16 марта 2017 г. / , 06:02 / через 6 месяцев

ПОВТОР-Минфин РФ грозит разбалансировкой бюджета в случае отказа от налогового маневра

Дарья Корсунская

МОСКВА, 15 мар (Рейтер) - Налоговый маневр российского Минфина в части снижения страховых взносов приведет к падению доходов Пенсионного фонда на 1,4 триллиона рублей в 2019 году, что потребует соответствующего увеличения трансферта ПФР из федерального бюджета, сказал замминистра финансов Владимир Колычев.

Выпадающие доходы Минфин планирует компенсировать за счет повышения ставки НДС, что разгонит инфляцию и вынудит Банк России держать более высокими процентные ставки, однако это вкупе с увеличением зависимости федерального бюджета от дефицита пенсионной системы не пугает чиновников министерства - ведомство считает, что в случае отказа от маневра последствия будут более катастрофичными из-за роста доли теневого сектора.

Минфин в прошлом году выступил с идеей сокращения нагрузки на фонд оплаты труда - снижение страховых взносов в обмен на повышение косвенного налогообложения - НДС, что, по замыслу, должно вывести бизнес из тени и дать импульс инвестиционной активности.

В понедельник глава Минфина Антон Силуанов объявил, что оптимальным для экономики и нейтральным для бюджета вариантом является схема 22/22 - снижение платежей во внебюджетные фонды до 22 процентов с нынешних 30 и повышение НДС до 22 с 18 процентов .

“У нас опасение очень серьезное, что мы не находимся в состоянии равновесия, когда мы можем просто ничего не делать и все будет хорошо... К сожалению, опыт последних 10 лет нам подсказывает, что мы входим в порочную спираль, когда для обеспечения сбалансированности страховых систем приходится повышать налоговую нагрузку на формальный сектор. Некоторые компании такую нагрузку не выдерживают и, соответственно, растет доля неформального сектора”, - сказал журналистам Колычев.

Это ведет к очередному витку разбалансировки системы, новым повышениям нагрузки на компании, работающие “в белую”, уход части из них в тень и созданию неравных условий конкуренции, перечисляет чиновник.

“К чему может привести бездействие? Если мы просто механически распространим снижение доли неформальной занятости в структуре занятости небюджетного сектора, которое мы наблюдали последние 7-8 лет, она снижалась на 0,7 п.п. ежегодно, и предположим, что она дальше так и будет снижаться, то это приведет к довольно существенным выпадающим доходам бюджетной системы”, - сказал Колычев.

Чтобы эта тенденция не усугублялась дальше и нужен налоговый маневр, уверен Минфин, оговариваясь, что финального решения правительства о конкретных параметрах нет.

ЗАВИСИМОСТЬ

Общая ставка страховых взносов 30 процентов распределяется сейчас между Пенсионным фондом (22 процента), Фондом социального страхования (2,9 процента) и Фондом обязательного медицинского страхования (5,1 процента). Минфин предлагает снизить часть ПФР.

В случае с ПФР и ФСС при превышении определенной суммы заработка взносы уменьшаются: в ПФР при превышении годовой зарплаты работника 876.000 рублей взнос снижается до 10 процентов, в ФСС платеж обнуляется, если зарплата выше 755.000 рублей. Минфин предлагает отказаться от так называемых “хвостов”, сделав единую плоскую ставку.

“Все до копейки негативное влияние на бюджеты фондов, связанное со снижением поступлений по страховым взносам, будет полностью компенсировано дополнительным трансфертом из федерального бюджета (в результате увеличения притока по НДС) - ровно на ту сумму, на которую появятся выпадающие доходы у фондов”, - сказал Колычев.

По оценкам Минфина, выпадающие доходы в результате снижения взносов составят около 1,4 триллиона рублей, дополнительные поступления от повышения НДС - 1,2 триллиона рублей. Разница будет покрываться за счет экономии расходов бюджета на выплату взносов за бюджетников.

Минфин неоднократно называл нагрузку на федеральный бюджет из-за растущего дефицита пенсионной системы в результате старения населения чрезмерной и призывал решать эту проблему, в том числе, путем повышения пенсионного возраста. Однако до выборов 2018 года власти договорились не поднимать этот чувствительный для населения вопрос.

В результате маневра получается, что отчисления из бюджета на покрытие дефицита ПФР возрастают еще больше.

В соответствии с трехлетним бюджетом, который пока не предусматривает налоговый маневр, трансферт в Пенсионный фонд в 2017 году составит 3,7 триллиона рублей и вырастет до 4,0 триллиона рублей в 2019 году.

ВЫЙТИ ИЗ СУМРАКА

Схема 22/22 - это баланс между нейтральностью для бюджета и соотношением положительных и негативных последствий для частного сектора в целом по экономике, сказал Колычев, добавив, что единственная отрасль, которая, по мнению Минфина, проигрывает, это строительство - из-за высокой доли зарплат в конвертах.

Силуанов называл основной задачей маневра выход бизнеса из тени, однако Минфин особо не рассчитывает на этот эффект.

“В бюджетных проектировках мы не закладываемся на какое-то обеление. Если текущая доля формальных и неформальных секторов сохранятся на текущем уровне, то эффект будет нейтральным для бюджета. Приведет ли он к тому, что обелится или нет? Мы считаем, что создаются условия для того, чтобы этому способствовать”, - говорит Колычев.

По его словам, по итогам 2016 года размер серых зарплат оценивается в 10-12 триллиона рублей.

“Было бы уже хорошо, чтобы она (доля теневого сектора) не продолжала расти. Мы, естественно, хотим и думаем, что эффект будет положительным, что она будет сокращаться”.

ИНФЛЯЦИОННЫЕ ОЖИДАНИЯ

Рост ставки НДС, который призван компенсировать выпадающие доходы от сокращения взносов во внебюджетные фонды, чреват ускорением инфляции и более жесткой политикой Центрального банка, грезящего о стабильной 4-процентной инфляции.

Силуанов оценивал разовый вклад в инфляцию от повышения НДС в два процента.

“Логично будет, если ЦБ будет видеть риски, что инфляционные ожидания из-за этого будут ускоряться, он должен будет держать какой-то промежуток времени более высокие, чем в противном случае, процентные ставки”, - признает Колычев, добавляя, что степень консервативности политики Банка России будет зависеть от того, когда будет введен маневр и насколько устойчивы на тот момент будут инфляционные ожидания.

По его словам, Минфин обсуждал с ЦБР налоговый маневр и тот согласился с оценками последствий для роста цен.

Минфин также открещивается от того, что целью маневра является “фискальная девальвация” - наименование, которым многие чиновники и эксперты окрестили идею.

“Она в принципе в стране с плавающим курсом невозможна. Фискальная девальвация возможна только в странах, где курс управляемый и соответственно страны, которые не могут адаптироваться к внешним шокам за счет корректировки валютного курса прибегали к таким политикам, в основном страны Евросоюза”, - утверждает Колычев.

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below