1 октября 2015 г. / , 05:33 / через 2 года

САММИТ РЕЙТЕР-E.ON Russia не готова закрывать старые станции вопреки профициту

МОСКВА (Рейтер) - Подконтрольная немецкому концерну E.ON энергокомпания E.ON Russia не планирует выводить старые энергоблоки из эксплуатации раньше 2019 года, несмотря на профицит в стране, рассчитывая на сохранение их рентабельности, и ждет продажи мощности на предстоящих торгах по нижней границе определенного властями коридора.

Глава E.ON Russia Максим Широков дает интервью в московском офисе Рейтер. 28 сентября 2015 года. Подконтрольная немецкому концерну E.ON энергокомпания E.ON Russia не планирует выводить старые энергоблоки из эксплуатации раньше 2019 года, несмотря на профицит в стране, рассчитывая на сохранение их рентабельности, и ждет продажи мощности на предстоящих торгах по нижней границе определенного властями коридора.REUTERS/Maxim Zmeyev

“В 2016-2018, наверное, нет (не будем выводить), в дальнейшем у нас желание такое было бы, но должны быть понятны правила. То есть, какие стимулы будут, чтобы выводить это оборудование, какой будет порядок. Ближайшие годы не будем выводить мощности. По нашим моделям, наше оборудование должно окупать себя”, - сказал на Саммите Рейтер глава E.ON Russia Максим Широков.

Стагнация потребления электроэнергии в России и отсутствие механизмов вывода из эксплуатации стареющих и дорогих мощностей привела к избытку в системе в этом году в 15 гигаватт или 7 процентов, что давило на цены, которые на торгах впервые упали даже ниже определенного регулятором потолка. В следующем году диспетчер энергосистемы ждет профицита в 20 гигаватт.

Это подтолкнуло власти, не ожидающие роста спроса в ближайшей перспективе, к пересмотру правил продажи генерирующей мощности и проведению первого долгосрочного конкурса на 2016 и 2017-2019 годы.

Регулятор рынка готовит конкурс на основе эластичного спроса, который предполагает возможный отбор всех мощностей по низкой цене: чем меньше предложение на рынке, тем выше цена.

По мнению властей, это должно заинтересовать компании закрывать неэффективные станции, сокращая профицит, или участвовать в конкурсе на консервацию мощностей, правила которой еще не приняты.

Широков назвал избыток в 20 гигаватт “сумасшедшей цифрой” и затруднился дать прогноз, как долго он будет сохраняться.

“Я не могу сказать, как долго сохранится этот профицит, потому что это все равно, что гадать на хрустальном шаре... Все будет зависеть от того, как будет вести себя экономика, промышленность страны, с одной стороны. С другой стороны – пока не приняты четкие решения, есть вопросы по поводу долгосрочной консервации и вывода из эксплуатации мощностей, пока эти правила не определены, к сожалению”.

С решением о способах сокращения неэффективной и лишней генерации он связал инвестпривлекательность сектора, считая, что она сейчас крайне низка.

Системный оператор предлагает после торгов на мощность провести конкурс на консервацию для станций, которые прошли отбор и которые в случае повышения спроса можно будет быстро запустить.

Регулятор обсуждает получение такими станциями не более 75 процентов цены на торгах мощностью.

Широков сказал, что E.ON Russia пока не приняла решения, будет ли выставлять мощности станций на конкурс долгосрочного резерва, потому что правила еще не приняты.

“Для того чтобы участвовать в конкурсе на консервацию, должны быть понятны правила. Если правила будут выработаны и объяснены, мы подумаем и, может быть, и будем. Но в любом случае это не будет 2016-2018 год”, - сказал топ-менеджер.

По его оценкам, на предстоящих торгах мощностью цены сложатся на уровне нижней границы коридора, определенной властями для центральной России и Урала в 110 тысяч рублей за мегаватт, для Сибири в 150 тысяч мегаватт на 2016 год. По данным источников Рейтер на рынке, при торгах на 2017-2019 годы, ценовой пол будет таким же.

“Я думаю, что она (итоговая цена) будет, конечно, ближе к нижней цене, но в принципе нас уже жизнь приучила к тому, что могло бы быть и хуже... Сравнивая те процессы, которые шли, и те решения, которые могли бы быть приняты, то, что произошло, я считаю, что больше положительных моментов, чем отрицательных”.

Плата за мощность позволяет содержать и ремонтировать оборудование и занимает около 30 процентов в выручке энергокомпаний.

E.ON Russia чувствует влияние кризиса опосредованно через снижение спроса на электроэнергию и не ждет его восстановления в следующем году.

“Мы у себя внутри планируем ноль роста. Снижения не планируем, но не планируем и роста”, - сказал Широков.

Производство электроэнергии E.ON Russia в первом полугодии 2015 года упало на 14,8 процента до 26,16 миллиарда киловатт-часов, и компания прогнозировала снижение в этом году до 55-57 миллиардов киловатт-часов с 59,2 миллиарда киловатт-часов в 2014 году.

“Мы, конечно, проекция экономики, поэтому начинаем чувствовать влияние на себе, а это влияние низких цен, отсутствие спроса, постепенно по мере того, как наша экономика все глубже и глубже уходит в рецессию”.

“У нас на Сургутской ГРЭС-2 это первый год, где у нас газовые турбины очень часто были в холодном резерве, это говорит о том, что спроса нет и мощность не востребована, даже самая современная, даже недавно построенная. Это факт. И мы прогнозируем, что этого будет больше и больше в следующем году, мы думаем, что 2016 год будет очень тяжелым. Наше ”полагание“ заключается в том, что 2015-й по сравнению с 2016-и будет казаться достаточно относительно успешным. Ничего хорошего мы от 2016 года не ждем, это год, когда надо фактически сгруппироваться и попробовать пережить эту бурю”.

По словам Широкова, разговоры о том, как стимулировать инвестиции в обновление энергосистемы через модернизацию мощностей, сейчас затихли:

“Не об этом надо говорить, надо говорить о том, как избавиться от неэффективного оборудования и заставить эффективное оборудование работать. Ничего не происходит, все заморожено. Все счастливы, что есть многолетний конкурентный отбор мощности. Это большая победа, но через какое-то время эти разговоры возобновятся. Если начнут выводить, если баланс каким-то образом начнет приходить в себя, то мы вернемся к этой теме”.

Власти и участники рынка несколько лет думают, как строить и модернизировать станции в России после окончания инвестиционного цикла в рамках договоров поставки мощности (ДПМ), являющихся сегодня пока единственным для инвесторов механизмом возврата вложений в новые стройки. Но из-за меняющихся экономических условий, включая замедление спроса, решение не найдено.

E.ON Russia закончила свои обязательные проекты, запустив в РФ 2,4 гигаватта с вводом последнего 800-мегаваттного энергоблока на Березовской ГРЭС в Сибири, который позволит ей пережить падение спроса.

Анастасия Тетеревлева, Мария Киселева, Наталья Шурмина, Владимир Солдаткин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below