October 24, 2018 / 8:52 AM / 22 days ago

АНАЛИЗ-Бюджет РФ: стабильность важнее развития

МОСКВА (Рейтер) - Призывы Владимира Путина к экономическому прорыву и выводу России в топ-5 крупнейших экономик мира, звучавшие на старте очередного президентского срока, вылились в антикризисный, готовящий страну к проблемным годам бюджет, основная задача которого в дальнейшем укреплении и без того сильной фискальной политики, говорят аналитики.

Женщина проходит мимо памятника в виде кошелька в Красноярске, 19 декабря 2014 года. REUTERS/Eduard Korniyenko

Одной рукой власти увеличивают нагрузку на население, повышая налоги и пенсионный возраст, а другой - жестко ограничивают траты казны и наращивают ускоренными темпами резервы, жалуются экономисты, указывая на то, что денег на развитие остается все меньше.

К тому же власти полагаются на займы как на один из способов финансировать президентские нацпроекты, однако в условиях ограничений на фоне угрозы новых санкций США увлечение чиновников мегапроектами может привести в будущем к новым поборам или пересмотру бюджетного правила, считают они.

Минфин впервые за десять лет сверстал профицитный бюджет благодаря сдерживающему расходы жесткому бюджетному правилу, высоким ценам на нефть, повышению на 2 процентных пункта налога на добавленную стоимость (НДС) и налоговому маневру в нефтяной отрасли. В 2019 году доходы, согласно проекту бюджета, превысят расходы на 1,8 процента ВВП, в 2020-2021 годах - на 1,1 и 0,8 процента ВВП соответственно.

Основная часть профицита будет направлена в резервы, которые, по оценке Минфина, через три года достигнут 12 процентов ВВП, приблизившись к объему расходов годового бюджета - 16,9 процента ВВП в 2021 году.

Параллельно с накоплением нефтяных доходов власти планируют больше брать в долг, чтобы начать обещанную Путиным масштабную стройку по всей стране.

“В то время как новый бюджет затрагивает некоторые проблемы, связанные с ростом, его основная функция - сохранение ультраконсервативной фискальной политики”, - говорит Владимир Тихомиров из БКС.

“Это хорошо с точки зрения бюджетной и финансовой устойчивости, но плохо с точки зрения развития экономики. У нас будут быстро расти резервы, но при этом денег, которые можно было бы использовать на обновление экономики, будет меньше”.

ОСТОРОЖНОСТЬ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

“Бюджетная политика очень жесткая. Никаких поблажек, никакого ощущения, что нас ждет светлое будущее кроме как в макроэкономическом прогнозе”, - говорит Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

Бюджет, расходы которого финансируются благодаря увеличению налогов, нацелен на сокращение его зависимости от цен на нефть, а не рост экономики, отмечает Наталия Орлова из Альфа-банка. Цена нефти, при которой бюджет будет сбалансирован, по ее оценкам, должна снизиться до около $50 за баррель в 2019 году с $60 в текущем году.

“По сути, мы повышаем налоговую нагрузку на экономику, чтобы позволить бюджету создать дополнительные сбережения из нефтяных доходов”, - заключает Орлова.

По оценке аналитиков Альфа-банка, из-за повышения НДС дополнительная налоговая нагрузка на потребителей в следующем году составит примерно 500 миллиардов рублей. Пенсионная реформа, в результате которой два миллиона человек не получат пенсии в 2019 году, будет стоить населению еще 300 миллиардов рублей.

На этом фоне Фонд национального благосостояния, который страхует бюджет от будущих потрясений, за три года может увеличиться, по оценке Минфина, почти в четыре раза - до 14,2 триллиона рублей, или 12,0 процентов ВВП.

Глава Счетной палаты, бывший министр финансов Алексей Кудрин, ратовавший за ослабление бюджетного правила, считает, что правительство исходит из слишком консервативного прогноза цен на нефть, а потому реальный профицит в следующем году будет еще выше - как минимум на 1,0 процент ВВП - и еще больше денег попадет в суверенный фонд.

По словам Кирилла Тремасова из Локо-инвеста, правительство действует с большим запасом, желая перестраховаться.

“Это лишнее свидетельство того, что в Кремле главным приоритетом видят сейчас большие резервы и максимальную макроэкономическую стабильность, а не рост экономики”, - считает Тремасов.

Минфин, традиционный сторонник экономии, возражает, что ему уже пришлось пойти на смягчение бюджетного правила ради инфраструктурного рывка.

С 2019 года Минфин увеличил допустимый предел расходов, заложив первичный структурный дефицит в размере 585 миллиардов рублей, или 0,5 процента ВВП, который должен покрываться заимствованиями.

“На ближайшие шесть лет мы смягчили бюджетное правило вследствие необходимости увеличения расходов для достижения национальных целей развития, которые были заложены в указе президента. Эти расходы позволят достичь более высоких темпов экономического роста”, - говорил глава департамента бюджетной политики и стратегического планирования Минфина Владимир Цибанов.

Тихомиров считает это недостаточным.

“Это политическая уступка со стороны Минфина, но если смотреть на объем запланированного профицита, и те средства, которые они направляют на расходы - это несопоставимые вещи. ФНБ будет расти более быстрыми темпами, чем из него направляться средства на поддержку различного рода проектов”.

ГОСПЛАН

Власти надеются, что толчок экономическому росту придадут 12 нацпроектов и план модернизации инфраструктуры, которые вытекают из очередного майского указа Владимира Путина. Их стоимость оценивается в 13,1 триллиона рублей до 2024 года, а в предстоящую трехлетку правительство потратит на эти цели 5,5 триллиона рублей, следует из проекта бюджета.

Однако эксперты сомневаются, что новые проекты серьезно стимулируют экономику расти.

“То, что в терминах экономического роста вообще никто не мыслит, стало понятно после того, как НДС повысили. Мосты, дороги построить - это с удовольствием. Такое госплановское мышление”, - говорит Тремасов, добавляя, что проблема не в деньгах, а в отсутствии проектов.

“У нас нет такой ситуации, что лежит куча замечательных проектов, которые ускорят наш рост, и мы боимся, что денег на все не хватит. Есть огромный дефицит хороших проектов и здравых идей”.

Счетная палата в заключении к проекту бюджета указывает, что в нем учтены не все расходы на нацпроекты - расхождение между их стоимостью и тем, что заложено, составляет около 200 миллиардов рублей в 2019 году, а в перспективе трех лет - 1,2 триллиона рублей.

Попыток правительства ускорить рост инвестиций через вложения в государственные инфраструктурные проекты вряд ли будет достаточно, чтобы компенсировать все факторы замедления потребления, считает Орлова, причисляя к ним торможение роста зарплат в связи с окончанием предвыборного цикла, повышение НДС и пенсионную реформу.

Альфа-банк в начале октября снизил прогноз роста ВВП РФ на 2019 год до 0,8 с 1,0 процента. Правительство ждет, что экономика вырастет в следующем году на 1,3 процента по сравнению с 1,8 процента в текущем году.

В структуре расходов нового бюджета меры в части стимулирования экономического роста, сокращения непроизводительных расходов и увеличения доли инвестиций не прослеживаются, пишут аналитики Райффайзенбанка. Доля капвложений в расходах снижается, в то время как доля прочих расходов, не связанных с потреблением и инвестициями, растет - в основном за счет субсидий и трансфертов госпредприятиям.

По оценкам аналитиков Райффайзенбанка, такая структура расходов способна ускорить экономический рост лишь на 0,7-1,0 процентного пункта в ближайшие три года, или на 0,2-0,3 процентного пункта в год, что не сможет перекрыть негативный эффект от пенсионной реформы и повышения НДС, которые в ближайшие три года снизят рост ВВП на 0,4-0,5 процентного пункта в год.

По словам Орловой, концепция, в соответствии с которой власти делают ставку на рост, связанный с госпроектами, а не развитие частного предпринимательства, ничего хорошего для бизнеса не сулит.

“Фактически это означает, что у государства есть нацеленность на изъятие ресурсов в большей или меньшей степени для финансирования своих нужд”, - опасается Орлова.

Тихомиров согласен, что давление на бизнес будет сохраняться.

В начале августа помощник президента Андрей Белоусов предложил Путину пополнить бюджет на полтриллиона рублей за счет изъятия доходов крупнейших горно-металлургических и химических компаний ради финансирования майского указа. Правительство изымать доходы у бизнеса отказалось, но предложило компаниям добровольно наращивать инвестиции под контролем со стороны государства.

ЭКЗАМЕН НА ПРОЧНОСТЬ

Минфин представил амбициозный план заимствований на следующую трехлетку ради финансирования инфраструктурных проектов, которые правительство оценило в 3,1 триллиона рублей до 2024 года. При этом в текущем году ведомство не смогло выполнить задание во втором и третьем кварталах и вынуждено было уменьшить аппетит на четвертый из-за роста стоимости заимствований на фоне угроз расширения санкций в отношении РФ.

В 2019-2021 годах Минфин рассчитывает занять на внутреннем рынке 7,5 триллиона рублей, из которых в следующем году - 2,47 триллиона рублей по сравнению с 1,57 триллиона рублей в 2018 году. Чистый объем привлечения составит 1,75 триллиона рублей в следующем году, в 2020-2021 годах 1,84 триллиона и 1,62 триллиона соответственно.

Минфин говорит, что пока не планирует пересматривать объем заимствований на следующий год, в то время как эксперты называют его завышенным, а некоторые допускают, что правительству в итоге придется пойти на смягчение бюджетного правила.

“Если в следующем году окажется, что премия за риск слишком сильно выросла, то, я думаю, рано или поздно встанет вопрос о некоторой корректировке бюджетного правила”, - считает Орлова.

“При бюджете, сбалансированном при нефти $50, может быть лучше было бы поднять цену отсечения до $50 и держать бюджет сбалансированным, и это снизит давление на долговую стратегию”.

С точки зрения долгосрочной финансовой стабильности в условиях большой неопределенности, связанной с санкциями, жесткая бюджетная политика может быть обоснована, возражает Суслина.

“Практика показала, что накопление резервов полезно, когда происходит кризис. Мы еще не знаем, что будет с санкциями, мы еще не знаем, чего еще кому запретят, поэтому некоторая мобилизация ресурсов сейчас, может быть, даже оправдана”.

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below