2 февраля 2017 г. / , 17:00 / через 10 месяцев

АНАЛИЗ-Покупки валюты Минфином бросают тень на репутацию ЦБР

Дарья Корсунская, Андрей Остроух

МОСКВА, 2 фев (Рейтер) - Идея российских властей скупать валюту на рынке ради пополнения казны накануне выборов таит риски неконтролируемого ослабления рубля и более жесткой денежно-кредитной политики Центрального банка, репутация которого рискует пострадать из-за попытки чиновников загнать курс национальной валюты в коридор при обещанном таргетировании инфляции, говорят аналитики и источники.

Власти РФ договорились, не дожидаясь формального запуска нового бюджетного правила, уже в этом году копить дополнительные нефтегазовые доходы при цене нефти выше заложенных в бюджет-2017 $40 за баррель и на них покупать валюту. Интервенции должны начаться 7 февраля, покупать будет Минфин, Центробанк выступит агентом. Ежедневный объем операций аналитики оценивают в $80-120 миллионов.

“Правительство убивает сразу нескольких зайцев – и рубль ослабляется, и резервы пополняются, и ЦБ ”чистым“ остается, и экспортерам хорошо, и отраслевой лоббизм меньше – Минфин хочет надолго закрепить правило, что ”какая бы нефть ни была, мы больше, чем $40, тратить не будем“, чтобы не было возможности лоббировать повышение расходов”, - говорит источник в одном из госбанков.

При текущих котировках Urals URL-E около $55 за баррель это позволит сэкономить к выборам 2018 года около 1,4-2,0 триллиона рублей в зависимости от курса рубля, который, по оценкам Минфина, с учетом политики сбережения и интервенций может снизиться на 8-10 процентов .

Чиновники объясняют свои планы желанием сократить влияние нефтяных цен на экономику и бюджет и удержать рубль от избыточного укрепления, вредящего экспортерам.

“Выбор ЦБ и правительства в целом такой: в этот переходный период (до запуска бюджетного правила) мы чего хотим? Куда нефть, туда и все остальное – инфляция, курс? Но потом мы все равно приходим к точке, когда мы запускаем бюджетное правило, а кто знает, какая там нефть будет? Может она уже $100 будет. И что мы будем делать тогда с курсом?” - объясняет логику финансовых властей федеральный чиновник.

“Никакого доверия к рублю никогда не сформируется, никогда не появятся длинные частные деньги, если раз в два года правительство будет девальвировать рубль. Манипуляции с курсом и вообще ДКП не должны быть направлены на сведение бюджета страны. Нельзя эмиссией дыры свои закрывать”, - парирует Петр Милованов из Металлинвестбанка.

Директор департамента макроэкономической политики Внешэкономбанка Олег Засов говорит, что стремление властей сдержать чрезмерное укрепление рубля похвально, но правило нуждается в доработке.

“Формализация правила лишает Минфин гибкости. И в итоге этот механизм может стать процикличным в отношении валютного рынка. Покупка валюты, ослабляя рубль, сама по себе ведет к дополнительным нефтегазовым доходам бюджета, тем самым запуская механизм самораскручивания интервенций и ослабления курса”, - говорит Засов.

ПРИПЛЫЛИ

Решение гласит, что пока текущая стоимость нефти выше точки отсечения $40, Минфин через ЦБР будет покупать валюту на сумму полученных дополнительных нефтегазовых доходов. Когда цена нефти опустится ниже $40, министерство обещает продавать валюту, но только в том объеме, который успело накопить .

Объем допдоходов и покупок Минфин будет считать ежемесячно на основе цены нефти и курса рубля за предыдущий месяц, соответственно, суммы будут варьироваться.

Фактически Минфин будет выполнять два противоположных действия, описывают схему чиновники и эксперты - с одной стороны, тратить Резервный фонд на финансирование расходов, для чего ЦБР будет печатать рубли, а с другой – его пополнять, покупая валюту на рынке. Валюта будет складироваться на спецсчете в Центробанке и в конце года будет зачислена в Резервный фонд.

Такая схема позволяет формально отвести удар от ЦБР, которому грозят обвинения в отступлении от политики свободно плавающего курса при таргетировании инфляции, давление на которую усиливается из-за ослабления рубля.

“Исходя из текущей рыночной ситуации, мы больше всего опасаемся, что на повестку дня вновь в скрытой форме возвращается концепция таргетирования курса. Российские власти предотвращают укрепление курса рубля ценой ущемления доверия к политике свободного плавания. Ориентир ЦБ по инфляции 4,0 процента пока не достигнут, однако уже демонстрируется скрытое предпочтение к курсу рубля ниже 60 рублей за доллар”, - пишет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

“Даже если ЦБ действует от имени Минфина, его желание повлиять на курс убеждает рынок, что власти остаются в рамках политики таргетирования курса, что сохранит инфляционные ожидания высокими более длительное время, чем можно было ожидать”, - считает она.

Центробанк и Минфин обвинения в манипулировании курсом рубля отрицают:

“Никаких противоречий с плавающим курсом нет. Представим, что отток капитала усилился. Отток ушел, курс ослаб, мы ничего по этому поводу не делаем. Приток – курс укрепился”, - говорит чиновник Минфина.

ЦБР на прошлой неделе в очередной раз заявил, что не планирует отказываться от режима плавающего курса рубля и не будет проводить интервенции для влияния на номинальный курс .

Несмотря на относительно небольшой объем операций “психологический” эффект присутствия ЦБР будет оказывать давление на рубль в среднесрочной перспективе, отмечают аналитики Атона.

“Если бы Минфин продавал и покупал валюту на рынке, то никаких претензий к политике плавающего курса не было бы. А так как Минфин будет продавать валюту со счета Резервного фонда внутри баланса ЦБ, не вынося это на рынок, получая эмиссионные деньги, а покупать на рынке, то это не совсем свободное курсообразование”, - обращает внимание бывший федеральный чиновник.

Со временем Минфин хочет исключить Центробанк из процесса и поручить операции казначейству, которое сможет покупать валюту на бирже.

ПРОГРЕССИРУЮЩАЯ ДЕВАЛЬВАЦИЯ

Начальник казначейства Металлинвестбанка Сергей Романчук считает, что выход Центробанка с покупками валюты может навредить рублю, который и без интервенций в последнее время стал менее зависим от цен на нефть, и его волатильность усилится.

“Задавая конкретные цифры отсечения для подсчета дополнительных нефтегазовых доходов, Минфин тем самым пытается запереть курс в диапазоне 60-70 рублей за доллар. При этом сложности могут возникнуть с двух сторон: чем крепче будет рубль в силу иных обстоятельств (снятия санкций, например), тем меньшие предстоят суммы покупок валюты Банком России. И наоборот, при росте доллара он будет покупать его в еще большем объеме, что может породить ускоряющуюся девальвацию рубля и увеличить волатильность курса в случае негативных для рубля событий”, - считает Романчук.

По оценкам JP Morgan, при средней за январь цене нефти $53 за баррель и курсе 60 рублей за доллар Минфин в феврале может купить порядка $2 миллиардов, или $105 миллионов ежедневно. При этом если бы курс был 65 рублей за доллар, объем интервенций вырос бы до $2,5 миллиарда при той же цене нефти.

“Снижение цен до $40, скорее всего, ослабит курс в значительно большей степени, чем заложенные в бюджете 67,5 рубля за доллар, поскольку официальный прогноз не предполагал интервенций Минфина. Это означает отсутствие выпадающих доходов и продолжение интервенций даже в условиях существенного падения стоимости нефти, что будет расшатывать устойчивость национальной валюты. Альтернативой может стать только резкое ужесточение денежной политики”, - говорит Засов.

Аналитики Ренессанс Капитала считают, что при нынешних нефтяных котировках и объеме интервенций порядка $20 миллиардов за год, средний курс будет на уровне 64 рублей за доллар. При объеме покупок $10 миллиардов доллар бы стоил 62 рубля, говорят они.

Орлова из Альфа-банка видит равновесное значение рубля в 2017 году в диапазоне 60-65 рублей и считает, что интервенции Минфина могут вызвать ослабление рубля максимум на 5 рублей за доллар в годовом выражении, полагая более резкое снижение маловероятным при условии стабильных нефтяных цен.

Владимир Тихомиров из БКС уверен, что на курс по-прежнему будут влиять основные внешние факторы (цены на нефть и геополитика), а не интервенции.

В последний раз Центробанк покупал доллары на внутреннем рынке в середине 2015 года, пополняя золотовалютные резервы, но вскоре прекратил эти операции для смягчения давления на рубль.

ЭФФЕКТ ДЕВАЛЬВАЦИИ

Перспектива дополнительных нефтегазовых доходов для России стала реальной после сделки с ОПЕК о сокращении добычи нефти, следствием которой стало повышение цен на сырье до уровня около $53-55 за баррель.

Слабый курс несет выгоду экспортерам, но приводит к удорожанию импорта, что на фоне низкой конкурентоспособности российской продукции создает риски для инфляции и может отсрочить смягчение денежно-кредитной политики Центробанком, говорят аналитики.

“Конкретно в этом году это может означать, что рубль может быть слабее, чем мы планировали, на несколько процентов, и это может привести к более аккуратному снижению ставок Центральным банком – на 50 б.п. меньше, чем мы полагали”, - говорит Олег Кузьмин из Ренессанс Капитала.

Минфин и ЦБР говорят, что операции будут иметь нейтральное влияние на состояние денежного рынка.

“Это не нейтрально для денежного рынка, потому что ЦБ продолжает эмитировать рубли, чтобы финансировать дефицит бюджета. Соответственно, ключевая ставка может быть выше для абсорбирования дополнительной ликвидности. Это то же самое, как если бы ЦБ сам скупал валюту в свои резервы без Минфина, экономический эффект одинаков”, - считает Засов.

Чиновники уверены, что гораздо важнее стабильность макропараметров за пределами 2017 года.

“Хорошо, конечно, если бы ЦБ снизил ставку, рост был бы побольше... Но проблема в том, что если через полгода, год, нефть опять упадет до $40, что тогда будет? Выборы, индексации, инфляционные риски, и к этому еще и добавится слабый курс. Для ЦБ была развилка такая, что если мы сейчас ничего не будем делать, то я с большей вероятностью достигаю 4,0 процентов и еще ставки могу снизить, но с риском того, что в 2018 году все летит в тартарары. Либо я все равно достигаю 4,0 процентов, но при другой траектории ставки, подольше не буду снижать”, - говорит чиновник ведомства.

“Эта развилка очевидна. Конечно, лучше стабильная инфляция, чем сейчас достигли, все радуются, ставку снижаем, а потом все обратно”.

В целом политика сдерживания расходов обеспечивает большую финансовую стабильность и облегчает задачу таргетирования инфляции в будущем, согласны Орлова и Тихомиров.

Решив экономить допдоходы, власти снимают главную неопределенность в преддверии выборов 2018 года: “резервы закончатся и что дальше?”, говорит бывший чиновник.

При участии Александра Уиннинга и Оксаны Кобзевой. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below