May 17, 2018 / 8:07 AM / 7 months ago

ОЧЕРК-Российской огранке мешают морозы, соцобеспечение и крепкий рубль

МОСКВА/СМОЛЕНСК, Россия, 17 мая (Рейтер) - Белый лист бумаги на конторском столе сложен конвертом. Вокруг - несколько человек в спецодежде, в конверте - примерно $137.000. Во столько международный прейскурант Рапапорта оценивает лежащий внутри круглый бриллиант диаметром чуть больше сантиметра.

Бриллиант "Династия" весом 51,38 карата на презентации коллекции Алросы в Москве 1 августа 2017 года. REUTERS/Tatyana Makeyeva

Исходный алмаз стоил примерно 40 процентов этой суммы, а бриллиантов из него должно получиться всего восемь.

“Из этого камня у нас по прогнозу три (крупных бриллианта) - 4,30 (карата) первый - вот, вышел: 2,75 (карата) и 1,30 (карата). И ещё сделаем несколько мелких камней”, - сказал Рейтер заместитель директора по производству филиала Бриллианты Алроса Алексей Богуславский.

Но в производстве бриллиантов массой меньше карата на сырьё обычно приходится до 95 процентов себестоимости. На оставшихся пяти процентах огранщики из России - крупнейшей алмазодобывающей страны в мире - по собственному признанию, не могут конкурировать с индийскими.

Когда-то начинавшая с обработки самого дешёвого сырья для американского рынка Индия, которая давно не добывает своих алмазов, сейчас производит более 80 процентов всех бриллиантов мира по массе.

КРИСТАЛЛ И ЕГО ОСКОЛКИ

Структура Бриллианты Алроса, которая объединяет принадлежащие российской алмазодобывающей монополии алмазогранильные предприятия в Москве и Барнауле, и смоленский завод Кристалл, который вскоре может стать её частью - практически всё, что осталось от масштабной гранильной промышленности, созданной СССР в начале 1960-х для выпуска премиальной продукции на экспорт из алмазов, промышленная добыча которых в Якутии только набирала обороты.

Созданное ей понятие “русской огранки”, или Russian Cut, сохранило советскую модель плановой экономики: держа высокую планку качества бриллиантов на потоке, отрасль нередко (а по некоторым оценкам, вообще всегда) работала себе в убыток.

За последние 10 лет Россия, по словам гендиректора смоленского Кристалла, сократила огранку алмазов более чем в пять раз.

“Бизнес ограночный в России испытывает достаточно серьёзные проблемы и находится в... достаточно серьёзной реорганизации”, - сказал Максим Шкадов в интервью Рейтер.

В попытке поддержать огранку, дополнительно пострадавшую от отмены 6,5-процентной экспортной пошлины на алмазы в 2016 году, курирующий отрасль Минфин обещает в первом полугодии подготовить законопроект об отмене налога на добавленную стоимость (НДС) на алмазы на внутреннем рынке. Мера, которая может вступить в силу во второй половине года, позволит огранщикам снизить оборотный капитал на величину налога - 18 процентов от стоимости сырья.

ВСЁ НИЖЕ И НИЖЕ

Операционная рентабельность мировой огранки в 2017 году могла оказаться ниже уровня в 1-2 процента, отмеченного годом ранее, говорится в последнем ежегодном обзоре консалтинговой компании Bain, который она готовит вместе с Antwerp World Diamond Center.

“К сожалению, 2017 год мы будем закрывать с убытком. Но он связан не только с убытком от операционной деятельности, но и с достаточно резким... укреплением национальной валюты”, - говорил глава государственного Кристалла, годовой оборот которого составляет порядка $250 миллионов.

Затраты на полировку почти полностью рублёвые, поэтому прошлогоднее 15-процентное укрепление рубля к доллару увеличило себестоимость производства в пересчёте на валюту выручки - доллар. Правда, после ввода очередных санкций США ситуация развернулась, и с начала второго квартала 2018 года российская валюта в среднем стоит на 7 процентов дешевле, чем год назад.

Кристалл рассчитывает выжить на мировом рынке за счёт поставленного на поток производства бриллиантов среднего и крупного весового сегмента - более одного карата, - и высокого качества огранки (стандарт triple excellent).

В попытке повысить рентабельность Бриллианты Алроса, выручка которых составляет порядка $100 миллионов в год, полностью перевели обработку относительно мелкого сырья в Барнаул, а в Москве, где труд обходится вчетверо дороже, теперь полируют только самые дорогие - крупные и цветные камни.

СВОЁ НЕ ПО КАРМАНУ

Практически все российские бриллианты продаются за рубеж - по словам гендиректора Кристалла, в РФ остаётся порядка двух процентов его продукции, а основным потребителем, как и полвека назад, остаются США.

В России нет ни платежеспособного спроса, ни культуры потребления бриллиантов, на создание которой в США основной конкурент Алросы De Beers когда-то потратила десятки лет и миллиарды долларов. До её маркетинговой кампании американцы и не предполагали, что на помолвку жених обязан подарить невесте кольцо с бриллиантом ценой в одну, а то и в три месячных зарплаты.

В РФ номинальная среднемесячная зарплата в 2017 году составляла около 39.100 рублей - в интернет-магазине Кристалла на них можно купить сертифицированный круглый бриллиант 0,29 карата хорошего цвета и чистоты, и ещё останется полторы тысячи на доставку его в Москву из Смоленска.

Круглый бриллиант массой в один карат, на которых специализируется смоленский завод, обойдётся примерно в полмиллиона рублей при средней зарплате по области менее 27.000 рублей в месяц.

На российском ювелирном рынке, постепенно оживающем после нанесённого девальвацией 2014 года удара, гораздо большим спросом пользуются мелкие бриллианты в сотые доли карата, массово производимые в Индии.

КОМУ ГРАНИТЬ

Себестоимость огранки определяется в первую очередь расходами на оплату труда, и в низкоценовом сегменте конкурировать с Индией Россия не может - мешает всё, от социальных обязательств до климата.

Чем крупнее и дороже сырьё, тем меньшее значение имеет стоимость его обработки. По словам директора Бриллиантов Алроса Павла Винихина, при российском уровне зарплат конкурентноспособными российские производители бриллиантов становятся в огранке алмазов весом 2 грейнера (1 грейнер = 0,25 карата) и выше.

На двух предприятиях Бриллиантов Алроса в Москве и Барнауле сейчас работает 550 сотрудников. Московскому заводу, который когда-то полностью занимал здание на северной окраине столицы, сейчас хватает одного крыла, но руководство признаёт, что из-за причудливости архитектуры отапливать его в морозы дорого и непросто.

В огромных по сравнению с московскими цехах смоленского Кристалла, сократившего за 10 лет больше половины персонала, сейчас работает порядка 1.800 человек, включая 800 собственно огранщиков.

На то, чтобы стать хорошим специалистом по огранке, нужен талант и пять лет практики.

“Это только первые тридцать лет сложно”, - шутит Валерий Панов, ведущий инженер-технолог московского филиала Бриллиантов Алроса, который начинал карьеру огранщиком в 1973 году.

По словам собеседников Рейтер, в России сейчас примерно 3.000 огранщиков. В Индии - один миллион, и некоторые из них стажируются в том же заснеженном Смоленске.

В отличие от Смоленска, где среди сотен огранщиков немало женщин, на Смольной улице в Москве огранкой занимаются только мужчины.

Елена Чугунова, которая сейчас оценивает самые дорогие бриллианты Алросы по стандартам Американского геммологического института GIA, тоже начинала с огранки.

“Посидела на огранке чуть-чуть, а потом поняла, что это более мужская профессия..., - сказала она. - Тяжело там - пыльно, грязно - не для девочки. Здесь, где уже готовая продукция, интереснее”.

Редакторы Андрей Кузьмин и Александр Ершов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below