May 18, 2018 / 4:47 PM / 4 months ago

Почему Турция и Аргентина - основные слабые звенья сегмента EM

ЛОНДОН, 18 мая (Рейтер) - Анализ резервов в иностранной валюте и общей зависимости от колебаний курса доллара отчасти объясняет, почему Турция и Аргентина оказались в центре недавней распродажи на развивающихся рынках.

Банкноты турецкой лиры 10 октября 2017 года. REUTERS/Murad Sezer/Illustration

Экономисты поспешили возложить всю вину на спорную политику, высокий уровень дефицита и еще более высокую инфляцию, но, как видно на графиках, существует и много других скрытых проблем.

Объем валютных резервов Турции, в отличие от платежей по долгам, подлежащих уплате в предстоящем году, выглядит небольшим по сравнению с большинством других развивающихся стран, свидетельствует анализ, проведенный банком Bank of America Merrill Lynch.

В процентном отношении эти резервы уже составляют менее 90 процентов долга страны, срок погашения которого истекает в 2018 году. Проще говоря, это означает, что без доступа на рынки заимствований или создания дополнительных резервов в Турции теоретически может наступить дефолт по долгам.

Аргентина, скорее всего, сейчас тоже близка к этим показателям, учитывая, что с начала марта страна продала резервы на сумму $8 миллиардов в попытке остановить падение курса песо, который с начала года потерял примерно 25 процентов своей стоимости.

Показатели Малайзии и Украины также не самые блестящие, но они, по крайней мере, находятся по-прежнему выше уровня 100 процентов, считающегося безопасным минимумом.

“В сущности, все, кроме Турции, обладают хорошими резервами”, - сказал аналитик BAML Дэвид Хаунер, добавив, что движение денежных средств сейчас имеет ключевое значение для оказавшихся под давлением развивающихся рынков.

Институт международных финансов (IIF) - авторитетная ассоциация, отслеживающая потоки капитала - проанализировал и другие проблемные области, такие как зависимость банков различных стран от колебаний валютных курсов.

Хотя большинство крупных банковских систем в развитом мире стали гораздо более устойчивыми в последнее время, имеются исключения, и начало дефолта по номинированным в долларах займам может спровоцировать кризис в этих странах.

Данные IIF указывают на банки Аргентины, имеющие высокий уровень чистых открытых валютных позиций, где фактически долларовые займы не сбалансированы долларовыми депозитами.

Чистые открытые валютные позиции аргентинских банков составляют 14 процентов от их собственного капитала, показатель Индии тоже относительно высок - 8 процентов. Положение турецких банков в этом отношении лучше - менее 1 процента благодаря глубоко внедренным практикам хеджирования валютного курса.

“Если чистые открытые позиции столь высоки, высока и вероятность валютного неравенства”, - сказал Эмре Тифтик из IIF.

Другая рассматриваемая аналитиками сфера - соотношение займов и вкладов. Если этот показатель превышает 100 процентов, как в Турции, ЮАР, Чили, Мексике и Колумбии, опасность может представлять любая значительная заморозка на рынках кредитования.

По словам Тифтика, положительным моментом является то, что ожидаемый рост общих уровней резервов на развивающихся рынках в 2018 году составит около $225 миллиардов - чуть меньше, чем в 2017-м.

То, что в Китае сейчас действуют ограничения, призванные остановить отток денег из страны, также позволило предотвратить ситуацию, схожую с паникой во время резкого падения рынка гособлигаций США в 2013 году - так называемую “taper tantrum”. В результате Пекин избежал серьезного сокращения своих объемных резервов.

“Сейчас они гораздо лучше контролируют динамику”, - добавил Тифтик.

Другая очевидная болевая точка - рекордный номинированный в долларах долг развивающихся рынков в размере $3,7 триллиона, накопленный в результате многолетней политики сверхнизких процентных ставок.

По оценкам Банка международных расчетов (БМР) - центробанка мировых центробанков - общий показатель китайских фирм составляет $530 миллиардов, мексиканских - $265 миллиардов.

Показатели Турции и Аргентины также высоки - почти $200 и $150 миллиардов соответственно.

Марк Джоунс. Перевели Вера Сосенкова и Марина Боброва. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below