10 января 2017 г. / , 14:03 / через 8 месяцев

АНАЛИЗ-Госбанки видят в Мосбирже опасного конкурента в борьбе за деньги корпораций

Елена Фабричная

МОСКВА, 10 янв (Рейтер) - Трио российских госбанков - Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк - критически восприняло новости о выходе в начале 2017 года крупнейших корпораций на денежный и валютный рынок Московской биржи, видя в ней конкурента и ожидая неминуемого подорожания ресурсов корпоративных клиентов.

Идея допустить на торговую площадку Роснефть, Газпром и другие крупные корпорации с огромными ресурсами и собственным казначействами обсуждалась в течение последних десяти лет. Но всегда возникали препятствия - то в законе, то в нормативном регулировании, то в самом банковском сообществе.

Когда подготовка проекта подошла к финалу и ЦБР зарегистрировал новые правила торгов с прямым допуском компаний на денежный и валютный рынок, госбанки стали критиковать идею открыто.

“Энтузиазм по поводу допуска корпоратов на этот рынок и разделения ставок на обеспеченную и необеспеченную ликвидность - это с точки зрения абстрактной справедливости хорошо, но то, что деньги корпоратов подорожают - это факт, поэтому этот оптимизм разделяют не все”, - сказал глава казначейства Сбербанка Алексей Лякин.

ЦБР давно думает о сокращении числа посредников на финансовом рынке и снижении издержек для участников торгов , теперь регулятор увидел в проекте Мосбиржи повышение эффективности денежно-кредитной политики.

“Мы намерены принять меры по усилению трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики путем допуска корпораций на денежный рынок. Корпорации смогут проводить сделки репо и размещать ассиметричные депозиты через Центрального контрагента на междилерском рынке, это сделает стакан перманентно наполненным, создаст высокую ликвидность”, - говорил первый зампред ЦБР Сергей Швецов.

Проект позволит получить доступ к ресурсам корпоратов не только банкам, но и другим профессиональным участникам рынка.

“Для самих корпораций это означает появление альтернативы размещения денежных средств в банковской сфере и ставки банков по привлечению денежных средств своих клиентов неминуемо будут ниже ключевой ставки Центробанка, что, собственно, для нас и означает усиление трансмиссионной эффективности сигналов денежно-кредитной политики”, - говорил Швецов.

СУТЬ ИНСТРУМЕНТА

Московская биржа разрешила корпорациям с капиталом от 1,0 миллиарда рублей получить статус участника торгов на валютном рынке и рынке драгметаллов при выполнении ряда условий, прописанных в новой редакции правил допуска, вступающей в силу 16 января 2017 года.

Компаниям разрешат депозитные операции с посредничеством центрального контрагента (ЦК) - Национального клирингового центра (НКЦ), потом - репо с ЦК. НКЦ пока запрещено проводить операции по привлечению депозитов юридических лиц, за исключением указанных операций, которые будут сделаны в рамках централизованного клиринга.

Корпорация, которая получит допуск, формально будет размещать депозиты в НКЦ, но “этот депозит будет мэтчиться в эту же секунду со сделкой репо с ЦК, то есть для НКЦ это будет привлечение депозита от корпоративного клиента, но в активе у него будет сделка репо с профучастником рынка под ликвидное обеспечение”, пояснил глава НКЦ Алексей Хавин.

“НКЦ, как бы по их (корпораций) ставкам, будет размещать репо в стакане с клиринговыми сертификатами участия (КСУ), вычитая свои комиссии”, - сказал Алексей Скородумов из АКБ Держава.

“Это, на мой взгляд, ещё более революционное действие на рынке, чем само появление КСУ, потому что, если корпораты туда пойдут, то мы наконец-то разделим обеспеченную ставку и необеспеченную”, - добавил он.

Речь идет о разделении средних ставок по обеспеченной и необеспеченной ликвидности межбанковского рынка.

“Безусловно, необеспеченные деньги должны стоить гораздо дороже. И если крупные корпораты уйдут в размещение КСУ через НКЦ, то мы вполне возможно увидим, что ставки межбанковского кредитования подрастут и они будут выше, чем ставка репо с ЦК, и это нормально”, - сказал Скородумов.

Несмотря на то, что это инструмент с обеспечением, он приведёт к росту ставок в целом по системе, говорит глава казначейства ВТБ Олег Горлинский:

“Киньте в меня помидор или тухлое яйцо - я вижу рост ставок. Если крупный клиент готов размещать депозиты, принимая низкий риск того банка, куда он размешает ресурсы, и тут он перестанет обращать внимание (на риск) и пойдёт в этот инструмент, то конечный заёмщик должен быть готов дать более высокую ставку - это очевидно, и в целом это просто поднимет уровень ставок в системе”.

Лякин из Сбербанка эту точку зрения разделяет и предупреждает о росте процентного риска:

“При повышении ставки размещения в такой инструмент у корпоратов на какой-то период времени, примерно на год, снизится стимул размещаться в более длинные депозиты у банка, с тем, чтобы получить более высокую ставку, и вот встает вопрос управления процентным риском, которого рынок наелся по полной программе в 2015 году”.

Тогда, по его оценке, потери банков из-за процентного риска составили свыше 500 миллиардов рублей, это в 2,5 раза больше, чем потери из-за кредитного риска.

“В 2016 году ситуация стабилизировалась, потому что переоценились длинные активы и процентный риск уже не является сейчас существенным, но он никуда не ушёл, потери от него снизились, но все может повториться”.

РОЛЬ ГОСБАНКОВ

Госбанкиры признают плюсы проекта в виде развития инфраструктуры, широких возможностей для корпоратов, роста ликвидности, но видят минусы на длинном горизонте - попирается основная функция банковской системы, которая занимается трансформацией ресурсов, привлекаемых у клиентов, в кредиты реальному сектору.

“Функции взятия процентного риска и риска ликвидности, трансформация ресурсов на активную сторону баланса - это функция банковской системы, а функция биржи или центрального контрагента - технологическая, все-таки она не должна заменять собой суть работы банка”, - говорит Горлинский.

“Это подмена роли банка. Не должна биржа, на мой взгляд, заниматься привлечением ресурсов от юридических лиц, с тем, чтобы платить им какую-то ставку, чтобы биржа начала с этими ресурсами что-то делать”, - добавил он.

“Получается, что на той стороне эти ресурсы дают какому-то другому профучастнику, который занёс бумаги в пул под КСУ, и он что-то с этими ресурсами будет делать. Если это банк, он также будет заниматься кредитованием, но он просто заплатит лишнюю ставку. Если это не банк, то мы как бы ресурсы из реальной экономики изъяли. Вместо кредитования экономики мы просто запускаем спекулятивные операции, и клиент на этом просто получит какую-то дополнительную доходность”, - считает казначей ВТБ.

Казначеи предрекают разрушение связи банк-клиент:

“Рушатся сложившиеся годами взаимоотношения у банков с крупными клиентами, то есть вместо ”знай своего клиента“ возникает формальный инструмент и риск государства”, - сказал Горлинский.

В случае негативного сценария, например, глобального кризиса, вторая сторона по сделке “уже не отмаржирует своё обеспечение, занесённое под КСУ, так или иначе это ляжет на конечного клиента”, говорит Лякин.

“Если под понятием репо с КСУ с корпоратами мы берем сумму 10-15 миллиардов рублей и большое количество средних клиентов - это одно, а если к тебе приходят РЖД, Газпром, Роснефть и приносят 500 миллиардов рублей - это другое”, - сказал Горлинский.

Игорь Русанов из Газпромбанка согласился с опасениями Сбербанка и ВТБ.

“Если биржа и НКЦ вообще вовлекаются в банковскую деятельность, запуская подобный инструмент, тогда разумно было бы ожидать, что и регулирование на них будет распространяться аналогичное банкам - в части резервирования, капитализации и рисков”, - сказал он.

“Мы только так и регулируемся, у нас банковская лицензия”, - парировал Хавин.

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below