21 июня 2013 г. / , 14:25 / 4 года назад

ИНТЕРВЬЮ-Сумма просит власти советоваться с бизнесом при планировании мегапроектов

Логотип Суммы в центральном офисе компании в Москве 5 мая 2012 года. Владелец многопрофильного холдинга Сумма Зиявудин Магомедов привязал развитие транспортной инфраструктуры России к диалогу власти и частного капитала, советуя государству согласовывать с бизнесом гигантские стройки. REUTERS/Yana Soboleva

Глеб Столяров

МОСКВА (Рейтер) - Владелец многопрофильного холдинга Сумма Зиявудин Магомедов привязал развитие транспортной инфраструктуры России к диалогу власти и частного капитала, советуя государству согласовывать с бизнесом гигантские стройки.

На российском рынке Магомедов видит пул реальных инвесторов, готовых инвестировать в инфраструктурные проекты, включая собственный холдинг.

“У нас (в РФ) доля инвестиций в инфраструктуру в соотношении с ВВП - 1,4 или 1,7 процента, - сказал он в интервью Рейтер. - В нашем случае схожие экономики - Бразилия, Индия, Китай - от 8 до 10 процентов вкладывают. Нам, очевидно, нужно вкладывать в разы больше. Вопрос не в том, что этих денег нет - эти деньги есть, в моем понимании”.

РФ, выбранная местом проведения зимней олимпиады в Сочи в 2014 и чемпионата мира по футболу в 2018 году, бросила все финансовые ресурсы на подготовку к ним, что вызвало критику экспертов, указывающих на “узкие места” в железнодорожной инфраструктуре, до сих пор не решенную проблему подходов к портам, плачевное состояние аэропортовой инфраструктуры.

В пятницу президент Владимир Путин разрешил потратить на инфраструктурные проекты половину пенсионного стабфонда размером $40 миллиардов, для начала пообещав вложить $14 миллиардов “в окупаемые инфраструктурные проекты, на возвратной основе” - высокоскоростную магистраль Москва-Казань, кольцевую дорогу вокруг Москвы и в Транссиб, предложив частным инвесторам поучаствовать в них.

СНАЧАЛА ПОСОВЕТОВАТЬСЯ

В крупных инфраструктурных проектах с длинными сроками окупаемости бизнес участвовать не будет, это приоритет государства, считает председатель совета директоров Суммы, говоривший в прошлом году о необходимости инвестиций в расширение двух железнодорожных магистралей, связывающих центральную часть РФ и Дальний Восток.

“Нужно вкладывать в железнодорожные, трубопроводные и энергетические проекты. Но все три эти коммуникации являются монополией государства - Россети, ФСК, Газпром, Транснефть”, - считает он.

Но при принятии решений о финансировании гигантских строек государство должно советоваться с частниками, уверен Магомедов.

“Государство должно исходить из соображений приоритетности - какие в первую очередь реализовывать и какие во вторую”, - сказал он.

”Чтобы бизнес говорил: “Коллеги, давайте не решать за кулисами, какой проект - БАМ или Транссиб, давайте просто посмотрим, будем одновременно реализовывать оба проекта, или в некоей последовательности. Если в последовательности - то какой проект более актуален с точки зрения экономической модели и геополитических интересов страны?”

“Иногда, к сожалению, носителями этих (больших инфраструктурных) проектов являются отдельные ведомства и министерства. Где-то Минтранс, где-то Минрегион, и это не очень хорошо”.

“Например, возникает вопрос - а зачем вкладывать 200 миллиардов рублей, в том числе бюджетных денег, в тот же самый порт в Тамани, если есть уже построенный порт в Новороссийске? - спрашивает бизнесмен. - Мы будем увеличивать грузовую базу по контейнерам и зерну. Есть и грузовая база, которая потенциально может прийти на эту территорию. А эти деньги можно, допустим, инвестировать в Дальний Восток”.

РФ планирует построить в Краснодарском крае на Таманском полуострове большой сухогрузный порт с прогнозируемым грузооборотом почти 100 миллионов тонн к 2018 году стоимостью почти 80 миллиардов рублей и зовет в него частных инвесторов, в том числе грузовладельцев.

ДЕНЬГИ ЕСТЬ

Российская инфраструктура будет постоянно подпитываться частными деньгами при условии диалога власти с бизнесом, считает владелец Суммы.

“Часть этих инвестиций (в инфраструктуру) будет делать, естественно, бизнес, - уверяет Магомедов. - На сегодняшний день есть сформировавшийся пул из трех-четырех компаний, достаточно мощных, которые готовы вкладывать и не ограничивать ни одного из грузоотправителей”.

“Есть НМТП, есть компания UCL Лисина, есть Global Ports - крупнейшие стивидоры в России. Есть новый терминал ОТЭКО на юге России. Мы готовы сегодня как стивидор, как группа Сумма. У нас есть несколько стивидорных компаний, есть Fesco, есть НМТП. Мы готовы вкладывать деньги в сухие порты, в припортовые подходы”.

“У нас вся портовая отрасль демонстрирует объемы, сопоставимые с оборотом одного порта Роттердама. При этом, наверное, сильно драматизировать ситуацию нельзя, потому что в отличие от железной дороги, допустим, с 1991 года грузооборот морских портов был всего 160 миллионов тонн, сейчас - 540-560 примерно. Понимаете, почему, да? Частный капитал”.

Активы Суммы, которая позиционирует себя как долгосрочного стратегического инвестора в инфраструктурных транспортных проектах, включают 25 процентов крупнейшего в РФ портового оператора Группы НМТП, владеющего перевалочными мощностями в Новороссийске и Приморске, 23 процента акций контейнерного оператора Трансконтейнер, а также контроль в Группе Fesco, занимающейся железнодорожными, морскими перевозками, а также перевалкой контейнеров на Дальнем Востоке.

Входящий в Fesco Владивостокский морской торговый порт, а также оба порта НМТП испытывают сейчас дефицит пропускной способности железных дорог на подходах, однако РФ устранить этот дефицит пока не в состоянии.

“Мне кажется, что на горизонте до 2025 года Россия должна переваливать 1 миллиард тонн. Но только при условии активной корреляции и синхронизации частного бизнеса и монополий”.

“Россия сейчас демонстрирует маргинальные 3-4 процента транзита, при том, что в Европе, в развитых экономиках это 15-20 процентов. Для России это возможно, и группа Fesco будет на этом фокусироваться”, - обещает он.

Географическое положение РФ позволяет обеспечивать транзитные перевозки грузов из Китая и стран Юго-Восточной Азии в Европу.

РЖД вместе с национальными железными дорогами Белоруссии и Казахстана в четверг подписала соглашение о создании Объединенной транспортно-логистической компании, куда планирует внести принадлежащий ей контрольный пакет Трансконтейнера и развивать транзитные перевозки в направлении северо-запада Китая.

Сумма же, контролирующая через Fesco пакет Трансконтейнера, настаивает на развитии транзита через порты Дальнего Востока и обещает инвестиции в этот сектор.

“Рост транзита зависит, в том числе, от развития ”сухих“ портов, которые обеспечивают бесперебойную передачу и в Новороссийские, такая у нас есть идея, и во Владивостоке. Fesco уже имеет сухой порт в Хабаровске, смотрит на такие проекты в Екатеринбурге или Новосибирске. Это наша стратегия. Но тут тоже важна скорость и пропускная способность железных дорог”.

“Финансовые ресурсы есть, - говорит он. - У таких проектов окупаемость - 5-7 лет, адекватная. Будет нормальный проект - поверьте мне, деньги на него найдутся”.

ПРИВАТИЗИРОВАТЬ ПОЛНОСТЬЮ

Владелец Суммы, претендующей на 20-процентный госпакет Группы НМТП, настаивает на полной приватизации всех российских компаний, кроме крупных инфраструктурных монополий.

“Приватизировать полностью. Наверное, не в спешке, наверное, не сразу, но полностью”.

“Мне кажется... большие инфраструктурные компании, которые соответствуют всем трем... критериям (равнодоступность, географическая диверсификация, пропускная способность), конечно, должны быть в собственности государства. Что касается предприятий нефтегазовой отрасли - тут тоже решение принимается на уровне президента”.

“Все остальное, как мне представляется, можно в обозримые сроки приватизировать, в течение ближайших двух-трех лет. И российский бизнес к этому готов в большей степени, чем 10-15 лет назад, когда это все носило достаточно странный характер”, - сказал он.

Сейчас Сумма на паритетных началах с государственной Транснефтью владеет контрольным пакетом Группы НМТП. В начале этого года оба акционера вступили в открытый конфликт, который привел к смене гендиректора и председателя совета директоров компании.

Магомедов о сути противостояния говорить с Рейтер не стал, однако ранее стороны сообщали, что после смены менеджмента и согласования инвестпрограммы конфликт был исчерпан.

РФ, которая планировала в конце прошлого года продать свой пакет НМТП через SPO, поменяла свои планы, но пока окончательного решения о приватизации 20 процентов не принято.

Магомедов не понимает, почему РФ тянет с приватизацией этого актива.

“Это (НМТП) на самом деле большой актив, достаточно важный для государства, но и ”золотая акция“, и участие Транснефти позволяют контролировать ситуацию и принимать все решения на консенсусной основе”, - говорит он.

“Этот пакет в 20 процентов ничего не дает, уровень контроля достаточный, - говорит он. - Продажа его или стратегическому инвестору, или в рамках SPO - и тот, и другой вариант - оба рабочие. Очевидно, что государство заинтересовано в том, чтобы публичная компания была ликвидная, чтобы показывала хорошее развитие, больше обороты, больше платила налогов”.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below