11 сентября 2017 г. / , 14:49 / 11 дней назад

ИНТЕРВЬЮ-Минфин РФ считает рыночную цену России-30 завышенной, учтет это при обмене -- Вышковский

Директор департамента госдолга Минфина РФ Константин Вышковский дает интервью в кулуарах Московского финансового форума. 8 сентября 2017 года. REUTERS/Andrey Ostroukh

МОСКВА (Рейтер) - Министерство финансов РФ видит заинтересованность инвесторов в обмене государственных еврооблигаций и не будет давать премию к рыночной цене, которая по выпуску Россия-30 искажена из-за высокой концентрации бумаг в портфеле одного инвестора, сказал в интервью Рейтер Константин Вышковский, глава долгового департамента Минфина.

Правительство РФ летом утвердило перечень выпусков еврооблигаций для обмена: Россия-18, Россия-28 и Россия-30.

“Заинтересованность (у инвесторов) есть. Я бы даже сказал по-другому: один из факторов, почему мы это запланировали, как раз наличие этой заинтересованности. Наша тоже была, конечно. Но когда мы готовились, мы задавали вопросы иностранным участникам, есть ли такие прецеденты, примеры в мировой практике обмена сувереном такого рода операций, и нам затруднились ответить. Мы как обычно пионеры, и поэтому как это все сделать, как структурировать - большой вопрос”, - сказал Вышковский.

Минфин в июне разместил два транша евробондов со сроками обращения 10 и 30 лет на общую сумму $3 миллиарда, несмотря на санкции 85 процентов выкупили нерезиденты.

По мнению Вышковского, в случае с обменом западные санкции против России не будут препятствием также.

“Санкции, так называемые, могут затрагивать только возможность осуществления заимствований РФ. В рамках обмена также предполагается выпуск новых облигаций, напрямую санкции не касаются этой возможности, реализации этого права, поэтому в этом смысле ничего не изменилось. Прямых запретов никаких там нет”, - сказал он.

Минфин еще не определился с датой обмена и обещает объявить о сделке в день ее проведения, как делал прежде.

Глава Минфина Антон Силуанов говорил в интервью Рейтер, что обмен обращающихся выпусков на новые бумаги пройдет не раньше сентября; в пятницу он сказал о сроках сделки - “очень скоро”.

Из трех выпусков, предлагаемых к обмену, наибольший объем в обращении у России-30, считавшейся бенчмарком рынка, до того как основная часть займа осела в портфеле холдинга Открытие.

“Особенностью ситуации является то, что бумаги находятся в портфелях крупных инвесторов. Соответственно, их позиция, их участие или неучастие в обмене будет во многом определять результат этого обмена. Это первая особенность”, - сказал Вышковский.

“Вторая особенность - то, что известно всему миру - это то, что как минимум по одной бумаге, в силу первого обстоятельства, наличия крупной части ее выпуска в портфеле одного инвестора, искажает ценообразование. Это второе обстоятельство, которое, конечно, мы будем вынуждены учитывать. Иными словами, так называемая рыночная цена этой бумаги завышена”, - сказал он, отказавшись называть имя крупного инвестора.

Холдинг Открытие сообщал в отчете за 2015 год, что консолидировал 74 процента выпуска евробондов Россия-30.

“Я не буду называть имен. Просто концентрация очень существенной части в портфеле одного инвестора позволяет влиять на формирование уровня рыночной цены. Это не означает, что концентрация во всех случаях к этому ведет. И эта тема, о которой мы говорим, это подтверждает: есть бумага с концентрацией в портфеле одного инвестора, по которой имеет место искаженное ценообразование, а есть бумага, при такой же ситуации, когда крупный пакет в одном портфеле, но там этого не происходит. И это обстоятельство мы просто должны учитывать, оно усложняет процедуру”, - сказал Вышковский.

С учетом этого обстоятельства Минфин установит справедливую, по его мнению, цену выкупа или обмена для России-30.

“Та цена обмена, которая будет объявлена на эти бумаги, она не будет соответствовать рыночной цене. Мы не можем брать в качестве ориентира для определения цены выкупа или цены обмена цену, которую мы видим на экранах торговых систем, потому что понятно, что она не объективная и не справедливая. Это просто, повторюсь, осложняет реализацию этого проекта”, - сказал Вышковский.

“(Нужно) определить справедливую цену и отталкиваться от нее. В обычном случае, если вы владелец рыночной ценной бумаги, для того, чтобы вы поучаствовали в обмене или выкупе этой бумаги, который предлагает эмитент, то эмитент вам должен предложить более интересные условия. Иначе какой смысл, вы и так по этой же цене можете продать. Но если речь идет о неликвидных бумагах, которые номинально где-то котируются по каким-то ценам, но возможность продать по этой цене или по этой цене в значительном объеме ограничена или отсутствует, это фактор, который вас может сподвигнуть согласиться на продажу эмитенту этой бумаги по более низкой цене”, - добавил он.

По остальным двум выпускам - Россия-18 и Россия-28 - инвесторам также не стоит рассчитывать на премию:

“В распоряжении правительства написано ”бумаги старые забираются по цене не выше рыночной“: у нас просто нет правовой возможности давать к рыночной цене какие-то премии”, - сказал Вышковский.

По его словам, в обычной ситуации, если бы речь шла о ликвидном инструменте, для участия в обмене держателю этого инструмента нужно было предложить какую-то премию.

“А если речь идет о неликвидном инструменте, то логика может быть немного другой. И в отсутствие премии ему может быть интересно поучаствовать”.

“Но это все очень общие рассуждения, все будет зависеть от того, что это за участник: если это банковский институт, например, то как он отражает у себя на учете эту бумагу, по какой цене он ее покупал, в каком она портфеле находится. Тот факт, что он поучаствует и отдаст эту бумагу по цене ниже рыночной, для него может означать необходимость отражения убытков у себя на балансе. Для одних институтов это актуально, для других нет”, - сказал Вышковский.

РИСКИ НЕОБМЕНА

Вышковский допускает, что в этом году может возникнуть ситуация, что обмен евробондов не состоится.

“Возможны любые ситуации. Мы можем не принять решения проводить обмен. Такое решение будет определяться либо пониманием, что инвесторы не готовы участвовать на условиях, которые мы готовы предложить. Либо какие-то другие форс-мажорные обстоятельства. Также возможен вариант, что мы можем объявить обмен, а он может не состояться, если те заявки, которые будут поданы инвесторами по ценам, по которым они хотели бы обменяться, нас не устроят”, - сказал он.

Тем не менее, Минфин заинтересован в отсрочке погашения долгов в иностранной валюте в ближайшие годы.

“Все три бумаги выпускались в принципиально иных условиях экономических, по всем трем бумагам установлены высокие купонные ставки, потому что они выпускались в ситуации значительно худшего экономического, бюджетного положения российской федерации. Сегодня они все стоят выше номинала. Очевидно, для любого держателя, что потенциал роста цен на эти бумаги, скорее всего, исчерпан”.

“Если мы говорим про 30-ю бумагу, она амортизируемая. Это инструмент в принципе не очень удобный для инвесторов. Тот факт, что по ней происходят крупные регулярные выплаты, означает для держателей необходимость нахождения источника инвестирования этих средств. Если бумага булитовская, то есть с единовременным погашением в конце срока, такие бумаги считаются более стандартными и ликвидными”, - сказал Вышковский.

“Поменьше платить (Минфину) не получится по той причине, что обмен должен производиться, исходя из рыночных стоимостей (опуская искаженное ценообразование). Если ваша бумага стоит 120 процентов от номинала, а моя бумага, которую я предлагаю в обмен, стоит 100 процентов от номинала, очевидно, что я вам должен дать $120 новой бумаги, чтобы вы мне отдали $100 номинала старой бумаги. Финансовой экономии при обмене по рыночным ценам нет, потому что именно эта цена означает приведенную стоимость. Почему она стоит 120 процентов? Именно потому, что высокий купон, который был установлен по этой бумаге, гарантирует высокие потоки в будущем, отсюда устанавливается 120 (с учетом тех доходом, которые эта бумага обеспечивает)”.

“Та цель, которая для нас будет основной, это снижение выплаты по долгу в предстоящие три года. Фактически речь идет о том, что если такой обмен состоится, для федерального бюджета это будет означать потерю необходимости в предстоящие три года рефинансировать эти обязательства”, - сказал Вышковский.

Для погашения евробондов Россия-18 Минфину нужно было бы привлечь на внешнем рынке $3,5 миллиарда, но объем ежегодных внешних заимствований ведомство определило для себя в объеме $3 миллиарда. Поэтому чистые заимствования были бы отрицательными.

“То есть все, что мы привлечем, мы должны будем отдать на погашение только этой бумаги. Но если эта бумага будет обменяна на облигации с более дальними сроками погашения, это будет означать, что нам не нужно будет в 2018 году искать $3,5 миллиарда на ее погашение. Если мы привлечем эти средства, мы их сможем направить на иные цели”, - пояснил глава департамента.

Вышковский также опроверг предположения, что сумма в $4 миллиарда, отведенная на обмен, может быть заменена привлечением нового долга.

“Обмен евробондов не предполагает денежного компонента, это некассовая операция. И та предельная сумма выпуска новых евробондов, $4 миллиарда, ее можно сделать только в рамках обмена. Мы не можем сейчас сказать - давайте мы не будем обменивать, давайте просто $4 миллиарда выпустим, нет. Возможность выпуска новых была только на $3 миллиарда,  и мы ее использовали”.

На вопрос, кто будет организовывать для Минфина сделку по обмену - ВТБ, Сбербанк или Газпромбанк - Вышковский сказал, что на этот счет будет отдельный приказ ведомства.

“Есть три, любые из этих трех банков”.

НОВЫЕ ЕВРОБОНДЫ

Минфин собирается в будущем продолжить работу над формированием репрезентативной кривой доходности российского госдолга и поддерживает инициативу Центробанка установить конечных держателей валютных евробондов.

“Когда мы говорим о разовом выходе на внешний рынок, ... мы не преследуем цель привлечения ресурсов, а какие-то другие цели – привлечение инвесторов, снижение стоимости заимствований, формирование кривой доходности. На кривой нет точки с каким-то сроком: вот мы хотим, чтобы семилетняя бумага была, чтобы на кривой эта точка появилась”, - сказал Вышковский.

“Допустим, это я сейчас теоретизирую, потому что для российских корпоративных заемщиков этот срок интересен - потому что пока его нет, евровая кривая доходности состоит из одной точки. У нас один выпуск суверенный в евро, это не очень хорошо - кривая как бы есть, но она не очень репрезентативная, а расчетная”, - добавил он.

ЦБР с сентября стал публиковать данные о задолженности перед нерезидентами по еврооблигационным займам РФ и доле иностранцев в структуре владения этими ценными бумагами.

По данным ЦБ, на 1 июля 2017 года объем еврооблигаций РФ, принадлежащих нерезидентам, составлял $12,533 миллиарда, а их доля сократилась до 31,7 процента с пика в 76,0 процентов на начало 2012 года.

“Совершенно нормальная практика, когда эмитент точно не знает, кто владеет, есть только оценки. Когда мы говорим, что к нам на аукционы приходит больше нерезидентов, это условная оценка, это дочки иностранных банков, хотя дочкам иностранных банков ничто не мешает купить бумаги себе на позицию, так и для российских клиентов”, - сказал Вышковский.

“Значительно более принципиальное значение имеет то, кто купит бумаги на первичных размещениях; когда эти бумаги попадают на вторичный рынок, конечно, мы хотели бы, чтобы у наших инструментов была диверсифицирована база инвесторов и присутствовали нерезиденты, консервативные качественные инвесторы, какие-нибудь фонды, пенсионные фонды западные крупные”.

“Конечно, разные категории - это приветствуется. И понимая это, мы готовы их потребности удовлетворять. Выпускать бумаги сроков и типов, которые бы им были более интересны. Понятное дело, что евробонды России для российских участников  тоже очень интересный инструмент для вложений”.

“Внешний долг государственный составляет значительно меньшую величину, чем долг в российской валюте, поэтому программа внешних заимствований у нас только 10 процентов от всех заимствований. Поэтому, если не будет возможным для России из-за санкций привлекаться в иностранной валюте, значит эти 10 процентов от программы заимствований будут замещены на внутреннем рынке. Это вполне реально, по силам”, - сказал он.

“Я прекрасно помню те времена, когда госдолг был подавляющим образом выражен в иностранной валюте. Это крайне рисковая структура. Сейчас заемная политика России принципиально иная: валютный риск ограничен. Валютные заимствования нужны только постольку, поскольку необходимо поддерживать присутствие России на внешних рынках, и не более того”.

“Соответственно, если часть этого долга держат нерезиденты, это хорошо, это никоим образом не может рассматриваться как фактор нестабильности. Ничего тревожного я здесь не вижу. Мы ставим задачу при первичном размещении продать как можно больше бумаг нерезидентам, причем качественным”.

Текст Елены Фабричной. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below