May 24, 2018 / 5:27 AM / a month ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью главы Сбербанка Германа Грефа

Татьяна Воронова, Екатерина Голубкова, Дарья Корсунская

Глава Сбербанка Герман Греф во время интервью агентству Рейтер. Москва, 17 мая 2018 года. REUTERS/Maxim Shemetov

МОСКВА, 24 мая (Рейтер) - Ниже следуют высказывания главы Сбербанка Германа Грефа в интервью Рейтер:

РЕФОРМЫ

Думаю, спрос на реформы высок и всем хотелось бы видеть системные преобразования. За прошедший год, в том числе в результате работы группы Алексея Кудрина, все продвинулись в понимании того, что и как необходимо делать.

Наш президент обозначил необходимость серьезных изменений и поставил достаточно амбициозные цели. Вопрос, как мы их будем достигать. Не подвергая реформам наши институты и социально-экономическую политику, на мой взгляд, это невозможно.

Очевидно, что на один вопрос “что делать”, есть как минимум десять возможных ответов “как делать”. Думаю, что главное - это ежедневное движение в правильном направлении. В прошедшем году произошел ещё один серьезный сдвиг - это понимание того, что нам всем нужно активно двигаться в сторону цифровизации.

При этом существует противоречие - ожидание реформ и страх их, особенно учитывая исторический опыт нашей страны. Думаю что сегодня проблемы страны можно решать значительно более мягким путем, чем мы это делали раньше. Я это отношу в том числе и к своим действиям в прошлом. Сейчас мы должны набраться терпения, исследовать проблемы и найти наиболее приемлемый выход. Опыт для этого накоплен.

САНКЦИИ И КОНТРСАНКЦИИ

Экономические санкции сейчас стали главным геополитическим оружием и не только в случае с Россией. Пример – гигант отрасли, великолепная высокотехнологичная компания ZTE. После попадания под американские санкции она находится на грани банкротства. Лидер Китая обратился к президенту США, чтобы найти какое-то решение. В мире, где многое строится на глобальной взаимозависимости, нельзя применять такие приемы. Это разрушает глобальное доверие и экономику, политикам необходимо искать иные варианты решения возникающих противоречий.

Закон “Об уголовной ответственности...” очень сильно ударит по всем публичным компаниям, я уже не говорю про банковский сектор. Он станет проблемой для всех иностранных инвесторов. Боюсь, что в выборе попасть под американские санкции или списать российские инвестиции, они выберут второе. Мы не заставим их поставлять услуги, товары, комплектующие нашим предприятиям.

России для развития нужны иностранные инвестиции, но иностранные инвесторы не придут, если будут полагать, что здесь их сотрудники могут быть подвергнуты уголовному преследованию за выполнение иностранных санкций. В результате мы можем этим законом нанести себе дополнительный ущерб и не получить никаких преимуществ.

Сейчас идет  конструктивная дискуссия, и я уверен, будут найдены эффективные решения. Мы подготовили свой анализ, представили его в правительство, администрацию президента, ЦБ, Госдуму.

ПРОМСВЯЗЬБАНК

Обсуждение механизма передачи активов в Промсвязьбанк еще продолжается. В последнее время оно стало более интенсивным. Туда могут быть переданы активы, но физически капитал передать невозможно. Возможна передача части субординированных кредитов, полученных от ЦБ.

Тем более, с 1 января 2018 года субординированные кредиты ЦБ не учитываются в капитале по МСФО, по РПБУ эти кредиты с 1 января 2019 будут учитываться только в размере 50 процентов, а с 2020 года - также перестанут включаться в капитал. Поэтому для нас это только вопрос времени, причем достаточно короткого.

РУСАЛ И СБЕРБАНК

Выход будет найден. Обсуждаются различные варианты (поддержки компании).

В нашей истории есть два пути — либо нам вернут кредит, либо мы будем работать с залогом (им является доля компании в капитале Норильского никеля – более 28 процентов акций).

О КОНФЛИКТЕ МЕЖДУ ПОТАНИНЫМ И ДЕРИПАСКОЙ

Сейчас рынок находится в ожидании роста спроса на продукцию Норникеля, в силу развития электромобилей и ряда других факторов. Перед компанией встаёт вопрос об инвестициях.

За последние годы инвестиционные модели изменились. Инвесторы не очень приветствуют инвестиции в компании, производящие commodities – они далеко не всегда для них были удачными. Поэтому сейчас, когда рынок видит потенциальный рост спроса на сырьё там, где невозможно быстро увеличить предложение, владельцы редкого ресурса не спешат с инвестициями, так как в этом случае стабильных цен они совершаются на средства акционеров. Стратегия такова, что нужно немного подождать, когда цены начнут расти. Тогда инвестиции делаются не за счет акционеров, а за счет рынка то есть потребителей. Так ты поддерживаешь цену на рынке, снимаешь дополнительную маржу, за счет нее делаешь инвестиции и стимулируешь спрос. Ты не опускаешь цену и “убиваешь” несколько зайцев сразу.

В основе спора (между основными акционерами Норильского никеля) как я его понимаю, лежит фундаментальный вопрос -готовиться к росту спроса сейчас или подождать и сделать инвестиции за счет рынка. Ответ на этот вопрос не всегда очевиден.

О ПОСЛЕДСТВИЯХ САНКЦИЙ ПРОТИВ РУСАЛА

В случае последних санкций очевидно, что Минфином США не были просчитаны все их последствия. Многие переработчики в Европе остались без первичного алюминия. Однако теперь нужно время для принятия решения, которое было бы комфортно для всех. Для рынка это потрясение.

Сейчас ведется работа с OFAC, и я думаю, что по ее итогам будет понятно, к чему готовиться в будущем.

О ПРОДАЖЕ ЗАРУБЕЖНОГО БИЗНЕСА

Мы получили очень привлекательное предложение о продаже нашего пакета в Denizbank со значительной премией к рынку, соответствующее нашей высокой оценке потенциала Denizbank. В итоге мы приняли решение о продаже Denizbank, 99,85 процента его акций приобретает банк Emirates NBD, и мы уже заключили обязывающее соглашение.

Ожидаемая финальная цена продажи на момент закрытия от $3,4 миллиарда до $3,7 миллиарда в зависимости от курсов и даты закрытия. Мы планируем закрыть сделку до конца 2018 года. Для этого необходимо получить одобрение регуляторов России, Турции, Объединенных Арабских Эмиратов и других государств, в которых работает Denizbank.

РЕЗЕРВЫ

ЦБ готов смягчить первоначальные требования по резервам для кредитов, выданных на сделки M&A. Ранее ЦБ предполагал ввести повышенные требования по резервам для всех таких кредитов без исключений, включая выданные. 

Мы представили наши расчеты, к чему это приведет - для нас речь шла о приличной сумме. Но если мы с нашим размером это еще как-то переживем, то остальной банковский сектор под угрозой существования. Я не поддерживаю эту идею.  Сделки M&A для банков – способ продажи плохих долгов. Для рынка - оздоровление экономики.  Почему мы, продавая компанию не в лучшем состоянии хорошему инвестору, должны формировать повышенные резервы?

Макроэкономически это неправильная мера, потому что оздоровление экономики за счет здоровых слияний и поглощений – один из ключевых рыночных механизмов. Банковское финансирование на акционерном уровне во многих случаях может способствовать повышению эффективности предприятий реального сектора экономики за счет консолидации собственности в руках профильного инвестора и может служить инструментом реализации стратегии развития крупных промышленных групп.

Эти сделки часто совершаются с привлечением заемных средств, а если ты не можешь привлечь их, чтобы совершить сделку, что мы получаем в итоге? Боюсь это приведёт к тому что компании будут банкротиться, будут теряться рабочие места и налоги.

На данный момент диалог с ЦБ еще продолжается. Со своей стороны, я убежден, что при адекватном структурировании и профессиональной оценке рисков, реализация таких сделок не ухудшает риск-профиль банка, а приносит существенный доход, удовлетворяет потребности клиентов в заемном финансировании. Поэтому я считаю, что банкам при отсутствии по сделкам M&A повышенных кредитных рисков должна быть предоставлена возможность снижения нормы резервирования до минимального уровня.

ДОЛГИ САНИРУЕМЫХ БАНКОВ

Сбербанк практически не имеет рисков в отношении санируемых банков. Подавляющая часть кредитов была выдана только под обеспечение в форме РЕПО. К тому же санируемые банки получили от ЦБ гарантии непрерывности деятельности, поэтому в целом любые кредитные риски в их отношении для сторонних кредиторов минимальны.

В целом наша политика предусматривает необходимость обеспечения по кредитам даже “голубым фишкам”, это иногда мешает наращивать долю рынка, но в случае проблем Сбербанк чаще оказывается не самым крупным и лучше других обеспеченным кредитором.

ЦЕНТРОБАНК И САНКЦИИ

ЦБ нужно снижать долю в капитале госбанков, да и в целом долю государства в экономике. Я никогда не скрывал, что поддерживаю  идею снижения доли ЦБ в Сбербанке. Но это не поможет Сбербанку выйти из-под санкций. Мы туда попали не из-за наших действий или структуры собственности, а потому что такова геополитическая ситуация.

ПЛАТЕЖНАЯ ЭКОСИСТЕМА СБЕРБАНКА

Сбербанк сделал очередной уверенный шаг в сторону достижения своей стратегической цели по развитию платежной экосистемы к 2020 году. Проведены технологические преобразования, которые позволили сократить время обработки платежей внутри Сбербанка более чем в 2 раза. Теперь среднее время перевода средств между двумя корпоративными клиентами Сбербанка составляет всего 1 минуту. Таким образом наши корпоративные клиенты смогут более оперативно рассчитываться между собой в рамках платежной системы Сбербанка.

О РОСТЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

Пока наш прогноз на ближайшие годы – ежегодный рост ВВП на 1,7-1,8 процента. Для выполнения целей, заявленных в “майском указе”, таких темпов роста недостаточно. Поэтому ускорение роста станет ключевой повесткой нового правительства.

Ресурсов для экстенсивного роста у России почти не осталось: безработица рекордно низкая, загрузка мощностей близка к максимальной, а добыча нефти ограничена договорённостями в рамках ОПЕК+. Но потенциал увеличения эффективности, догоняющего роста очень большой.

Во-первых, это цифровизация. Она должна стать одним из ключевых приоритетов правительства, и теперь в России есть вице-премьер, отвечающий за цифровую экономику.

Во-вторых, значительно увеличить эффективность экономики может модернизация инфраструктуры.

В-третьих, государству в кризис пришлось существенно увеличить своё присутствие в экономике, и сейчас хороший момент для постепенного снижения этой доли.

Ну и конечно реформа госуправления с целью повышения эффективности.

ОБ ИНФРАСТРУКТУРНОЙ ИПОТЕКЕ

Увеличение инвестиций и в особенности инфраструктурных инвестиций – один из ключевых пунктов “майского указа”. Как показывает международная практика, мультипликатор госрасходов на инфраструктуру потенциально может быть очень высоким. Вопрос, как обычно, упирается в эффективность расходования средств. Если новому правительству удастся наладить эффективный выбор проектов, мониторинг этих расходов, а также механизма предоставления госгарантий, развитие инфраструктуры может стать одним из главных драйверов роста инвестиций и производительности в ближайшие годы.

О СОЗДАНИИ РОССИЙСКИХ ОФШОРОВ

Конкретная реализация этой инициативы пока не была озвучена, поэтому оценивать её перспективы пока рано. Безусловно, в условиях санкций альтернативные институты привлечения инвестиций могут оказаться полезны. Главное, чтобы подобные инструменты создавались не для решения сиюминутных задач, а в рамках реализации более широкой повестки ускорения экономического роста. Только в этом случае, на мой взгляд, они будут востребованы бизнесом.

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below