July 8, 2019 / 10:05 AM / 2 months ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова

МОСКВА (Рейтер) - Россия рассчитывает выпустить и продать еще как минимум 200 самолетов Sukhoi Superjet, ждет роста автомобильного рынка и внутреннего спроса на сталь в 2019 году, рассказал в интервью Рейтер министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров во время интервью Рейтер в Москве, 5 июля 2019 года. REUTERS/Shamil Zhumatov

Ниже приводятся цитаты Мантурова.

О САНКЦИЯХ

“Никакого плана противодействия санкциям составить заранее невозможно, потому что мы, руководствуясь здравым смыслом, не можем прогнозировать, что наши партнеры, вопреки всей логике, придумают завтра. В каждом конкретном случае нам эту подушку безопасности приходится изобретать отдельно”.

“Кто, например, представлял, что наложены будут американские санкции на компанию Аэрокомпозит, которая производит крылья для МС-21? Это что? На мой взгляд, просто нечестная конкуренция. Это как-то связано с национальной безопасностью США? Или это военная продукция? Они просто почувствовали, что МС-21 получается качественным продуктом, а по сути это прямой конкурент Boeing 737. Но мы заранее, давно запустили проект по собственному производству волокна той марки, которое будет 100-процентным заменителем американского композита. Это, кстати, не ответ на санкции, это программа импортозамещения”.

“Сегодня все немного заигрались в глобальные цепочки поставщиков - так глобализировались, что оказались в западне. Мы должны иметь собственные компетенции в тех областях, которые нам завтра могут закрыть. А вот там, где мы можем найти замену, - там должна быть прямая конкуренция. Там, где американцы не могут поставить что-то, - у нас есть поставщики из Восточной Азии. И там очень качественные сейчас производители.

“В целом только в 2018 году на программу импортозамещения было направлено порядка 600 миллиардов рублей, причём 80% - это частные инвестиции”.

 

О СУПЕРДЖЕТАХ И МС-21

“Катастрофа не повлияла никак на наших заказчиков, ни потенциальных, ни тех, которые имеют контракт. У тайских компаний - как был заказ, так он и остается. По Аэрофлоту - вы сами слышали их заявления. Они и парк сохраняют, и будут дополнительно закупать и суперджеты, и МС-21”.

“Мы рассчитывали, что спрос на суперджеты будет 50 самолетов в год, реально сейчас оцениваем его в 25-30. Региональный самолет - это очень узкая ниша и очень конкурентный рынок, на нем конкурируют и турбовинтовые, и реактивные самолеты. И при этом потребность в них очень маленькая. Но мы осознанно с 2000-х годов шли в этот сегмент, потому что с чего-то нужно было начать в режиме глобального участника кооперации. Мы создали отличный самолёт. Кроме того, без суперждета не получился бы и МС-21. Нам нужно было наработать компетенции именно в гражданском авиастроении, в новых экономических реалиях”.

“На разработку Superjet было потрачено около $2 миллиардов. МС-21 - вся программа рассчитана на запуск серийного производства почти 100 машин в год - общий объем затрат будет около $4 миллиардов”.

“Уровень локализации с учетом двигателя будет порядка 70%, а с двигателем Pratt & Wittney - около 50%. У суперджета было все наоборот - 30% российского, сегодня 40% российского, а остальное импортное. Поэтому мы и не можем поставить SSJ-100 в Иран, хотя там есть потребность в 100 машинах”.

ПРО НОВЫЕ КОНТРАКТЫ НА САМОЛЕТЫ

“Может быть, к МАКСу будет что-то готово. И по МС-21, и по суперджету. По МС-21 больше, по суперджетам меньше”.

ОБ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИИ НЕФТЕГАЗОВОГО ОБОРУДОВАНИЯ

“В нефтегазовом оборудовании мы начинали с 60% импорта, 2018 год закончили с 51% импорта. Это тяжелая с точки зрения импортозамещения отрасль, но 10% за четыре года - хороший результат. Наша стратегическая задача - должно быть 60% независимости. Наверное, мы будем двигаться и дальше - до 70%”.

“Часть мы уже и разработали, и запускаем в производство в части сейсморазведки. В 2017 году мы подписали двухстороннее соглашение с Газпромом по локализации подводно-добычных комплексов и консолидировали потребность Лукойла, Газпрома и Роснефти в элементах ПДК. За 2017-2019 годы поддержали реализацию 12 приоритетных технологических направлений на общую сумму 3,44 миллиарда рублей. Выпуск серийной партии образцов мы ожидаем к 2023 году”.

“Из бюджета отрасль нефтегазового машиностроения получила порядка 16 миллиардов рублей с 2014 года. Эта цифра включает субсидии на поддержку НИОКР, компенсацию затрат на производство пилотных партий продукции, компенсации процентных ставок по кредитам, поддержку лизинговых проектов, а также выдачу займов на реализацию крупных инвестиционных проектов”.

“По гидроразрыву пластов - разрабатывается отраслевой программный продукт для моделирования гидравлического разрыва пласта. В соответствии с концепцией к 2020 году будет создан продукт мирового уровня, который сможет составить конкуренцию на рынке ПО для моделирования технологии ГРП мировым лидерам Mangrove и Gohfer. Поддержка проекта со стороны государства составила 250 миллионов рублей”.

О ТУРБИНАХ БОЛЬШОЙ И СРЕДНЕЙ МОЩНОСТИ

“В вопросе производства газовых турбин, в том числе большой мощности, мы не должны быть зависимыми, поэтому в большей степени рассчитываем на собственные силы. У меня нет уверенности в том, что кто-то из иностранных производителей согласится передать полностью ноу-хау, а это наше условие. Мы не хотим выпрашивать у кого-то коды на то, чтобы запустить станции. Имея необходимые технологии, мы вполне в состоянии это производить, вопрос в компетенциях”.

“Применительно к нашему рынку и к тем требованиям, которые мы предъявляем по локализации, сейчас не так много компаний готовы обеспечить спрос, который составляет порядка 50 машин до 2035 года (40-80 мегаватт, 100-130 мегаватт и 150-190 мегаватт). GE, Siemens - потенциально, да. Если рынок по программе ДПМ-2 рассчитан до 2035 года до 40 гигаватт, в контексте сегмента, который у нас пока должным образом не локализован и не производится, это 40-80, 110-130 и 150-180 мегаватт, должно всем хватить места под солнцем”.

“На Ивановских ПГУ совсем недавно завершился первый этап испытаний газовой турбины большой мощности ГТД-110М, мы получили результат 1.600 эквивалент часов с очень неплохим КПД – это подтверждение, что мы пошли правильным путем, вошли в этот сегмент, которым вообще не занимались”.

“Нам нужно еще произвести две турбины и получить дополнительный объем эксплуатационного времени, чтобы подтвердить ресурсные параметры и качественную референцию, а затем говорить уже о запуске серийного производства с широкой кооперацией, в которой будут принимать участие широкий круг российских предприятий”.

“Предварительно обсуждалось, что финальная сборка должна быть как раз на Силовых машинах. Пока еще решения такого не принято, кооперация до конца не сложена”.

“Мы должны продолжать вести работу по турбинам большой мощности и средней мощности. Для создания производства газовых турбин на базе отечественной технологии в диапазонах 40-80 мегаватт и 150-190 мегаватт мы планируем оказать государственную поддержку. Конкурсные процедуры на предоставление указанной субсидии планируются в III квартале 2019 года. Подведем итоги и приступим к реализации проекта до к конца года. Бюджетные средства на трехлетку у нас заложены – 7 миллиардов рублей на НИОКР, эту сумму должен будет потратить тот, кто выиграет конкурс”.

“Возможно, по итогам НИОКР потребуются дополнительные инвестиции со стороны государства, скорее, как мера поддержки по обеспечению серийного производства”.

О ПРОЕКТЕ СИЛОВЫХ МАШИН ВО ВЬЕТНАМЕ

“Да, действительно, вьетнамские банки с некоторым опасением относятся к платежам, которые связаны с Силовыми машинами, как с компанией, которая находится под санкциями. Но мы находим решение для того, чтобы обеспечить реализацию и завершение этого проекта. Вопрос решается. У вьетнамских коллег есть желание решить проблему”.

О ВЫХОДЕ SIEMENS ИЗ ГАЗОТУРБИННОГО СП С СИЛМАШЕМ

“Никаких решений не принималось ни одной, ни другой стороной, но какой-то выход из этой ситуации должен быть найден. Силовые машины находятся под американскими санкциями, а компания Siemens очень из-за этого переживает”.

ОБ АВТОРЫНКЕ И АВТОПРОМЕ

“Больше бюджетных средств на поддержку спроса на авторынке в этом году мы не планировали. Мы считаем, что критичной ситуации нет, но мы заинтересованы в поддержке и уровня производства, и в целом рынка. Мой прогноз по рынку в целом – либо сохранение параметров прошлого года, либо 1, максимум 2 процента рост. По производству - это 2-2,5 процента роста”.

“Мы рассчитываем, что следующий год сохранит положительную тенденцию. Мы в начале года уменьшили господдержку, но пришлось дополнительно стимулировать, чтобы поддержать параметры, которые мы достигли по прошлому году. К 2025 году мы ориентируемся на рост до 2,5 миллиона (штук в год), до 3 миллионов точно явных предпосылок нет”.

“Кстати, к 2025 году показатели рынка и производства еще сильнее сблизятся, потому что были подписаны практически все СПИКи с производителями, которые были заинтересованы в продолжении нашей политики повышения уровня локализации”.

“О новых СПИКах: Очевидно, это будет китайский автопром в лице компании Haval, я не думаю, что они откажутся от своих амбиций. Они рассчитывают на объем дополнительных инвестиций более 30 миллиардов рублей в период реализации СПИКа, и было бы странно не подписать с ними контракт”.

О ЛОКАЛИЗАЦИИ HAVAL:

“Там очень много направлений, включая производство двигателей, коробки передач, трансмиссии, систем управления автомобилем. Поскольку они активно начали развивать сегмент с электромобилями, то мы бы хотели с ними вместе обсудить эту тему. Они говорили, что у них инновационная батарея, интегрированная в шасси и практически в корпус автомобиля. Я снарядил команду специалистов, чтобы они смогли на месте ознакомиться и продолжить диалог в этом направлении”.

“Что касается электромобилей, как жесткое условие, наверное, требование по локализации не будет прописано в СПИК, а как один из сегментов повышения баллов - да. У них уже достаточно высокая заявленная степень локализации, чтобы подписать с ними СПИК”.

О ПРОЕКТЕ AURUS

“Открытие шоурума Aurus в Москве может состояться в августе, машины в стадии финальной готовности”.

“Точная цена на Aurus для коммерческих заказчиков будет озвучена в день открытия шоурума, предварительно она будет около 18 миллионов рублей. Нужно учитывать, что пока это продукт фактически штучной сборки, производство на мощностях индустриального партнёра проекта - Sollers - в Татарстане начнётся в конце 2020 - начале 2021 года”.

“Мы рассчитываем, что это будет не только автомобильный бренд, очень важно, чтобы он ассоциировался с качеством произведенной продукции в России. Это премиальный сегмент”.

“На российском рынке изначально не было потенциала и возможностей “оседлать” такой проект, поэтому государство выступило как драйвер, не только создав автомобиль для первых лиц, но и реализовав ряд уникальных решений, которые будут использованы и в массовом сегменте российских автомобилей”.

“Президент эксплуатирует только Aurus, если даже мы говорим про международные поездки. Дмитрий Анатольевич Медведев не так давно начал эксплуатировать этот автомобиль. По мере пополнения гаража особого назначения при дополнительном количестве этих автомобилей командировки будут обеспечиваться также за счет Aurus. Что касается нашего основного заказчика, ФСО, то до конца года мы обеспечим поставку дополнительного количества автомобилей, которые обеспечат обслуживание охраняемых лиц. Надеемся, что в следующем году и члены правительства начнут активно переходить на Aurus”.

“Мы изначально закладывали в параметры Aurus защиту максимального уровня, которая есть сегодня на рынке по данному типу автомобилей”.

“Пользуюсь Aurus с весны, я им доволен”.

“У нас есть стратегический партер – компания Tawazun (36% или 110 миллионов евро инвестиций), которая входит в число предприятий, находящихся под личным покровительством наследного принца ОАЭ Мухаммеда Аль-Нахаяйна. Вся семья и руководство Арабских Эмиратов имели возможность ознакомиться с этим автомобилем не только в России, когда президент Путин пригласил его проехать на этом лимузине, но и в рамках выставки IDEX. Конечно, в плане приобретения машин мы надеемся, что наши партнеры начнут именно с себя. Машина в белом цвете так и осталась в ОАЭ. Клиентская база там уже готова”.

“Это мелкосерийный продукт, по мере расширения производства, а это реально произойдет в 2021 году, когда запустим серию в Елабуге, можно будет говорить о снижении производственных издержек и стоимости закупки компонентов для производства. Любой производитель компонентов готов снижать стоимость, если ты ему дашь гарантированный объем заказов”.

Глеб Столяров, Олеся Астахова. Редактор Андрей Кузьмин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below