June 9, 2018 / 2:59 PM / 5 months ago

От общего к частному? Госфинансирование мешает российскому футболу

Габриэль Тетро-Фарбер

МОСКВА, 9 июн (Рейтер) - Принимающая чемпионат мира по футболу Россия выставит на мировое первенство слабейший состав в истории - команда Станислава Черчесова занимает самое низкое место в рейтинге ФИФА среди всех участников турнира, располагаясь на три строчки ниже своего первого соперника - Саудовской Аравии.

Для проблем российского футбола нет единого объяснения, но одной из причин может быть черта, роднящая спорт с российской экономикой - сильная вовлеченность государства.

Частные инвесторы в российском футболе - редкость, большинство ведущих клубов спонсируются региональными властями и госкомпаниями, а значит уязвимы для потенциального сокращения бюджетов и обусловленной политикой смены приоритетов.

Неуверенность в будущем привела к тому, что многие государственные спонсоры предпочитают не вкладываться в развитие детского и юношеского футбола, а покупать дорогих легионеров в погоне за сиюминутными результатами.

"Все хотят быть спринтерами. Никто не хочет инвестировать вдолгую", - сказал бывший генеральный секретарь Российского футбольного союза (РФС) www.rfs.ru Анатолий Воробьев.

“Денег в футболе достаточно много. Но они используются неэффективно. Вместо того, чтобы инвестировать в создание детско-юношеских школ, развивать массовый футбол, львиная доля бюджета тратится на легионеров, на заоблачные, очень большие контракты футболистов”, - сказал он Рейтер.

В советский период национальная сборная доходила до полуфинала чемпионата мира в 1966-м, выигрывала первенство Европы в 1960-м и трижды после этого завоевывала серебряные медали. После развала СССР ситуация в футболе начала ухудшаться на фоне радикальных изменений в социальной и экономической сферах.

С 1990 года сборная России выходила в финальную стадию чемпионата мира лишь трижды и выиграла всего два матча. В этот раз Россия - хозяйка турнира, однако проведёт турнир в статусе 70-й команды в рейтинге ФИФА, располагаясь между Гвинеей и Македонией (here).

НЕТ ЖЕЛАНИЯ

Леонид Федун - входит в число немногих частных владельцев ведущих российских футбольных клубов. Миллиардер и вице-президент нефтяного гиганта Лукойл приобрел московский “Спартак” в 2004 году, когда клуб столкнулся с существенными финансовыми проблемами.

Федун создал молодежную академию и построил стадион на 45.000 мест, вошедший в число тех 12, на которых пройдут матчи в рамках ЧМ-2018. “Спартак” при Федуне пять раз становился вторым в российской Премьер-лиге, а в прошлом году завоевал золотые медали впервые за 16 лет.

При этом бизнесмен отмечает, что вовлеченность государства в футбол и экономику в целом растёт и это препятствует развитию российского футбола.

“Поэтому, собственно, такая ситуация. Эти деньги (государства) есть. От них никуда не деться, - сказал он в интервью Рейтер. - ...Футбол не может находиться вне этой системы... Это не нравится... Но в настоящий момент другой альтернативы нет”.

“...У большинства директоров лиги другие интересы, им надо осваивать те бюджеты, которые им дают государство либо спонсоры, а не заниматься развитием футбола. У них совсем другой интерес”, - сказал Федун.

Общая доля государственного сектора в ВВП России выросла с 39,6 процентов в 2006 году до 46 процентов в 2016 году, свидетельствуют данные российского Центра стратегических разработок.

В рамках стратегии развития до 2030 года РФС предлагает постепенно переходить от государственного финансирования к частным инвестициям.

Однако разработчики стратегии признают, что скромная выручка от продажи билетов, прав на телетрансляции и марчендайзинга фактически сводит желание вкладывать в российский футбол на нет.

“...Не существует стимулов для массового прихода частных инвестиций в футбол”, - говорится в документе.

На продажу билетов и выручку в день матчей пришлось менее 5 процентов выручки клубов РФПЛ в 2016 году, в то время как права на трансляцию матчей принесли 4,1 процента выручки, показало исследование PricewaterhouseCoopers (www.pwc.com) (PwC), которое ссылается на данные Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА).

В то же время продажа медиаправ в среднем принесла десяти ведущим европейским лигам 38,7 процента общей выручки, в то время как на выручку в дни матчей и продажу билетов пришлось 15,5 процента, показало исследование.

ЗАПОЛНИТЬ ПРОБЕЛ

Все большее присутствие государства в ключевых секторах российской экономики в последние два десятилетия позволил крупнейшим госкомпаниям, таким как ВТБ, Роснефть и Газпром, оставить свой след в российском спорте

“Доходы от телевидения, от рекламы составляют в бюджетах клубов всего несколько процентов, - сказал Воробьев. - Поэтому это приходится компенсировать, замещать именно большими спонсорскими контрактами. Такие компании как Газпром, ВТБ, Россети, РЖД - они, конечно, поддерживают ведущие российские клубы...”

На спонсорские контракты и другие коммерческие доходы пришлось 60,6 процента выручки клубов российской Премьер-лиги в 2016 году, показали данные PwC. Это почти вдвое выше среднего показателя по Европе.

Однако такие инвестиции могут быть непредсказуемыми.

Петербургский “Зенит”, главным спонсором которого является Газпром, в 2012 году заплатил 80 миллионов евро ($94 миллиона) за переход в команду двух звезд - форварда сборной Бразилии Халка и бельгийского полузащитника Акселя Витселя. Однако с тех пор клуб ограничил крупные трансферы на фоне глобального падения цен на нефть и газ.

В 2017 году главным тренером “Зенита” стал итальянец Роберто Манчини. По словам одного из источников, зарплата Манчини составляла 4,5 миллиона евро в год, однако в мае 2018 года клуб, занявший пятое место в чемпионате России и повторивший худший результат за последние десять лет, объявил о расставании с итальянским специалистом.

Недостаток частных инвестиций - не единственная причина трудностей российского футбола. Эксперты в качестве других факторов называют нехватку сильных тренеров, а также слабую координацию внутри футбольного руководства.

В российской Премьер-лиге действует лимит на легионеров, согласно которому команды не могут выпускать на поле более шести иностранцев одновременно. Подразумевается, что подобные ограничения должны дать шанс проявить себя игрокам с российским паспортом.

Однако в действительности лимит означает лишь искусственное повышение стоимости и зарплат российских футболистов, которым нет смысла уезжать в более сильные зарубежные чемпионаты, поскольку там они потеряют в деньгах.

Лишь два игрока из состава российской сборной на ЧМ-2018 выступают за пределами страны. На мировом первенстве 2014 года, где россиянам не удалось одержать ни одной победы, сборную полностью состояла из игроков РФПЛ.

СОЗДАВАТЬ С НУЛЯ

Другой частный инвестор - владелец “Краснодара” Сергей Галицкий говорил, что в будущем хотел бы видеть в составе клуба только воспитанников созданной им футбольной академии.

Основатель ритейлера Магнит ставит целью не только победы своего клуба, но и возрождение российского футбола - изменив отношение к самому спорту и принципам создания команды.

В феврале Галицкий продал пакет акций Магнита госбанку ВТБ почти за $2,5 миллиарда, сказав, что дальше будет заниматься детско-юношеским футболом.

За 10 лет своего существования “Краснодар” пока не выигрывал чемпионат России, но регулярно играет в еврокубках, а в сезоне-2016/2017 дошёл до 1/8 финала Лиги Европы. В минувшем сезоне лучшим бомбардиром Юношеской лига УЕФА стал 19-летний форвард “Краснодара” Иван Игнатьев.

Не всем клубам из российских регионов так везёт со спонсорами. Некоторые клубы из-за смены приоритетов местных властей, поддерживавших их, были вынуждены покинуть Премьер-лигу, другие, как владикавказская “Алания”, просто прекратили существовать.

“Семь месяцев не финансировались (региональными властями), - сказал бывший тренер и президент клуба Валерий Газзаев. - Ну и уже невозможно было содержать команду, и тогда приняли решение снять команду с чемпионата”.

Газзаев, теперь депутат Госдумы, работает над законопроектом об облегчении условий финансирования непрофессионального спорта в России для компаний и частных инвесторов.

Владелец “Спартака” Федун сказал, что в лучшем случае в российской Премьер-лиге всего ­12 клубов смогут привлечь достаточное количество инвесторов.

“Всё остальное, это понты просто. Губернаторские, там, или местной элиты”, - сказал он.

Оригинал сообщения на английском языке доступен по коду: (Перевели Ксения Орлова, Марина Боброва, Елена Дериведмедь. Редактор Максим Родионов)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below