7 июня 2011 г. / , 05:11 / 6 лет назад

ЦБР пожертвует стабильным рублем ради целей по инфляции

<p>Центробанк РФ в Москве, 19 декабря 2008 года. ЦБ РФ фактически перейдет к системе целевых интервенций 2008 года, когда купленная валюта шла в резервный фонд Минфина, сказал зампред ЦБ Сергей Швецов. Возврата к таргетированию курса не будет, приоритет - ориентиры по инфляции при неминуемом увеличении волатильности рубля.Sergei Karpukhin</p>

МОСКВА (Рейтер) - ЦБ РФ фактически перейдет к системе целевых интервенций 2008 года, когда купленная валюта шла в резервный фонд Минфина, сказал зампред ЦБ Сергей Швецов. Возврата к таргетированию курса не будет, приоритет - ориентиры по инфляции при неминуемом увеличении волатильности рубля.

"Банк России проводит целевые интервенции, направленные на сглаживание фундаментального дисбаланса спроса и предложения валюты, в том числе в связи с бюджетной политикой, направленной на частичное накопление нефтяных доходов", - сказал он.

В кризис резервный фонд не накапливался, а расходовался на покрытие дефицита бюджета.

"Сейчас этот процесс восстанавливается, я думаю, мы фактически будем переходить к той системе, которая была заложена в 2008 году, когда в значительной степени целевые интервенции ЦБ будут соответствовать накоплению резервов Минфина" - сказал Швецов.

Рекордные цены на нефть в этом году позволяют властям ожидать удвоения Резервного фонда к концу года.

Депутат и глава банковской ассоциации "Россия" Анатолий Аксаков спросил у Швецова, нужно ли проводить политику укрепления рубля в нынешних условиях.

"Я сомневаюсь, что Банк России проводит политику укрепления рубля, направленную на сдерживание инфляции. Вопрос в том, что такое рубль, его стоимость? Это валютный курс или инфляция?", - сказал Швецов.

"У Банка России есть вмененная необходимость ограничивать волатильность рубля и есть желание и возможность влиять на инфляцию в стране. Если вы вспомните восстановительный период после кризиса 1998 года, то ЦБ достаточно жестко сдерживал укрепление рубля и волатильность курса ... рубль был внутри очень узкого коридора, который был практически неподвижен".

"Ценой такой политики были высокие темпы инфляции и рост денежной массы, побочным эффектом был достаточно большой рост резервов".

"Чего мы достигли в результате такой политики? Фактически, мы не диверсифицировали нашу экономику, она осталась зависимой от сырья, и по сравнению с другими станами "Большой Двадцатки" кризис нас затронул намного больше...".

"Буквально перед самым кризисом Банк России понял бесперспективность политики ограничения динамики валютного курса", - напомнил Швецов.

НАЗАД ПУТИ НЕТ

ЦБР сделал выбор в пользу целей по инфляции.

"Мы ввели в мае 2008 года плавающий коридор и в октябре 2010 года сняли какие-либо количественные ограничения для движения курса национальной валюты (отменили коридор 26-41 рубля). На сегодняшний день мы имеем большие риски, связанные с курсовой динамикой, в том числе для спекулянтов, экономических субъектов, что, в частности, стимулирует рублевые заимствования и рублевое кредитование", - сказал Швецов.

"То есть рубль, как валюта, на фоне большей волатильности к бивалютной корзине приобретает больший вес и большее использование внутри страны, потому что мы перестаем импортировать чужую денежно-кредитную политику в этом случае и фактически получаем независимость собственной процентной политики, которая будет влиять на инфляцию".

"Хотите, это политический выбор, хотите, психологический выбор, но мы заявляем ... что мы движемся к инфляционному таргетированию, таким образом, смещая собственную ответственность с валютного курса к той инфляции, которую имеет страна, в результате, в том числе, операций ЦБ".

Швецов указал на постепенное сокращение валютных интервенций ЦБ:

"Необходимым условием для снижения темпов роста денежной массы является снижение интервенциональной активности Банка России. Эта активность делится на две части - ограничение волатильности, мы потихонечку допускаем большую волатильность курса, снижаем волатильность процентных ставок, то есть замещаем якорь для денежного рынка под названием валютный курс на другой якорь - процентные ставки".

"И вторая часть интервенций - это интервенции, которые связаны в значительной степени с операциями Минфина по изъятию избыточной экспортной выручки из нефтегазового сектора. В результате, три компонента. Первый компонент - это плавающие пошлины. Увеличивающаяся стоимость энергоресурсов при плавающих налогах дают достаточно низкую волатильность рентабельности нефтегазовых компаний, и в значительной степени дополнительная выручка нефтегазовых компаний оседает в государственных фондах".

"Второй компонент этой политики - изъятие из бюджета этих средств, то есть недопущение использования значительной части нефтяной выручки для целей покрытия дефицита бюджета. Как вы знаете, ненефтегазовый дефицит у нас сегодня больше 10 процентов. в принципе это очень много. Но положительно то, что мы уже в этом году начнем накапливать резервный фонд".

"Третий компонент этой политики заключается в том, что Минфин покупает валюту. Технически Минфин ее покупает после накопления нефтегазового трансферта и достаточно большими партиями в конце года, когда у него есть четкая уверенность относительно текущего бюджета. Переложить такие покупки разово на валютный рынок - это достаточно сложная вещь, это большая волатильность, поэтому Банк России в своих интервенциях, ту сумму, которую Минфин должен купить (в конце года), он ее размазывает на протяжении всего года", - сказал Швецов.

Примерно такая же политика осуществляется Норвежским ЦБ, который раз в месяц объявляет, сколько валюты он собирается купить в этом месяце для целей пополнения нефтегазового фонда правительства Норвегии, добавил он.

"Плюс к этому, мы смотрим на фундаментальные дисбалансы текущего счета и другие факторы, формирующие банковскую ликвидность".

"В результате, определяется на месяц объем целевых интервенций, которые Банком России осуществляются. При этом целевые интервенции не влияют на ликвидность банковского сектора, потому что покупаемая (ЦБ) валютная выручка дает рубли экспортерам, которые платят эти рубли в бюджет, который эти рубли сегрегирует в этих фондах, отдавая их впоследствии Банку России в обмен на ту же самую валюту, которую ЦБ купил", - сказал Швецов.

"То есть, на самом деле, целевые интервенции не являются вредными с точки зрения инфляционных процессов, плюс они существенным образом ограничивают укрепление рубля, чем если бы ЦБ такие интервенции не проводил".

"Второй тип интервенций - которые ограничивают волатильность, но не связаны с бюджетом, они формируют избыточное предложение ликвидности на рынке, которое Банк России стерилизует с помощью своих операций - депозитов и ОБР. Плюс к этому Минфин воздействует на ликвидность, выпуская госбумаги и размещая средства в депозиты".

"На сегодняшний день, если посмотреть график выпуска облигаций Минфина, он очень сильно похож на график размещения депозитов. То есть Минфин сколько берет, столько и отдает. Есть определенный баланс и Банк России дирижирует вместе с Казначейством этим балансом, как не создавать избыточное предложение ликвидности. И учитывая, что у нас есть локальный сезонный профицит бюджета в течение первой половины года, мы видим, что банковская ликвидность снижается, но не до тех размеров, чтобы вызвать рост процентных ставок".

"Поэтому переход к ответственности ЦБ за инфляцию неминуемо приведет к отказу от активного вмешательства в курсообразование на внутреннем валютном рынке и процесс носит симметричный характер. То есть, в зависимости от текущего счета и потоков капитала, рубль может также и ослабевать. Не значит, что он должен обязательно всегда расти".

ОТТОК БУДЕТ?

В предыдущие годы укрепление рубля сопровождалось чистым притоком капитала, почему же сейчас так долго продолжается отток, - спросили у Швецова депутаты.

"С точки зрения нечистых цифр, приток сильно не поменялся, увеличился отток и этот отток пропорционален положительному сальдо текущего счета, даже больше, экспортной выручке. У нас есть впечатление, что есть некоторый вмененный объем или доля экспортных поступлений, которая выводится за пределы РФ. Это может быть покупка активов, покупка недвижимости для сотрудников, все что угодно. Но никаких неестественных цифр мы не нашли", - сказал Швецов.

"Единственное, в чем ситуация отличается, так это в том, что сейчас многие иностранцы на встречах жалуются... относительно инвестиционного климата. Не думаю, что на сегодняшний день инвестиционный климат в России сильно хуже, чем он был до 2008 года. При этом иностранцами отмечается, что он лучше в других странах, входящих в группу БРИКС. Если Россия не ухудшила инвестиционных климат, другие страны его улучшили, поэтому мы выглядим не столь привлекательно для инвестиций, прежде всего портфельных, как наши коллеги из Бразилии или Китая".

Отток капитала из РФ в мае, по предварительным данным, сократился до $5 миллиардов, сказала глава департамента платежного баланса ЦБ РФ Лидия Трошина.

"Составляя эти таблицы каждый день, я хочу сказать, что у нас было положительное текущее сальдо всегда, много лет, и ЦБ его покупал в резервы, получалось, что текущее сальдо - это плюс, а резервы его на себя забирали, этот плюс, и поэтому получалось, что ЦБ противопоставлял текущему счету", - сказала Трошина.

"Теперь же, когда политика ЦБ изменилась в силу тех причин, о которых сказал наш зампред, получается, что текущий счет, этот плюс, он должен куда-то деться. Если ЦБ его не забирает себе, он должен идти другим путем, иначе эта арифметическая таблица просто не сводится".

"Если политика ЦБ будет такая, какая она есть, то у нас будет отток до тех пор, пока текущий счет не уйдет в ноль или в минус. Тогда, автоматически, чтобы проходили какие-то операции, начнется приток", - сказала Трошина.

Швецов опроверг мнение, что укрепление рубля вредит национальной экономике:

"Есть такая позиция, что укрепление национальной валюты вредит только в конкурентных областях ... но в значительной степени Россия не находится в поле конкурентной продукции. Нефть - это товар, который будут покупать, биржевой товар, он не зависит от того, какой рубль. И, наоборот, мы считаем, что при гигантской изношенности основных фондов и отсутствии отраслей, производящих оборудование для нашей промышленности, укрепление рубля имеет положительный эффект".

"Второй момент - из двух зол нужно выбрать меньшее. Как я уже сказал, реальный курс рубля не зависит от политики Банка России и выбор - инфляция или курс, что важнее, должен основываться на нашем опыте. Наш опыт с 2000 по 2008 годы показал, что управляя курсом, не добиться тех целей, которые мы перед собой ставим - диверсификация экономики, укрепление финансового сектора и так далее. Мы этот путь проходили, мы пробовали не укреплять рубль, мы пробовали тотально выкупать все сальдо текущего счета, у нас не развились те отрасли, о которых мы говорили, и которые могли бы развиться в условиях стабильного курса".

"Второй раз наступать на те же грабли мы не готовы. Поэтому наш приоритет - это все-таки ориентиры по инфляции при неминуемом увеличении волатильности национальной валюты. Укрепление рубля - это не заданная траектория, он может и ослабнуть", - повторил Швецов.

Елена Фабричная

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below