2 октября 2017 г. / , 13:16 / 2 месяца назад

САММИТ РЕЙТЕР-Юдаева не видит оснований для быстрого снижения ставки

МОСКВА (Рейтер) - Первый зампред Банка России Ксения Юдаева назвала повышенные инфляционные ожидания ключевым фактором, препятствующим быстрому снижению ставки, и отводит еще несколько лет на постепенную нормализацию политики.

Первый зампред Банка России Ксения Юдаева на саммите Рейтер в Москве 18 сентября 2017 года. REUTERS/Grigory Dukor

“До этого у нас был период дезинфляции, сейчас мы достигли цели по инфляции, теперь у нас должна политика нормализоваться, то есть приблизиться к долгосрочному равновесию”, - сказала Юдаева в интервью в ходе Саммита Рейтер.

ЦБР на сентябрьском заседании снизил ставку на 50 базисных пунктов до 8,50 процента годовых и допустил дальнейшее смягчение политики.

“Замедление инфляции позволило нам снижать процентные ставки несколько быстрее, чем мы ожидали год назад. Но, исходя из анализа ситуации в экономике, у нас нет оснований считать, что это отклонение от 4 процентов произошло за счет длительных факторов, которые требуют гораздо более серьезной реакции денежно-кредитной политики”, - сказала Юдаева.

Годовая инфляция в августе сократилась до 3,3 процента.

“Да, инфляция ниже 4-х, но в целом в рамках разумных значений. И ее снижение произошло преимущественно за счет разовых факторов. При этом инфляционные ожидания остаются высокими, что требует сдержанности в ослаблении денежно-кредитной политики”, - сказала она.

Процентная ставка ЦБ в условиях, когда инфляция будет стабильна вблизи 4 процентов, должна быть примерно на уровне равновесной, или нейтральной ставки, не несущей рисков ускорения инфляции.

“Эту ставку мы оцениваем в 6,5-7,0 процентов. Но сейчас, когда инфляционные ожидания повышенные, быстро снизить ставку до этого уровня нельзя, это чревато существенными рисками. Поэтому в рамках процесса нормализации политики мы снижаем процентную ставку постепенно, учитывая динамику инфляционных ожиданий и других факторов, влияющих на экономику и инфляцию”, - сказала Юдаева.

До конца текущего года пройдут еще два заседания ЦБР о процентной политике - 27 октября и 15 декабря. Декабрьское заседание будет опорным, то есть будет сопровождаться пресс-конференцией председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной и обновлением сценариев.

Юдаева сказала, что не исключены решения об изменении ставки и на промежуточном заседании 27 октября.

РИСКИ ДЛЯ ЦЕЛИ

Банк России практически не менял свои инфляционные ожидания, но уже несколько раз в течение года повышал свой прогноз экономического роста, последняя оценка на 2017 год - 1,7-2,2 процента.

“Не знаю, как лучше сказать – экономика восстанавливается, или она уже восстановилась, или она просто растет темпами близкими или чуть-чуть превышающими наши оценки потенциальных темпов экономического роста... Существенное замедление инфляции не препятствует, а, может быть, даже и способствует восстановлению экономического роста”, - сказала Юдаева.

По ее словам, на инфляцию влияет очень много факторов разового характера – продовольственный рынок очень волатилен, и влияние укрепления рубля “достаточно серьезно чувствуется”.  

“Волатильность продовольственных цен - это важнейшая тема этого года: в значительной степени по этой причине в первой половине года цены снижались достаточно быстро, потом они резко подскочили, теперь они опять ускоренно снижаются”, - сказала Юдаева.

Повышенная волатильность в этом году была связана с холодной погодой, поэтому сместилась сезонность инфляции.

“Важная проблема – мощности для хранения урожая. Когда урожай плохо хранится, то, как нам объясняют компании, они его могут скидывать быстрее. Соответственно, сначала это оказывает понижательное влияние на цены, а потом, когда урожай заканчивается, идет переход на импорт, и, соответственно, цены подскакивают. Были случаи, что на отдельные товары цена подскакивала за месяц на 60 процентов, потом падала на 40”.

“Пока не решена проблема с сохранностью урожая, такие сильные колебания могут происходить и в будущем, и мы это принимаем во внимание в наших прогнозах”, - сказала Юдаева.

Риск возможного всплеска продовольственной инфляции весной 2018 года уже влияет на решения ЦБР в этом году.

“Политика настроена так, чтобы инфляция могла колебаться вокруг 4 процентов, оставаясь, тем не менее, вблизи этого значения”, - сказала Юдаева.

Она не видит инфляционных и системных рисков от решения ЦБР санировать частные банки.

“Влияния на инфляцию в любом случае не будет. Конечно, увеличивается структурный профицит. Но эта сумма будет так или иначе стерилизована через депозитные операции, и эффекта на инфляцию не будет. Размер структурного профицита не мешает нам в проведении денежно-кредитной политики и в достижении цели”.

ОБР РАЗ В КВАРТАЛ

ЦБР намерен в ноябре разместить второй выпуск купонных ОБР, а затем ежеквартально проводить аукционы.

“Объем может постепенно нарастать по мере увеличения структурного профицита ликвидности”, - сказала Юдаева.

“С экономической точки зрения депозитные операции и выпуск ОБР абсолютно эквивалентны. То есть можно за счет депозитов абсорбировать ликвидность, можно большую часть - за счет КОБР. С экономической точки зрения разницы никакой нет. Просто КОБР для рынка и для нас самих удобнее. Выпустил бумагу на три месяца, и не надо ее каждую неделю рефинансировать. При этом она торгуется на рынке, что удобнее банкам с точки зрения управления ликвидностью”, - добавила она.

Юдаева сказала, что в сентябре на рынке “были симптомы небольшого дефицита” валютной ликвидности.

По данным ЦБР, 25 и 26 сентября банки заняли у регулятора валюту на свопах, выбирая лимиты в полном объеме, но ситуация нормализовалась.

“В любом случае у Банка России есть валютный своп, который автоматически стабилизирует ситуацию, так что рисков для финансовой стабильности эта ситуация не представляет”, - сказала Юдаева, подтвердив намерения регулятора в случае необходимости увеличить лимиты по валютному рефинансированию.

При участии Андрея Остроуха, Киры Завьяловой, Екатерины Голубковой, Антона Зверева, Дмитрия Антонова, Елены Ореховой. Редактор Антон Колодяжный

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below