March 21, 2017 / 12:41 PM / in a year

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью главы Счетной палаты РФ

МОСКВА, 21 мар (Рейтер) - Ниже следуют высказывания главы Счетной палаты РФ Татьяны Голиковой в ходе интервью Рейтер :

ПРОВЕРКА РОСНЕФТЕГАЗА

Мы не проверяли. Здесь есть своя особенность. Для того, чтобы проверить такое крупное акционерное общество, как Роснефть , нам нужно мобилизовать, наверное, все наши 800 человек, бросить все остальное и пойти проверять Роснефть. Пойти силами пяти инспекторов проверять Роснефть – это смешно. Это ничего не проверишь и никогда не проверишь. Надо отвлекать большой объем человеческого ресурса, серьезно к этому готовиться и непонятно, какой выхлоп получишь.

ИНВЕСТПРОГРАММЫ ГОСКОМПАНИЙ

Раньше инвестиционные планы крупных корпораций с госучастием, где блокирующий пакет РФ, всегда рассматривались на заседании правительства. Я не очень понимаю и внутренне задаюсь вопросом, почему сейчас правительство эту работу свернуло и это перестало быть предметом публичного рассмотрения.

СТРУКТУРА БЮДЖЕТА

Я очень рассчитываю, в первую очередь, как бывший сотрудник Минфина, что все-таки структура бюджета будет изменена.

Речь идет о двух вещах, которые нужно стратегически принять на федеральном уровне. Это налоговое законодательство и увязанное с ним законодательство по страховым взносам. В зависимости от того, какое решение будет по страховым взносам, должно быть изменено законодательство о социальном страховании, пенсионное законодательство о страховании по временной нетрудоспособности, несчастном случае и законодательство об обязательном медицинском страховании. Это, с одной стороны, доходная часть.

С другой стороны, расходная часть, которая очень сильно влияет на структуру бюджета, потому что в зависимости от того, какой размер страховых взносов мы устанавливаем, формируется трансферт Пенсионному фонду и другим фондам. Все зависит от глубины. И соответственно, от того, как мы эти отношения будем выстраивать с точки зрения самостоятельности бюджетов фондов или с точки зрения трансфертной модели.

И третья крупная составляющая касается взаимоотношений с регионами. Все зависит от того, что мы оставляем за собой, а что передаем в юрисдикцию субъектов РФ. От этого зависят объемы дотаций, субсидий, а это 414 миллиардов рублей в 2017 году, и субвенций.

Понимание, что делать с тем регулированием, которое сегодня идет от федерации по полномочиям регионов, и заставляет их включать в свои бюджеты отдельные расходы, которые они не могут понести в силу ограниченности финансовых ресурсов, может серьезно повлиять на структуру бюджета. К бюджету 2019 года эта работа должна быть завершена.

Мы разговариваем последние 2-3 года как бы об оптимизации, консолидации и эффективности. Но эти вещи станут сами собой разумеющимися, если нам придется включить вот эти механизмы в изменение структуры бюджета, потому что от них зависит то, насколько в отношении других отраслей будет осуществляться государственная поддержка.

НЕЭФФЕКТИВНЫЕ РАСХОДЫ БЮДЖЕТА

Я не могу сказать, что ничего не делается. Но делается достаточно медленно, тяжело. Вольница была же довольно долгое время с деньгами бюджетными. А сейчас, когда были серьезные ограничения 2015-2016 годов, нужно было как-то подтянуться с точки зрения использования бюджетных денег, но это происходит очень сложно.

Две самых проблемных сферы для бюджета, с точки зрения выражения в деньгах, это закупки и инвестиции, и они связаны между собой. Механизм, который Минфин предложил в 2016 году, казначейского сопровождения, до конца не сработал. И не сработал по причине того, что крупные инвестиционные контракты остались на банковском сопровождении. В 2017 году предпринята вторая попытка консолидировать это на казначейском сопровождении. Что из этого получится – посмотрим. Понимаю, что им сложно, в ряде случаев они один на одни с отраслевыми лоббистами. Но, мне кажется, Минфин мог бы быть и пожестче.

Если говорить об инвестициях, то самые типичные нарушения – контракты. Допустим, закупка у единственного поставщика. Соответственно, цена, конкуренции нет. Авансирование в контракте разное бывает. Когда речь идет о казначейском сопровождении, то оно распространяется на контракты, на которых есть авансы, а на которых нет, казначейское сопровождение не распространяется. Подается аванс, допустим, 30 процентов. Аванс не отрабатывается, в установленные сроки ничего не происходит, контракты не исполняются, штрафные санкции не выставляются. Через некоторое время наступает истечение сроков и образуется просроченная задолженность и к взысканию она очень тяжела. Потому что, как правило, инвестиции - это генеральный подрядчик, субподрядчик и пошло туда вниз. Кто-нибудь обязательно в этой цепочке обанкротится. И изъять эти средства фактически невозможно. Время проходит, мало того, что эти средства надо восстановить, еще происходит временное удорожание стоимости контракта. И таких случаев практически в каждой проверке много.

Больше всего нарушений по 223 закону, там, где речь идет о корпорациях и акционерных обществах с государственным участием, потому что сам 223 закон очень мягкий, он дает им возможность самим принимать положения. Они, конечно, положения принимают, но они же сами эти положения и нарушают, и никакой ответственности не наступает: сам принял, сам нарушил. Очень удобно. Очень надеемся, что Минэкономики удастся внести поправки в этот закон и на какое-то изменение ситуации можно в перспективе рассчитывать.

У нас большой объем нарушений за 2016 год, он практически в два раза больше, чем за 2015, под триллион рублей. Если нарушение норм законодательства влечет финансовые потери, тогда это попадает и обсчитывается, если нет, то не обсчитывается. Меня тревожит, что мы вышли на существенное превышение по сравнению с 2015 годом, но это превышение связано с темой бюджетной отечности.

Огромный объем нарушений по неправильному отражению в бюджетной отчетности фактов хозяйственной жизни. Либо не отражение, либо искажение, которое потом ведет к известным вещам, в большой степени к неуплате налогов. Не все поставлено на учет. Очень много потеряно, расходы относятся не на те объекты, на которые должны относиться. Трудно понять, это непрофессионализм или это умысел для того, чтобы уйти от уплаты налогов. Я все-таки склонна думать, что, скорее, непрофессионализм.

Есть расходы, которые мы даже не считаем, как нарушение, но они по факту являются неэффективными. Огромный объем расходов авансовых. За 9 месяцев 2016 года дебиторка была 3,8 триллиона рублей, из них почти 400 миллиардов было просрочено. Это значит, что ее практически взыскать невозможно, это значит, что отдали деньги в никуда.

НАЛОГ НА ТУНЕЯДЦЕВ

Я не знаю, что это такое, что они напридумывали. Тут существует подмена понятий, как мне кажется.

Данные, которые собирает ФОМС с субъектов РФ по количеству неработающего население, выглядят следующим образом: 146,5 миллиона человек, из которых 61,2 миллиона работающие и 85,3 неработающие. Но если вычесть из них детей, пенсионеров, студентов, занятых по уходу за инвалидами и детьми, безработных, остается 14,4 миллиона человек. Ну кто-то должен разбираться с ними? У каждого губернатора в руках масса рычагов по поводу выявления того, кто работает и того, кто не работает. Просто этим кто-то должен заняться.

При этом ПФР дает данные по работающим - 67,7 миллиона, уже расхождение на 5 миллиона человек. Когда стали смотреть данные прогноза социально-экономического развития, который Минэкономики дает при расчетах бюджета, там 72,7 миллиона работающих. Можно упражняться сколь угодно долго в этом. И когда мы говорим про тунеядцев, то первый вопрос, который я задаю, в отношении кого? Разберитесь для начала, кого вы называете тунеядцами. В эти 14,4 миллиона вполне попадают военнослужащие и приравненные к ним лица. Они не уплачивают страховые взносы и у них полностью бюджетная система обеспечения здравоохранением. Туда же попадают сезонные работники. Уже давно надо было сделать это все и не возникали бы эти разговоры про тунеядцев и всех остальных.

Дарья Корсунская. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below