26 сентября 2017 г. / , 12:58 / 2 месяца назад

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Высказывания замминистра финансов РФ Владимира Колычева на Саммите Рейтер

МОСКВА (Рейтер) - Ниже следуют высказывания заместителя министра финансов РФ Владимира Колычева на Саммите Рейтер:

Замминистра финансов РФ Владимир Колычев на Саммите Рейтер в Москве 21 сентября 2017 года. REUTERS/Grigory Dukor

СПАСЕНИЕ БАНКОВ

С макро- точки зрения это признание прошлых плохих кредитов, поэтому на инфляцию это не окажет никакого влияния. Это оказало влияние раньше - в те периоды, когда эти дыры генерировались. Сейчас это только оздоровит банковскую систему.

С точки зрения бюджета используемый механизм оздоровления нейтрален.

Доступ банков к пенсионным накоплениям зависит в том числе от уровня кредитоспособности и, соответственно, уровня национального кредитного рейтинга. Критерии для доступа к средствам федерального бюджета также определены – они зависят как от уровня рейтинга, так и объема капитала. Каких-то изменений в этой части в ближайшее время не планируем.

ЦБ могут беспокоить операции со связанными сторонами – это может быть предвестником того, что у банка могут генерироваться плохие активы. В принципе для многих банков, привлекавших внимание надзорного блока ЦБ в последнее время, была актуальна такая практика. Есть разные требования ЦБ с точки зрения дополнительного резервирования по операциям со связанными сторонами – это в достаточной мере делает такую бизнес-модель не очень экономически привлекательной.

Надеемся, что дальше банковская система будет оздоравливаться. Кредитование экономики должно стать более здоровым. Если раньше – до 2014 года – кредиты росли быстро, при этом экономика стагнировала, то теперь прирост кредитования в большей степени будет кристаллизоваться в здоровые инвестиции, устойчивый рост экономики.

(Огосударствление сектора) Пример Сбербанка по сравнению с частными банками хорошо демонстрирует, что в принципе собственник не так важен, как риск-менеджмент.

ПРИБЫЛЬ ЦБ

Банковская система перешла в режим структурного профицита ликвидности, когда банки уже не занимают у ЦБ, а наоборот размещают излишки ликвидности на депозитах и счетах регулятора. Стерилизация этого излишка ликвидности отражается на процентных расходах и прибыли ЦБ – по нашим прикидкам, уже в этом году у них не будет прибыли.

Дивиденды Сбербанка в этом году транслируются в федеральный бюджет вне зависимости от того, какой была прибыль ЦБ. Сейчас мы с ЦБ обсуждаем, чтобы и на следующий год такой механизм сохранился. Дивиденды не будут учитываться в прибыли ЦБ, которая распределяется в федеральный бюджет.

ДИВИДЕНДЫ

Мы сейчас исходим из того, что все компании будут платить 50 процентов прибыли в бюджет, включая госбанки – естественно, с учетом необходимости выполнения регуляторных требования для банков.

Было решение правительства, что все госкомпании должны ориентироваться на 50 процентов. Постепенно движемся в этом направлении – прогресс в этом плане, мне кажется, есть. В этом году из правила 50 процентов было 5 исключений вместе со Сбербанком. Одно из этих пяти уже объявило о том, что готово. Будем с остальными работать. 

По тем компаниям, по которым специальные индивидуальные решения принимаются, надо смотреть кейс-бай-кейс на причины. Если это необходимость финансировать масштабные инвестиции, тогда логично было бы посмотреть эту инвестпрограмму, провести ее всесторонний аудит, и уже исходя из этого принимать специальные индивидуальные решения.

Вообще мы сейчас далеко от корпоративных процедур по дивидендным выплатам следующего года - в моменте эти вопросы не так остро стоят в текущей повестке.

ЕВРОБОНДЫ

Выбор был сделан в пользу 18-й и 30-й бумаги, потому что изначальное целеполагание программы обмена - заместить бумаги с, так скажем, нерегулярным ценообразованием. Такой феномен в большей (по сравнению с 28-й) степени присущ 30-й, а 18-я - самая близкая к погашению, поэтому логично было сейчас нам погасить заранее, чтобы в следующем году об этом не думать. Но на рынке сейчас дефицит коротких бумаг, держатели не захотели с ними расставаться.

(Случайное ли совпадение обмен 30-й бумаги и санации Открытия?) Случайное. Не надо искать теории заговоров там, где их нет.

В новых бумагах хорошая база получилась. Мы довольны размещением и с точки зрения уровней, и с точки зрения структуры. Иностранцев достаточно. С географической точки зрения сбалансирована, и с точки зрения инвесторов. Российских было больше, чем обычно, но не превалировали над иностранными.

(Вызвано санкциями?) Точно нет. Это видно и в реакции финансовых рынков на все эти санкционные разговоры. Риски премии сузились с того момента.

(Будете ли повторять сделку?) Да, в следующем году, и дальше. Программа на $12 миллиардов всего, по $4 миллиарда в год. Россия-18 сама собой погасится, остается две бумаги - Россия-28 и Россия-30.

(Про новые заимствования) В целом по внешним заимствованиям план ноль в чистом привлекать. По времени (размещения евробондов в 2018 году) - естественно, будем смотреть на конъюнктуру, но будем стараться так, чтобы эти оттоки (погашение 18-й бумаги) и притоки (размещение) примерно рядышком были.

ПРО ВОЗМОЖНЫЙ ЗАПРЕТ США ПОКУПАТЬ ГОСДОЛГ РФ

Значит, иностранцы не будут покупать российский госдолг, мы тут мало что можем сделать. В этом случае, если иностранцам запретят покупать, будут российские инвесторы покупать.

Та команда, которая раньше конструкцию санкций придумывала, по моим наблюдениям, подходила как-то осознано к этому и пыталась риски для западных инвесторов минимизировать. И если такие принципы сохранятся, риски распространения санкций на существующий долг невелики.

Если введут санкции на новый госдолг, это вероятно потребует некоего увеличения доходности в первоначальный период. Но в принципе отечественная база инвесторов может без проблем переварить предусмотренный в бюджете объем программы заимствований - в банковской системе достаточно и ликвидности и капитальная позиция постепенно восстанавливается. ОФЗ выглядит как неплохой инструмент для банков и с точки зрения того, что у них много капитала, много ликвидности, спрос на кредиты не такой уж динамичный.

ПРИТОК НЕРЕЗИДЕНТОВ В ОФЗ

В этом году был очень хороший приток. И если мы посмотрим за первое полугодие, правда с учетом размещения евробондов, общий приток в госбумаги на первичном и вторичном рынке был больше $7 миллиардов. И это, если мне не изменяет память, самый масштабный приток со второго полугодия 2012 года, когда серьезно упростили доступ для иностранцев. Я думаю, что таких масштабных притоков может быть не стоит дальше ожидать, но поддержание некоего стабильного соотношения внешних и внутренних инвесторов в структуре держателей вполне возможно.

Повлияет ли инвестиционный рейтинг или нет на приток – наверное, как-то повлияет, хотя риск-премии уже закладывают оценку, соответствующую инвестиционному рейтингу. С точки зрения структуры инвесторов мы видим, что самые консервативный фонды не так сильно присутствуют в РФ, как, например, в других развивающихся странах - связано это с уровнем рейтинга или с геополитическим шумом трудно сказать.

(Про сужение дифференциала ставок ФРС-ЦБР) Госбумаги – это же рыночный инструмент, и дифференциал ставок тоже рыночный, он как-то скорректируется. Я не думаю, что доля иностранных инвесторов, которая сейчас больше трети, сократится из-за сужения дифференциала процентных ставок. Теоретически это возможно, но нас это не пугает. Если это оттолкнет нерезидентов – наши инвесторы купят.

ДЕФИЦИТ ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА/КУРС РУБЛЯ

Обычная сезонность, в третьем квартале обычно минус, в четвертом – плюс. Там, наверное, более интересная история в том, что происходит с ненефтегазовым дефицитом, который расширился сильнее, чем общий дефицит. Почему там интересная история? Потому что общий дефицит отчасти компенсируется нашими операциями на валютном рынке - флуктуации нефтегазового экспорта связаны с ценой на нефть, они компенсируются отчасти нашими операциями на валютном рынке. А вот структурный тренд лучше смотреть в ненефтегазовом дефиците.

Он расширился сильнее, и это отчасти компенсируется тем, что приток капитала был более масштабным. Ну и с точки зрения устойчивости такого расширения ненефтегазового дефицита текущего счета ключевой вопрос - насколько устойчива тенденция на увеличение притока капитала. В принципе структура капитальных потоков меняется в пользу более устойчивых источников - таких как прямые иностранные инвестиции. Это как увеличение вложений иностранными инвесторами, так и снижение покупок иностранных активов отечественными. Если такой тренд усилится, то наблюдаемое углубление ненефтегазового дефицита текущего счета будет устойчивым, если нет - это означает что уровень валютного курса несколько отклоняется от равновесных значений.

Нынешнее укрепление курса рубля никак не влияет на исполнение бюджета, потому что у нас зависимые доходы от курса рубля - это нефтегазовые поступления - и до тех пор, пока цена на нефть выше, чем $40, у нас формируются дополнительные нефтегазовые доходы. Да, при более крепком курсе их меньше, чем при менее крепком курсе, но почему это неважно с точки зрения бюджетной политики – потому что мы в принципе не используем их на расходы, поэтому существенных рисков и не возникает – в этом весь смысл бюджетного правила.

Если мы увидим, что тренд на увеличение притока капитала устойчивый, который не связан с долговыми инструментами и настроениями на рынках, если он продолжится, то в принципе это аргумент в пользу того, чтобы и курс был крепче. Крепкий рубль тогда сохранится. В прогноз Минэка (63 рубля за $1 к концу года) заложена определенная цена на нефть, а фактическая с начала года - уже выше.

ВАЛЮТНЫЕ ИНТЕРВЕНЦИИ

(Про объем покупок валюты) Мы ориентируемся на прогноз Минэкономразвития. Они закладывают около $45 на нефть в среднем в следующем году. По их прогнозу у нас получается до $10 миллиардов. Это меньше, чем в этом году.

Но там важное изменение произойдет в механизме определения объемов. Мы его отвяжем от бюджетного курса. Ситуация, в которой в этом году этот механизм работает. Так как он связан с бюджетным курсом, с тем курсом, который в бюджете, то при укреплении рубля из-за того, что приток капитала вырастет – ОФЗ или что другое – он влияет на определение объемов обратно пропорционально. То есть чем крепче курс, тем меньше объемы. То есть, объемы операций получаются процикличны по отношению к направлению и масштабам потоков капитала. Это не очень хорошо с точки зрения достижения основной цели. Как можно это квантифицировать? Можно посмотреть, сколько у нас дополнительных нефтегазовых долларов притекает и сравнить с объемами наших операций.

Налоговая система у нас стерилизует где-то 2/3 дополнительных нефтегазовых доходов. И, соответственно, операции на валютном рынке должны были бы тоже 2/3 дополнительного притока нефтедолларов компенсировать. По факту текущий механизм определения объемов операций предопределил, что с начала года мы вышли на уровень 30-35 процентов стерилизации. В следующем году это будет соответственно где-то 66 процентов, и чувствительность курса к нефти тоже соответствующим образом должна измениться. Например, в этом году цена нефти $50 и объем интервенций в целом по году порядка $10-12 миллиардов получится. В следующем году цена ниже $45 и примерно такой же объем, чуть меньше.

ВСПЛЕСК РАСХОДОВ В ДЕКАБРЕ

(Не помешает ли всплеск расходов в декабре понизить ЦБ ставку на декабрьском заседании?) Мы компенсируем эту сезонность, связанную с дефицитом бюджета и влиянием на ликвидность, нашими операциями на рынке денежном: размещением депозитов и так далее. Поэтому чисто бюджетный эффект он не такой большой. Не думаю, что какое-то влияние будет.

У нас в течение года до сентября-октября обычно профицит формируется сезонный, соответственно, изымает ликвидность из банковской системы. Мы стараемся в это время побольше размещать средств в банках. А в конце года, когда ожидается существенный приток бюджетной ликвидности их обратно забираем. Понятно, что идеально выровнять ситуацию по году не всегда получается, но большую часть сезонных флуктуаций мы таким образом стараемся компенсировать.

(Когда начнутся траты резервного фонда? Все на декабрь?) Почти. Но мы сейчас ФНБ начали использовать. Это синхронизировано с нашим трансфертом в пенсионный фонд, поэтому мы его раньше начали использовать. А так общая логика такая, что пока ликвидности достаточно в федеральном бюджете, потребности нет.

НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР

Он до сих пор обсуждается. Мы обсуждаем идеи внутри правительства, с компаниями; обсуждаем, как это может повлиять на внебюджетные фонды, и пока не пришли к единому знаменателю. Нет перевеса в одну, либо другую сторону.

Компаниям все равно по большому счету. Те компании, которые участвуют в разных деловых сообществах, изначально не сильно вовлечены в неформальные практики, поэтому у них и мнение такое – какая нам разница, если все равно налогов столько же мы будем платить. То есть они подтверждают нашу основную концепцию фискальной нейтральности. Действительно, для большинства секторов это нейтрально, для некоторых экспортно-ориентированных - это даже плюс. Причем не сырьевых экспортно-ориентированных, а тех, у которых высока доля издержек на труд. Общее мнение  - скорее нейтральное, чем за или против.

Мне кажется, что сейчас у бизнеса нет такого ощущения беспокойства за налоговую политику. Раньше, когда было беспокойство за бюджет в целом, как мы его сможем подстроить к низким ценам на нефть - оценка устойчивости налоговой системы со стороны бизнеса тоже была под вопросом. А сейчас все понимают, что наша приверженность принципу фискальной нейтральности, что называется, кредибильная - сейчас бизнес это понимает. Если раньше была неуверенность – бюджет еле сводили при $100 и “как они со своей фискальной нейтральностью, сказки нам рассказывают, сейчас НДС повысят, и все” - сейчас уже такого нет.

По налоговой системе до конца года мы должны принять окончательное решение.

НАЛОГОВЫЕ ЛЬГОТЫ

Нет такой топорной задачи – бороться с налоговыми льготами. Мы, скорее, хотим работу с ними систематизировать - в том числе и с точки зрения публичного обсуждения, интеграции в бюджетный процесс.

Проблема в том, что если прямые расходы прозрачные - можно каждую статью посмотреть, и, по крайней мере при желании, попытаться оценить, насколько они эффективны - то с налоговыми льготами такого нет. И то, что мы сейчас делаем – мы хотим сделать эту часть бюджетной политики прозрачной для всех, и внедрить это, как часть бюджетного процесса, как часть оценки эффективности госпрограмм и проводимой в той или иной сфере государственной политики.

Такой подход подразумевает внедрение концепции так называемых “налоговых расходов”. Сейчас делаем реестр таких налоговых расходов. У каждого налогового расхода будет, во-первых, свой собственник - то есть орган исполнительной власти, ответственный за политику в данной области и (2) своя цель, квантифицированная в конкретном вкладе в достижение конкретного целевого показателя - например, снижение неравенства, прирост инвестиций и т.п. Будем смотреть насколько эти цели в принципе соответствуют целям государственной политики верхнего уровня, достигаются ли запланированные результаты, и оценивать относительную бюджетную эффективность таких результатов с точки зрения сравнения с альтернативными механизмами достижения таких целей.

СТРУКТУРА РАСХОДОВ

Сейчас какая проблема у госпрограмм? У них больше 2.000 показателей разных, и эффективно как-то отслеживать, особенно на уровне публичной дискуссии, насколько они эффективны или нет, невозможно. У каждой госпрограммы должны быть, к примеру, 5 целей. И каждая госпрограмма, как мы себе ее видим - это некий портфель проектов, который достигает эти цели. У конкретных проектов может быть еще дальнейшая разбивка этих целей, но все они должны работать на вот эти вот 5, за которые ответственный исполнитель госпрограммы должен отвечать.

Сейчас такого не происходит и можно прийти и сказать, вот у меня 2.000 целей, по каждой из них есть какой-то прогресс. То есть целеполагание, которое в текущих госпрограммах заложено, затрудняет ответственность. 

ВЭБ

Важно различать вопрос фондирования и капитализации банка. В бюджете ежегодно закладываем до 100 миллиардов рублей на докапитализацию. Ликвидная позиция банка и его потребности в фондировании напрямую с уровнем капитала не связаны - редкий финансовый институт фондирует кредитные операции исключительно капиталом - для этого есть другие источники, в том числе рыночные. Нужно, конечно, внимательно просмотреть на ожидаемый кассовый план, но пока у нас не складывается ощущение, что возникнет дополнительная потребность в ликвидности от государства.

Дарья Корсунская. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below