20 сентября 2017 г. / , 20:22 / через 3 месяца

ПРЯМАЯ РЕЧЬ -Интервью совладельца Лукойла Леонида Федуна

МОСКВА, 20 сен (Рейтер) - Вице-президент и совладелец Лукойла, владелец футбольного “Спартака” Леонид Федун дал интервью в рамках инвестиционного Саммита Рейтер.

Ниже приводятся высказывания Федуна.

ПРОГНОЗЫ ПО ПЕРЕРАБОТКЕ И ДОБЫЧЕ ЛУКОЙЛА:

Сейчас идет утверждение 3-летнего и 10-летнего плана развития компании. По тем параметрам, которые мы сейчас рассматриваем, добыча углеводородов в Лукойле будет расти на горизонте ближайших 8-10 лет.

Мы рассчитываем, что добыча нефти в следующем году вырастет в России по сравнению с этим годом, это связано в первую очередь с пуском новых мощностей… Филановского месторождения, Пякяхинского, то есть в ближайшие 2 года в компании будет наблюдаться рост добычи как жидких углеводородов, так и всех углеводородов.

На этот год мы ожидаем где-то 117-117,5 миллиона тонн условного топлива, в следующем году 121 миллион тонн, в 2019 году - 123 миллиона тонн. А по жидким без Западной Курны в этом году 85,5 миллиона тонн, в следующем году порядка 86 миллионов тонн. Плюс к этому Западная Курна в этом году около 2 миллионов тонн, на следующий год – примерно 3-3,5 миллиона тонн - это наша доля компенсационной нефти. По переработке у нас находится примерно в тех параметрах как и всегда- порядка 60 миллионов тонн. Переработка за рубежом может колебаться, в России она остается стабильной. При этом она растет (в РФ), несмотря на налоговый маневр.

ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОДАЖИ ИТАЛЬЯНСКОГО НПЗ ISAB:

Не могу подтвердить или опровергнуть, поскольку действительно проявляется интерес ко всем нашим активам зарубежным в настоящий момент поскольку маржа переработки, особенно в Южной Европе, достаточно хорошая… Есть, конечно, интерес.

Сказать, что этот факт произойдет, я не могу, поскольку уже на протяжении многих лет различные группы к нам обращаются. Пока те предложения, которые в мире, нам неинтересны. Завод находится в прибыльной зоне. Сегодня EBITDA, которую мы получаем с заводов за рубежом, и EBITDA, которая есть в России, они примерно одинаковы, поскольку в России упала, а в Европе выросла. Сказать, что нам необходимо избавляться от каких-то активов, я не могу.

ВОЗМОЖНОСТЬ ОБРАТНОГО ВЫКУПА АЛМАЗНОГО АКТИВА ИЗ-ЗА САНАЦИИ ОТКРЫТИЯ:

Там никаких форс-мажоров нет, поскольку не банк Открытие выкупал, который находится в санации, а акционеры.

ИРАКСКИЙ ПРОЕКТ ЗАПАДНАЯ КУРНА-2:

В силу того, что существует регулирование со стороны ОПЕК, то есть Ирак является активным и последовательным членом ОПЕК, собственно, поэтому рассматривает вопрос на перспективу - руководство Ирака понимает, что объем 800.000 баррелей в сутки является оптимальным для этого месторождения, поэтому мы получили такое предложение, мы его обсуждаем… Конечно, есть финансовые вопросы, поскольку финансовая компенсация для нас является недостаточной.

Мы находимся в продуктивном диалоге как с министерством нефти Ирака, так и с правительством Ирака с тем, чтобы найти новые параметры соглашения, которые устроят обе стороны.

Когда мы входили в проект, мы рассчитывали на компенсацию, когда добыча должна быть 1,6 миллиона баррелей. Сейчас добыча скатилась в два раза и естественно, что финансовая компенсация, на которую мы рассчитывали, она сократилась в два раза.

Идет уточнение некоторых финансовых параметров. Сегодня мы находимся на уровне 400.000 баррелей в сутки добычи, поэтому постепенно расширяем инфраструктуру.

Там будет несколько шагов - 500.000 баррелей в сутки, 600.000 баррелей в сутки. Проект в настоящий момент находится в фазе реинвестирования: мы фактически завершили возврат исторических затрат, поэтому механизм отработан, он нас устраивает, не видим никаких проблем.

ПРО ПАКТ ОПЕК+:

Как экономист, я не вижу отрицательных моментов, поскольку замораживание добычи… Россия находится практически на максимуме своих добычных возможностей, понятно, что цена $45 за баррель и $55 за баррель, как сейчас, это совершенно разные цены. РФ является прямым бенефициаром, поскольку 80 процентов всего прироста нефтегазовых доходов она забирает себе, 20 процентов остается компании. Но даже эти 20 процентов для компании является достаточно позитивными.

Я считаю, что сделка ОПЕК принесла несомненную выгоду всем участникам рынка. С одной стороны мы наблюдаем постепенное сокращение глобальных запасов и в США, и мире, и сегодня практически 2/3 из того профицита, который был на 2015 и 2016 год, в настоящий момент практически рассосался, он постепенно исчезает.

Мы считаем, что если сделка ОПЕК будет продлена на 2018 год, то к концу 2018 года мы можем иметь уже небольшой дефицит (на мировом рынке).

Это связано не только с действиями ОПЕК, но и с теми изменениями, которые в настоящий момент происходят в сланцевой добыче в США. Например, таким хорошим показателям является то, что сейчас продуктивные запасы и добыча на одну буровую, которые росли в предыдущие 3 года, уже в течение нескольких месяцев сокращаются. То есть тот потенциал «легкой» сланцевой нефти исчерпан, потенциал сокращения затрат уже тоже исчерпан, и поэтому добыча в США не будет расти теми темпами, которые казались еще полгода назад.

Наступает равновесие, и это равновесие чрезвычайно важно, поскольку рынок нефти сейчас находится под постоянным информационным воздействием - очень много роликов, разговоров о нетрадиционных технологиях, об электрических автомобилях и так далее.

Тем не менее, по нашим оценкам, никакого серьезного влияния на рынок это иметь не будет, но в то же время рынок не должен себя разбалансировать.

Мое персональное мнение – сделка с ОПЕК будет продлена и вообще, предполагаю, что эта сделка может стать если не вечной, то long-term, за пределами 2018 года. Настолько явные бенефиты для всех участников несет, что от нее отказываться было бы странным.

НА КАКИХ МЕСТОРОЖДЕНИЯХ ЛУКОЙЛ СОКРАЩАЕТ ДОБЫЧУ В РАМКАХ ПАКТА:

Особенность российской налоговой системы в том, что есть обычные месторождения, с высоким уровнем налогообложения и есть льготируемые, там, где уровень налогового бремени значительно ниже.

Естественно, что мы останавливаем добычу там, где наивысший уровень налогов и так называемый netback нефти самый низкий, и увеличиваем добычу там, где нефть льготуемая.

НАЛОГОВЫЕ ЛЬГОТЫ ОБВОДНЕННЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ:

Диалог идет. Под это подпадают менее 5 процентов добычи, то есть это арифметическая погрешность как для Минфина, так и для нефтяных компаний. (Как это соотносится с пактом?) У вас есть портфель добычных проектов с netback $50, $10, $5, естественно, вы останавливаете месторождения, где у вас самые низкий netback и увеличиваете добычу там, где прибыль больше, это нормально. Это крайне выгодно (льготы по обводненным) даже с учетом сделки.

НДД:

Идет достаточно длительная дискуссия, я к ней отношусь достаточно настороженно, поскольку успех российской нефтяной промышленности был связан именно с тем, что была унификация налогов для всех участников.

В начале 2000-х была отменена система, при которой каждое месторождение имело свои индивидуальные льготы, и поэтому, к примеру, Сургутнефтегаз получал с той же нефти больше доход, чем Лукойл, хотя 10 км (расстояние между месторождениями), поскольку у него были более низкие налоги на воспроизводство.

Когда была введена плоская шкала экспортной пошлины и НДПИ, это как раз послужило основой для бурного роста нефтяной промышленности.

Чем сложней система, тем сложнее её администрировать. Но к этому за 20 лет изменились технологии, изменился подход налоговых органов, система стала более цифровой, компьютеризованной.

Это стало мене субъективным, но определенная настороженность есть, чтобы не получилось так, что одни компании будут иметь большое преимущество, другие такого преимущества не будут иметь. Все участники в нефтяной промышленности должны быть равны в своих экономических условиях.

ПРОГНОЗ ЦЕН НА НЕФТЬ:

Для наших проектов мы определяем плоскую шкалу - $50 за баррель на десятилетие. Мы консервативны - это для разработки наших инвестпрограмм и оценки отрасли...ожидаем, что в ближайшие 3-4 года цена может достигнуть $70-75, это моя оценка ... если будет сохранено регулирование ОПЕК и не будет крупного экономического кризиса на Западе. Потребление нефти растет выше тех прогнозов, которые всегда были.

КРЕПКИЙ РУБЛЬ ПРОТИВ ПАКТА ОПЕК+:

Не могу сказать что подпортил, но осложнил. Понятно, что для любого экспортно–ориентированного производителя укрепление рубля - это потеря части прибыли. У нас бюджет сформирован из $=60 рублей (в 2017 году), любое укрепление это минус из EBITDA.

ЭФФЕКТ ОТ ПАКТА ДЛЯ ЛУКОЙЛА:

Легко оценить. Если исходить из того, что средняя цена по году должна быть $41-42 за баррель без сделки ОПЕК+, по моим оценкам, то сейчас примерно $50 за баррель, вот считайте, $8 за баррель это минимум, $1,5 миллиарда дополнительной прибыли компании, а то и больше.

ПАКЕТ ФЕДУНА В ЛУКОЙЛЕ:

В районе 9,5 процента. (Планируете увеличивать?) Смысл? Как только переходишь 10 процентов, возникают определенные юридические проблемы. (Рассматриваете продажу?) Нет, конечно. Лукойл для меня долгосрочное вложение, и вся моя жизнь сегодняшняя и завтрашняя связана с Лукойлом, поэтому я не собираюсь продавать.

(Кому передадите в наследство ваш пакет?) У меня есть дети, которые достаточно активны, поэтому надеюсь, что … они продолжат.

10-ЛЕТНЯЯ СТРАТЕГИЯ ЛУКОЙЛА:

Дивидендная программа утверждена, она будет расти с уровнем инфляции, примерно 3-5 процента в год в долларовом выражении. Если будут лучше результаты, она будет увеличиваться, это достаточно стабильная система, ничего менять не собираемся.

Пока необходимости ничего менять не видим, но если конъюнктура рынка будет лучше, то и уровень дивидендов будет выше, вне всякого сомнения. Свободный денежный поток будет расти и (в 2017 году) порядка $2-2,5 миллиарда будет.

ЛУКОЙЛ ОВЕРСИЗ И УПРАВЛЕНИЕ ЗАРУБЕЖНЫМИ АКТИВАМИ:

Одна реальность была, когда цена нефти была $100, и другая, когда $50, поэтому наши амбиции уменьшились больше, чем вдвое с падением цены на нефть.

Естественно, что было реорганизован аппарат - из большого и достаточно громоздкого аппарата, который был за рубежом, сделали несколько компактных дивизионов, часть из которых занимается Middle East, проектами в Южной Америке, часть – в СНГ.

Оверсиз работает, просто планы стали достаточно амбициозными. В то же время есть определенные успехи. Например, если взять Блок 10 в Ираке, мы там сделали очень хорошее открытие, бурение трех скважин на Блоке 10, там, где мы работаем вместе с INPEX, это недалеко от Западной Курны-2, говорит о том, что там может быть открыто гигантское месторождение - это (запасы) сотни миллионов тонн. Там очень хороший контракт на разработку. Это месторождение как раз можно запускать, когда Западная Курна встанет на полку, это как раз позволяет балансировать.

ИРАН:

В Иране пока никаких успехов. Мы интересуемся, но пока тот проект нефтяного контракта, который предложен Ираном, он не отвечает нашим экономическим интересам.

МЕСТОРОЖДЕНИЕ ИМЕНИ ТРЕБСА И ТИТОВА:

Мы нормально работаем с Роснефтью. Несколько скорректировали план по добыче, но никаких проблем во взаимоотношении с Роснефтью мы не видим. Роснефть скорректировала план добычи в рамках согласованного бюджета.

ПОКУПКА АКТИВОВ:

Рассматриваем. Но комментировать пока не будем. Мы вошли в проект в Мексике, есть также набор других проектов. Такие проекты есть, но нужно понимать, что сейчас существует потенциальная угроза, связанная с новым пакетом санкций, принятым США, который ограничивает возможность российских нефтяных компаний владеть в проекте больше 33 процентов.

Нас это очень сильно лимитирует по целому ряду приобретений.

(Есть ли уже примеры того, что покупка может не состояться из-за санкций?) Есть, но не могу говорить. Да такие сложности есть, мы такие сложности видим, будем работать в тех параметрах и режимах, в которых работать возможно.

САНКЦИИ:

Мы потеряли связь с Total, но сейчас Total вернулся в Иран, и думаю, что если удастся решить проблемы с Европой – те новые инициативы, которые были выдвинуты нашим президентом по поводу восточной Украины, если они будут реализованы (минские соглашение и миротворцы), то я, надеюсь, значительная часть санкций европейских уйдет, это откроет возможности для совместной деятельности. Тогда мы с нашими европейскими партнерами сможем работать более успешно.

Но мы и без них работаем. Недавно мы утвердили программу развития работы на ТРИЗах. В целом наша оценка, что в будущем ТРИЗы - это основной источник развития потенциала углеводородов, в первую очередь, жидких для Лукойла. В настоящий момент мы добываем около 1,5 миллиона тонн (триз), по стратегии мы исходим из того, что можем выйти на 10 миллионов тонн. Это долгосрочная стратегия.

САНКЦИИ ПРОТИВ ИФД КАПИТАЛ:

Кроме, как шок, я ничего сказать не могу. Ситуация крайне странная. Мы действовали строго по законодательству России и Украины, и никто нам внятно не мог объяснить, почему это произошло – выбрали не самый крупный отель, и не самую государственную компанию. Мы пытаемся избавиться от него (отеля), но уже все произошло (санкции). Есть война, а есть санкции, санкции – это вид войны.

КАЗНАЧЕЙСКИЕ АКЦИИ:

Там значительная сумма. Моя позиция такова, что рано или поздно, мы должны погасить часть этого пакета. Есть позиция казначейства, которое прорабатывает этот вопрос. Есть определенные юридические вопросы, налоговые вопросы, поскольку никто такого масштабного сокращения не делал. Над этим вопросом работают.

ДОЛГ ЛУКОЙЛА:

Будет небольшое рефинансирование существующего долга. Но уровень долга будет понемногу сокращаться, поскольку капитал будет расти, а долг расти не будет. В ближайшие два года евробонды не планируем. Масштабные займы нам не нужны, поскольку мы постоянно имеем свободный денежный поток.

РИСКИ ПОГЛОЩЕНИЯ РОСНЕФТЬЮ:

Лукойл был создан в 1991 году, и начиная с 1991 года мне задают этот вопросы – вас не собираются ли поглощать? Прошло...26 лет, и я надеюсь, что еще 26 лет я буду отвечать на этот вопрос.

Риски всегда есть, они есть в любой стране, тем более они есть в России, надо эти риски видеть, нужно понимать, что позиция нынешнего руководства в России не состоит в том, чтобы монополизировать нефтяной комплекс в чьих-то руках. Единственная наша позиция для защиты – это эффективно добывать нефть и быть компанией с очень хорошими финансовыми ковенантами.

LITASCO, ИСК PALMALI:

У нас давние отношения с Palmali. Мы являемся партнерами, и пока идут предварительные разбирательства, мы никак комментировать не можем. Мы рассматриваем продажу Litasco, по мне, это называется не продажа, а больше spin off.

(Кто-то интересуется?) Конечно.

(Будет ли Лукойл продавать нефть через Litasco после продажи?) Конечно, какой-то период времени, какой-то объем, это не просто будет выводиться в рынок, а с набором каких-то двусторонних обязательств. Эта схема выгоднее для нас – мы постепенно избавляемся от всех непроизводственных активов. Интерес к покупке проявляют европейские трейдеры.

ОТКРЫТИЕ:

У Алекперова 5 процентов, у меня 4 процента. Что оценивать потери? Потери есть потери, что произошло, то произошло.

(Видели ли вы проблемы в банке?) Когда вы обладаете такой миноритарной долей, вы ни на что влиять не можете. Согласно отчетам аудиторов, которые мы получали через совет директоров, мы никаких больших проблем не видели. У меня был большой скепсис по приобретению Росгосстраха. У меня нет возможности заблокировать сделки. Когда дается негативный прогноз, начинается большой вынос капитала, потом состояние банка ухудшается.

Та схема, которую предложил ЦБ - через фонд консолидации банковского бизнеса, сегодня Бинбанк под нее попал, я так думаю, будет еще несколько банков - это наиболее безболезненное решение для вкладчиков, а я являюсь крупным вкладчиком Открытия – у меня там практически все мои деньги находятся.

Это примерно то, что делало ФРС после кризиса Lehman Brothers. То что, делает сейчас ЦБ, это делают все Центральные банки крупных государств. Столько там триллионов было закачано, мы не знаем. Мы знаем, какие деньги были закачены в 2009 году в Сбербанк, ВЭБ, ВТБ. К сожалению, это сегодня часть экономических реалий, в которых мы существуем.

(ЦБ предлагал вам помочь банку с капиталом?) Мы вышли из банка Петрокоммерц с целью, чтобы не заниматься непрофильным бизнесом. Мы последовательно избавились от всех нашего финансового бизнеса, который был рудиментом 1990-х годов, когда это было все необходимо делать. Поэтому возвращаться к этому нет ни желания, ни умения. Я ожидал, что это произойдет в течение всего августа (санация Открытия), особенно после публикации Альфа-банка.

СПАРТАК:

Контракт с Открытием (naming) подписан...и ничего там меняться не должно.

(Будут приобретения игроков?) С какого перепугу? В настоящий момент произошло полное изменение экономических условий на футбольном рынке. Эта сделка с Неймаром – три двойки, которая была, она просто сломала прежнюю конфигурацию, то есть образовался пул клубов, за которыми стоит или гигантские спонсорские контракты как в Англии, или китайский капитал, для которых деньги не имеют никакого значения, и мы наблюдаем сегодня безумную инфляцию в футболе.

Это приводит к тому, что качественный средний игрок, который имел стоимость, условно говоря, 5 лет назад $5 миллионов, сегодня он продается за $50 миллионов.

Эти большие деньги вызвали повышение стоимости при том же уровне качества, и в этих условиях мы конкурировать не можем. Того же Рошу я купил - он хороший игрок, но он стоил в два раза дороже, чем пару лет назад.

В этих условиях, имея российские возможности, начать конкурировать с Западом это невозможно. Каждый клуб может потратить больше, чем я могу позволить потрать себе за пять лет, имея не сопоставимые доходы.

Из тех возможностей, которые сегодня есть, когда мы находимся даже не втором, а может быть в третьем эшелоне покупателей, они выжали из рынка все, что возможно.

(Рассматриваете вопрос продажи “Спартака”?) А есть покупатели? Нет покупателей. Все тяжелее и тяжелее одному тащить, в первую очередь с точки зрения ментальности. Две недели (после того, как “Спартак” стал чемпионом России) все было хорошо- ты был героем, после первого поражения, тебя также начинают забрасывать грязью. И постоянно находиться в стрессе на протяжении 16 лет – очень тяжело.

Я никому не буду предлагать Спартак. Все желающие, которые приходили, приходили с одной идеей – идеи наши, деньги – ваши, никто подставить ни финансовое, ни физическое плечо в этот проект не хочет. Срубить с тебя денег и уйти, многие готовы с удовольствием.

(Цели на Лигу чемпионов и чемпионат России?) Ничего сказать не могу. Сегодня компания находится в тяжелой ситуации, это связано с тем, что гигантское количество травм, которое обрушилось, потеря удачи.

У нас было много удачных моментов в прошлом сезоне, то теперь все негативные риски, которые могли произойти, они все реализуются. Нужно дождаться возвращения травмированных, бороться дальше за место в Лиге чемпионов...

(Во сколько вам обходится “Спартак”?) Дорого. Бюджет большой. Сравнить можно примерно с бюджетом первых двух-трех команд (английского) Чемпионшипа.

Как воспринимаете "Cпартак"? Как свое детище, как большой социальный проект. Олеся Астахова и Оксана Кобзева

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below