20 апреля 2016 г. / , 12:52 / через 2 года

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Выступление главы ЦБР Набиуллиной на коллегии Минфина

МОСКВА, 20 апр (Рейтер) - Ниже приведены высказывания председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной в ходе выступления на расширенной коллегии Минфина в среду - последнего публичного выступления перед неделей тишины накануне совета директоров по вопросам процентной политики 29 апреля:

”Хочу начать со слов благодарности всем сотрудникам Министерства финансов. Нам в прошлом году нужно было достаточно много координировать свою работу, совместную работу, и хочу сказать, что нам приятно работать с вами, потому что мы видим очень профессиональный и ответственный подход к делу. У нас очень много общих задач, два направления, которые, наверное, основные в нашей совместной работе, – это обеспечение макроэкономической стабильности и создание условий для развития финансового рынка.

Макроэкономическая стабильность – это прежде всего низкая инфляция и сбалансированный бюджет, причем не в рамках одного года, а устойчиво сбалансированный бюджет, низкий дефицит, низкий государственный долг. Именно макроэкономическая стабильность, на наш взгляд, должна стать основной и для структурных изменений и для улучшения инвестиционного климата.

Для Центрального банка бюджетная политика – важный фактор в снижении инфляции. Мы учитываем ситуацию с бюджетом, в том числе когда принимаем решение по ключевой ставке. Между бюджетной и денежно-кредитной политикой есть вполне однозначная связь: чем жестче бюджетная политика, тем более мягкой может быть денежно-кредитная политика. И наоборот. И мы приветствуем стремление не наращивать дефицит бюджета и вернуться к трехлетнему бюджетному планированию, поскольку неопределенность бюджетной стратегии является проинфляционным фактором.

Антон Германович (Силуанов, министр финансов) сказал, что Минфин переживает за экономический рост. Надо сказать, что Центральный банк также беспокоит экономический рост, и наш вклад в возвращение к устойчивому росту – снижение и закрепление инфляции на устойчиво низких уровнях, потому что без низкой инфляции не будет низких долгосрочных процентных ставок в экономике и предсказуемости условий ведения бизнеса, критически необходимых для экономического роста.

Последние данные по инфляции показывают, что она действительно 7,2 процента в годовом выражении, то есть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась где-то в два раза, вернувшись к уровням трехлетней давности. Это приближает нас к достижению в конце 2017 года целевого уровня инфляции в 4 процента.

При этом то, что мы сейчас выходим на уровень, скажем так, привычный до 2014 года, не должно нас расслаблять, мы не должны терять бдительности, потому что есть риск того, что мы застрянем на уровне 6–7 процентов. Кому-то этот уровень инфляции может показаться приемлемым, на мой взгляд, он абсолютно неприемлем, потому что это не тот уровень инфляции, который нужен для инвестиционного роста. 6–7 процентов – это не инвестиционный уровень инфляции. Сейчас мы видим, что сохраняется высокая неопределенность ситуации на внешних рынках. Это создает и риски для инфляции, и риски для бюджета. И наша общая задача сейчас – обеспечить последовательность и предсказуемость макроэкономической политики.

Почему Центральный банк ставит цель в 4 процента. Во многих развитых странах и развивающихся странах целевой ориентир по инфляции ниже, на уровне 2 процентов, тем не менее мы считаем, что для нашей экономики (мы это обсуждали с правительством, когда вырабатывали “Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики”) 4 процента – это приемлемый уровень. Во-первых, этот уровень позволяет в условиях структурной перестройки меняться относительным соотношениям цен, но, с другой стороны, он не настолько высокий, как 6–7 процентов – тот уровень инфляции, который не способствует инвестициям.

При этом, если будет более высокая инфляция, если она будет даже 6–7 процентов, это будет означать, что номинальные процентные ставки в экономике будут выше, будет выше премия за риск и при этом может сохраняться высокая волатильность цен на финансовые активы и валюту, так как волатильность цен финансовых активов и валюты тем ниже, чем ниже инфляция, при прочих равных условиях. Из этого следует, что при более высокой инфляции окупаться будет меньшее количество инвестиционных проектов и инвестиционная активность будет ниже. Поэтому цель 4 процента реальна и абсолютно необходима для структурной перестройки нашей экономики.

Сохранение консервативного подхода к формированию бюджетных расходов в 2016 году принципиально важно для долгосрочной устойчивости государственных финансов с учетом ограниченного размера Резервного фонда и ограниченных возможностей привлечения капитала на внешних рынках, в том числе связанных и со стоимостью обслуживания государственного долга. Мы понимаем, какая сложная задача стоит перед Министерством финансов, чтобы, не имея возможности наращивать общий объем расходов, тем не менее иметь и бюджетные стимулы, которые будут соответствовать экономическому росту. Это значит дополнительные требования к приоритизации и эффективности расходов. Всем нам не хотелось бы, чтобы для сокращения дефицита бюджета и при ограничении бюджетных расходов пострадали наиболее эффективные с точки зрения структурных изменений в экономике расходы.

Макроэкономическая политика – важнейшая, но не единственная зона взаимодействия Минфина и Центрального банка. Мы активно сотрудничаем в области совершенствования регулирования в финансовом секторе и проработки необходимого совершенствования законодательства. У Центрального банка нет права законодательной инициативы, оно есть у правительства, поэтому наш основной партнер в этом вопросе – Министерство финансов.

В прошлом году мы подготовили достаточное количество предложений по совершенствованию регулирования на финансовом рынке. Я хочу поблагодарить сотрудников Министерства финансов за совместную работу.

Я хотела бы выделить ряд приоритетных законопроектов на ближайшее время.

Прежде всего, законопроект, который связан с определением требований по деловой репутации, применяемых к менеджменту и собственникам некредитных финансовых организаций. У нас такие требования есть по отношению к банкам, их, наверное, нужно совершенствовать, но мы бы хотели применить кросс-секторальное регулирование, когда мы одинаково жестко будем пресекать попытки вернуться к работе на финансовом рынке лиц, запятнавших свою репутацию, вне зависимости от того, совершили ли они нарушения, работая в банке, страховой компании, НПФ или другом финансовом институте.

Проект большой, трудный, но надеюсь, что наши усилия позволят принять его до конца сессии.

Второе – проект о повышении требований в страховой сфере. Страховщики – ключевые участники финансового рынка, к ним должны, на наш взгляд, предъявляться требования не меньшие, чем предъявляются к НПФ или банкам. Проект решает эти задачи.

Третий связан с оптимизацией процедур банкротства страховщиков и передачей функций по конкурсному управлению АСВ. Мы рассматриваем этот проект как часть большой работы по совершенствованию процедур банкротства и финансового оздоровления финансовых организаций.

В ближайшее время в Думе предстоит рассмотрение еще нескольких проектов, которые имеют значение для различных аспектов надзора на финансовом рынке.

Антон Германович говорил в выступлении, что одна из задач Министерства финансов – проинвентаризировать все законодательство, связанное с валютным регулированием и валютным контролем. Мы полностью поддерживаем подход, который будет означать облегчение этих услуг для добросовестных лиц и понятные препоны для тех, кто осуществляет недобросовестные операции. Один из таких проектов, который упрощает обмен валюты для граждан: не будет нужна идентификация личности при обмене до 40.000 тысяч рублей и будет упрощенная идентификация при обмене от 40.000 до 100.000 тысяч рублей. Мы считаем, в приоритетном порядке можно будет принять этот закон.

Другая важная проблема – совершенствование надзора. При этом важно выявлять проблемы на ранних стадиях. Мы все с вами согласны, что нужно проблемы выявлять и пресекать как можно раньше. Но делать это без института профессионального суждения достаточно сложно, и мы рассчитываем на то, что инициатива Центрального банка Министерством финансов будет поддержана.

И еще в заключение хотела отметить один законопроект, который Центральный банк считает важным для завершения работы по созданию ключевых элементов финансового рынка, инфраструктуры финансового рынка. В прошлом году мы достаточно активно работали над законопроектом о Национальной системе платежных карт. Сейчас, на наш взгляд, на российском финансовом рынке нужен институт перестрахования – Национальная перестраховочная компания. Мы обсуждаем этот проект достаточно давно, там есть разногласия, но, на мой взгляд, нужно двигаться, этот элемент создавать, потому что это позволит обеспечить самодостаточность и устойчивость развития финансового рынка.

В заключение еще раз повторю, что последовательность в макроэкономической политике означает предсказуемость условий ведения бизнеса. Это важнейшее условие для устойчивого экономического роста, как и снятие структурных ограничений. Надеюсь, что в результате того, что мы будем проводить ответственную бюджетную и денежно-кредитную политику, мы обеспечим макроэкономическую стабильность и будем содействовать созданию условий для экономического роста”.

Московское бюро

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below