг возникнет какая-то дополнительная прибыль перед продажей этих скважин, например, то можно обсуждать, как ей поделиться”, - сказал Сазанов.

Создание фонда незаконченных нефтяных скважин в РФ позволит сформировать потенциальную ресурсную базу для быстрого восстановления нефтедобычи после завершения сделки ОПЕК+, но при условии, что эти запасы будут подтверждены, считают эксперты в геологоразведке.

Редактор Екатерина Голубкова

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below