26 декабря 2011 г. / , 06:42 / 6 лет назад

ИНТЕРВЬЮ-Освоение новой Москвы займет "целую вечность"

Ольга Сичкарь

Сварщик работает на месте строительста новой станции московского метро в районе Новокосино 12 октября 2011 года. Подробный план развития земель новой Москвы появится через два года, а ее полное освоение может занять "целую вечность", считает главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Главная задача - сделать эти территории самодостаточными, не превратив в еще один спальный придаток столицы, рассказал он в интервью Рейтер. REUTERS/Anton Golubev

МОСКВА (Рейтер) - Подробный план развития земель новой Москвы появится через два года, а ее полное освоение может занять “целую вечность”, считает главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Главная задача - сделать эти территории самодостаточными, не превратив в еще один спальный придаток столицы, рассказал он в интервью Рейтер.

Чем застроят новую территорию Москвы - пока не решено, до конца года власти только готовятся объявить условия конкурса на разработку концепции развития города, включая новые территории.

Кузьмин, занимающий должность главного архитектора Москвы с 1996 года, назвал главной бедой российского градостроительства не идеи, а их реализацию.

“Самое отвратительное, если новую территорию будут рассматривать как полигон для нового жилищного строительства. Это будет провал. А если мы выносим туда правительственный центр, вокруг которого, как мотыльки вокруг лампочки, будут собираться люди с деньгами, то - другое дело”.

Проект расширения Москвы правительство РФ впервые презентовало в июле 2011 года. К столичным территориям присоединят 160 тысяч гектар Московской области - ее южную часть вплоть до Калужской области - плюс территории проекта Рублево- Архангельское и инновационного центра Сколково.

“В конце января - начале февраля сформируют экспертную группу с международным участием и выберут 10 коллективов, которые за плату будут работать, и их идеи город использует при создании генплана. Они будут работать 6 месяцев - результаты увидим осенью”.

“Генплан может быть готов в 2014 году. Сколько лет займет полностью освоение территорий, невозможно оценить - целую вечность”, - прогнозирует он.

“Когда мы проанализировали, сколько область хотела построить на этом месте жилья, у меня волосы встали дыбом - более 30 миллионов квадратных метров! Это застройка в основном 17-этажками. Есть желание эту цифру резко сократить - и построить в разы меньше”.

Кузьмин считает, что застройка на территории новой Москвы должна соответствовать не городской, а пригородной.

“Этажность - от 2 до 7, а в основном 4-5 этажей, плотность 10 тысяч метров на гектар”.

“Финансовый центр (как и правительственный) нужно расположить в зоне заМКАДья, превратив в якорь для появления частных инвесторов. Но если это будет, например, Рублево-Архангельское, не дай Бог забыть, что рядом Архангельское!”, - восклицает Кузьмин.

Кузьмин считает, что расширение столичных границ на юг, в сторону Калужской области, было единственно возможными решением.

“Куда было идти? На восток - где самая высокая плотность - там живет одна треть населения Московской области? На север, где наши главные рекреационные ресурсы, в том числе водохранилища? К тому же, сделанный выбор - шаг в сторону Европы”.

“Присоединяемый к Москве сегмент территорий в виде ”юбочки“ должен постепенно превратиться в солнце-клеш”, - считает Кузьмин, отказываясь рассуждать о том, станут ли в результате все эти территории столичными юридически.

“СЫТАЯ” МОСКВА

Кузьмин считает, что ажиотажная застройка Москвы, которая поспособствовала приближению транспортного коллапса, в конце 90-х и начале 2000-х была оправдана.

“Для меня существует два разных города: Москва начала 90-х и сегодняшняя. Тогда это, в большей степени, был вопрос выживания. Был клич - дорогие товарищи инвесторы, приходите, вы нам нужны, нужны ваши вложения. Можете сами предлагать, что вам интересно строить, потому что городу нужно все”.

“Помню (в начале 90-х) выходим с женой из Вахтанговского театра на Арбате: горит каждый десятый фонарь, под ногами что-то шуршит, видимо, идеологический мусор. Люди вышли, посмотрели друг на друга и разбежались. Москва была городом, в котором не хотелось гулять, в который, уезжая за границу, не тянуло вернуться”.

“Однако превратив большой социалистический город в мировой мегаполис, мы получили все минусы мегаполиса. И сейчас правительство Москвы занимается регуляцией и исправлением этих минусов”.

“Генплан, подготовленный в 91-98-х годах, мы называли генпланом ”возможностей“. Следующий генплан, созданный 2 года назад - генпланом ”необходимостей“. Город - как сытый человек, который становится разборчивым в еде”.

“Но перестроиться моментально невозможно - тормозной путь у этой инертной машины оказался длинным - 5 лет. При новой власти этот вал (застройки) удалось остановить. Теперь город может направлять инвесторов в те отрасли, которые нужны в первую очередь - транспорт, медцентры, науку”.

МЕНЬШЕ ГИГАНТИЗМА

“Беда всего нашего градостроительства, что мы можем неплохо что-то придумать, но всегда очень плохо это реализуем. Это мое мнение. На примере Москва-Сити: сначала рванули (строить) офисы, а надо было развивать инфраструктуру, дороги, привести в порядок территорию вокруг”.

“Недостаток нынешнего состояния города - мы имеем центр с около 2 миллионов мест приложения труда при населении 700 тысяч человек и совершенно голые с точки зрения рабочих мест спальные районы. Отсюда транспортные проблемы утром и вечером. При этом бешеное количество новых спальных районов появляется в области, причем вокруг МКАД. И опять мы получаем спальные районы, откуда все поедут работать в центр. Это надо регулировать - распределение и появление мест приложения труда в московской агломерации”.

Кузьмин подчеркивает, что в центре нельзя допускать создания новых рабочих мест или объектов, привлекающих большое количество посетителей, то есть избегать строительства офисов и торговых центров.

“У нас промышленных зон в чистом виде в Москве 14 тысяч гектар. Достаточно чтобы осталось 7,5 тысяч гектар. Это промышленность, которая необходима городу для его существования, это и энергетика, и пищевая промышленность, а вот что делать еще с 6,5 тысяч гектар, это большой вопрос”.

Кузьмин отмечает, что планы города по освоению масштабных проектов сейчас пересматриваются. В частности проект Большой Сити в районе Краснопресненской, где планировалось построить продолжение Москва-Сити, только с объемом в четыре раза больше.

“По проекту Большой Сити есть вопрос: зачем застраивать территорию 16 миллионами квадратных метров с офисной составляющей, учитывая, что рядом Москва-Сити?”.

“Мое мнение - надо уполовинить объем по ”Большому Сити“ и построить гостиницы и жилье, учитывая, что в Москва-Сити будет 4 миллиона квадратных метров по преимуществу офисных площадей. Было бы хорошо довести процент озеленения до 20-30 процентов. Но там собственники, надо с ними решать”.

ВСПОМНИТЬ О КОРНЯХ

Судьба зданий, которые освободятся в Москве после переезда административных структур на новые территории, пока не ясна, и последнее слово - за федеральными властями, уточняет Кузьмин. Среди этих зданий - Госдума, дом правительства, администрация президента, здания министерств.

“Не надо забывать, что столица в Москве не так давно, и большинство учреждений находятся в помещениях, для этого не приспособленных. Я дал задание историкам поднять материалы, что было там до советской власти. Если это был доходный дом, то это может быть жилье, если гостиница - то гостиницей, если это был публичный дом, то это может быть тоже... гостиница. Совсем по-другому бы ожил район Китай-города”.

Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below