December 20, 2016 / 7:36 AM / in 2 years

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью с премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым

МИНСК, 20 дек (Рейтер) - Рейтер публикует интервью с премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым. Ниже следуют выдержки из интервью в виде прямой речи:

УЛУЧШЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ С ЗАПАДОМ

Происходит определенная активизация диалога по торгово-экономическому сотрудничеству. За последние два месяца у меня состоялись перспективные встречи с руководителями правительств ряда государств. Поэтому мы полагаем, что мы достаточно интересны нашим партнерам. Обозначился тренд, тенденция на улучшение, а скорее на восстановление экономических отношений, которые были еще лет 7-8 назад.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВО В ЦЕИ

Для нас это очень знаковое явление. Беларусь с большой ответственностью принимает на себя это обязательство. Беларусь рассматривает ЦЕИ (Центрально-Европейскую Инициативу) как место, где сходятся ряд интеграционных платформ. Теме совместимости этих интеграций мы уделим особое внимание.

ПРИВАТИЗАЦИЯ МИНОРИТАРНОГО ПАКЕТА БЕЛАРУСБАНКА

Пока есть только намерение. Оно сформировано в виде подготовки соответствующего проекта. Появились определенные претенденты, в том числе и известный венгерский банк. Но это пока не говорит о том, что мы окончательно определились. Работа только начинается.

Мы заинтересованы в том, чтобы в белорусскую банковскую систему пришел сильный, стратегический инвестор именно из западных банков. У нас хорошо представлены в банковской системе российские банки, банки ряда других государств, и мы полагаем, что нам нужно иметь хорошего инвестора именно из западных банков.

Это в определенной степени позволит сбалансировать ситуацию.

Речь пока не идет о конкретном банке. Я не исключаю, что это может быть и венгерский банк, но это будет конкурсная процедура, и мы рассчитываем, что это будет стратегический инвестор.

Проект только начинается. Идет формулировка основных требований и предложений. В ближайший год-два мы примем решение с точки зрения привлечения инвестора. Но конкретных сроков нет.

ПЛАНЫ РАЗМЕЩЕНИЯ ЕВРОБОНДОВ

На следующий год мы предполагаем внешние заимствования, и в качестве одного из источников рассматриваются евробонды. При сочетании благоприятных факторов мы постараемся такое размещение сделать.

Объем в $800 миллионов, это оптимальный вариант для нас. Конечно мы заинтересованы в долгосрочном привлечении. Было бы хорошо, если бы это было семь лет.

Уровень российского привлечения для нас был бы очень хорошим результатом, учитывая, что мы находимся на разных ступенях кредитных рейтингов. Мы отдаем себе объективный отчет в наших возможностях. Такие цифры, которые Россия обеспечила, нас бы, конечно, устраивали.

ПЕРЕГОВОРЫ ПО ПРОГРАММЕ МВФ

Переговоры идут конструктивно. Нам удалось формализовать основные вопросы, касающиеся условий привлечения, индикативных показателей, предварительных условий.

У нас остались сложные две группы вопросов. Одна группа – касающееся изменения тарифов ЖКХ, а вторая - касающееся совершенствования функционирования госсектора экономики.

Противоречий в части концептуальных подходов нет. Речь идет больше о сроках. Мы за более плавную динамику изменения, а партнеры за более крутую динамику изменений. Мы полагаем, что уже весной-летом мы будем готовы предложить дальнейшие меры этого совершенствования.

Мы хотим чуть медленнее, но, желательно, без серьезных ошибок. Экономика республики испытала серьезный шок в конце 14, 15 и начале 16 года. Применяя санкции к РФ, их фактически применили и к Беларуси. На этом фоне произошло падение цен на нефть, и, как следствие, белорусская экономика испытала шок.

Таким образом, две темы требуют доработки с МВФ, и мы рассчитываем, что в следующем году мы эту работу с ними (МВФ) закончим.

В принципе, мы стремимся к тому, чтобы начать программу в первой половине 17 года. Но не любой ценой. Мы хотим делать преобразования, которые необходимо делать, которые мы видим и по которым мы согласны с МВФ. Но они должны происходить с адекватной скоростью, без тяжелых социально-экономических последствий для граждан.

Программа сама по себе, ее характер таков, что она больше влияет на уверенность, чем на конкретное финансирование каких-либо проблемных вопросов. Суть программы – предоставить $3,5 миллиарда, которые мы могли бы положить в ЗВР и их не трогать.

Наличие этих денег позволило бы белорусскому правительству чувствовать себе более уверенно... но если их не будет... критически смертельного здесь ничего нет.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ СПОР С РОССИЕЙ

Я бы не сказал, что у нас плохие отношения складываются с Россией в энергетической сфере. Речь идет скорее не между очень плохо и хорошо, а между хорошо и еще лучше.

Нас интересует не столько цена на газ – хотя это, конечно, важно, сколько разница в ценах между РФ и РБ. Если в регионах, которые находятся рядом с Республикой Беларусь цена на газ в два с лишним раза ниже, чем в Республике Беларусь, то вполне понятно, что конкурентоспособность товаров, которые производятся в Республике Беларусь, будет заведомо хуже, чем на территории Российской Федерации.

Поэтому мы говорим: мы не против, если вы у себя поднимете цены до уровня сопоставимого с белорусским, мы вам вопросов не будем задавать. Но если вы не можете поднять у себя внутри, тогда приведите цены для Белоруссии в соответствии с вашими ценами. Тем более, что на это есть вся договорная правовая база, которая подписана еще в 2011 году.

Мы активно ведем переговоры с лета 2015, всего 2016 года по этой проблематике. Мы находим определенные развязки. В октябре мы считали, что практически все вопросы решили. Потом наши партнеры изменили свою позицию, это потребовало дополнительного раунда переговоров.

Мы рассчитываем на то, что по итогам активного диалога, который сейчас идет, мы достигнем компромиссного результата. Должны быть сопоставимые, а лучше – равные условия между субъектами хозяйствования для того, чтобы можно было вести разговор по всем четырем свободам экономического союза, а не изюм из булки выковыривать и считать, что остальные должны с этим соглашаться.

Мы найдем, я думаю, решение. Наше сотрудничество должно учитывать интеграционную составляющую. В противном случае, интеграция просто не будет работать.

ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ПОСТАВОК НЕФТИ

Такую диверсификацию мы ведем, и это естественно в условиях страны, не имеющей собственных источников нефти, достаточных для обеспечения своих потребностей.

Это не только тенденция, связанная с ограничениями поставок нефти, которые были во втором полугодии 2016 года – это... следствие тех решений, которые приняло правительство Российской Федерации.

Условия поставки нефти через определенный промежуток времени выравняются для Белоруссии как члена интеграционного объединения со всеми другими поставками нефти, которые существуют в мире.

Всегда нужно иметь возможность альтернативы, чтобы иметь возможность сравнивать. Такой альтернативой является азербайджанская нефть и не только.

Это один из наиболее проработанных (вариантов – поставка нефти из Азербайджана), но не единственный. Мы рассматриваем все варианты.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ

При сохранении стабилизационных тенденций в странах-основных торгово-экономических партнерах Белоруссии и того, что нам удалось сделать, чтобы стабилизировать ситуацию с точки зрения инфляционно-девальвационных процессов, мы рассчитываем, что выйдем на экономический рост в следующем году. Мы его оцениваем примерно в 1,7 процента.

Мы предполагаем, что инфляция продолжит свое снижение – в этом году мы ожидаем, что она будет чуть лучше, чем в прогнозе, порядка 11 процентов. На следующий год наш прогноз порядка 9 процентов. Это позволит нам иметь процентные ставки по кредитам банков на уровне 17-18 процентов. После 33 процентов, которые мы имели на начало 2016 года, это существенный шаг вперед.

Мы предполагаем, что порядка $5,5 миллиардов у нас будут ЗВР (по итогам 2017 года), они немного прирастут - без программы с МВФ.

Мы делаем ставку на то, что у нас будет экономический рост в первую очередь на базе наших инновационных проектов. Примерно половину прироста – 0,9 процента - даст традиционная экономика.

Это (1,7 процента) наш базовый сценарий. Но бюджет мы сформировали исходя из консервативных предпосылок, чтобы не повторить ситуацию 16 года. Базовый сценарий – это $45 за баррель. Консервативный – это $35.

Методов, связанных с административным ограничением цен, не будет. Речь идет о монетарном регулировании и ограниченном изменении цен естественных монополий. Тарифы ЖКХ, пассажирские перевозки – эти вещи мы будем регулировать, исходя из возможностей бюджета и реальной ситуации по инфляции.

Остальное – монетарное регулирование, мы проводим умеренно жесткую денежно-кредитную политику, налицо уже тенденция снижения инфляция. Думаю, что 9 процентов нам вполне будут по силам.

ВОЗМОЖНОСТЬ АЛЬЯНСА С УРАЛКАЛИЕМ

Этот союз распался не по нашей вине... Мы остались один на один в 2013 году, выход нашли, предприятие нормально функционирует – и калийное предприятие, и БКК, нашли свое место на рынке, функционируют, ни от кого не завися.

Альянсы возможны, но мы будем подходить к этим альянсам очень критично. Мы не хотим повторять ту ситуацию, которая была в 2013 году. (Андрей Маховский, Катя Голубкова)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below