13 января 2014 г. / , 03:03 / 4 года назад

ПОВТОР-ИТОГИ 2013-Россия упустила еще год на развитие

Дарья Корсунская

МОСКВА, 26 дек (Рейтер) - Первый полный год президентства РФ Владимира Путина прошел в тщетных попытках отыскать новые источники роста без изменения старой структуры экономики, стагнирующей вопреки подъему нефтяных цен. Власти избегают системных преобразований и предпочитают затыкать “дыры” тающими на глазах накоплениями и деньгами будущих пенсионеров, а экономисты предрекают худший посткризисный год в наступающем 2014-м.

Отсутствие внятной экономической политики отпугивает частных инвесторов, а привычные драйверы роста - потребительское кредитование и казенные мегапроекты вроде Олимпиады - сходят на нет. Власти никак не найдут новый способ зарабатывать, а попытки меньше тратить наталкиваются на предвыборные обещания Путина и лоббизм его окружения.

“Год прошедший, как и год будущий, будут самыми плохими с 2000 года, если не считать год кризиса - 2009-й. И это не временное конъюнктурное ухудшение”, - сказал бывший министр финансов Алексей Кудрин.

“Россия попала в новую тенденцию, связанную с отжившей старой моделью роста и пока отсутствием точек опоры новой модели. Новая модель не формируется активно, и пока этого не произойдет, мы находимся в среднесрочной, а может быть и долгосрочной стагнации”, - сказал Кудрин, уволенный два года назад за критику расточительной политики Кремля.

Замминистра экономики Андрей Клепач называет 2013 год годом “упущенных возможностей”.

“Это год тяжелых испытаний и потерянных возможностей. Никаких реальных шагов, чтобы предотвратить торможение экономики, не было предпринято. Мы отложили кучу преобразований. Хотя некоторые начали, но это все не то, не в тех масштабах и не в тех формах”, - считает Клепач.

Рост российской экономики практически остановился в конце прошлого года, и правительство Дмитрия Медведева по требованию Путина предложило рецепты оживления. Они не работают, признают чиновники. Более того, социальные расходы бюджета только увеличиваются в ущерб инвестиционным, что выбивает еще одну опору шаткого роста и угрожает потрясениями, в случае если вывести экономику из комы не удастся и доходы казны продолжат сокращаться.

“Придется нарушать обещания не только среднему классу, придется экспроприировать не только пенсии, придется нарушать обещания, связанные с зарплатами учителей, врачей - и это, конечно, не будет популярным, мягко говоря. Поэтому проблем будет все больше и больше”, - сказал бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

СТАГНАЦИЯ В ГОЛОВАХ

С прошлого декабря Минэкономразвития трижды снижало прогноз роста экономики на этот год, который в итоге уменьшился в 2,5 раза - до 1,4 с 3,7 процента при определенной президентом цели - минимум 4-5 процента. Правительство перестало опираться на оптимистичный сценарий и теперь в качестве базового выбирает самый худший.

Министр экономики Алексей Улюкаев пообещал продолжение стагнации и в 2014 году , а его ведомство нарисовало нерадужную картину до 2030 года: сырьевая экономика будет расти средними темпами не выше 2,5 процента, качество образования, медицины, дорог будет ухудшаться, транспортная инфраструктура и оборудование - устаревать, население - сокращаться, безработица - расти, расслоение в обществе по уровню жизни - усиливаться.

Винившие во всех бедах мировой кризис Путин и Медведев только недавно признали, что основные причины замедления носят не внешний, а внутренний характер.

Затухающую печь экономического роста правительство по традиции попыталось растопить ассигнациями. Принятый летом план стимулирующих мер включал поддержку из бюджета и госкредиты .

“Был принят целый комплекс мер, но пока мы ускорения экономического роста не видим. Возникает вопрос - что происходит?”, - задался на прошлой неделе вопросом помощник президента Андрей Белоусов.

“Почему у нас не срабатывают меры поддержки при наличии резервов? Почему у нас норма сбережения почти 30 процентов ВВП, а норма накопления — 20 процентов ВВП? Куда 10 процентов деваются? Вывозятся за границу. Почему?”

При таких резервах экономики не может быть стагнации, уверен Белоусов: “Стагнация в головах”.

“Несмотря на политическую стабильность, несмотря на обещания улучшить инвестиционный климат, пока убедить инвесторов в том, что он улучшается или будет улучшаться, не удалось”, - отвечает Белоусову экономист Гуриев.

РЕФОРМЫ УГРОЖАЮТ РЕФОРМАТОРАМ

“Чтобы определить, что происходит, достаточно посмотреть на цифры оттока капитала. Отсюда и снижение инвестиций, и замедление экономического роста”, - сказал Гуриев, укрывшийся весной в Париже от внимания следователей по третьему “делу Юкоса”.

На прошлой неделе Путин неожиданно отпустил из тюрьмы после 10 лет заключения бывшего главу опального Юкоса Михаила Ходорковского , однако наблюдатели называют это решение перезревшим и считают, что оно не повлечет улучшения инвестклимата.

“Главная проблема России - это российская бюрократия, поэтому основной должна стать реформа системы управления... Выполнение этих рецептов для них самих опасно. В общих словах рецепты все те же: политическая конкуренция, реформа судебной системы, подотчетность власти, борьба с коррупцией”, - говорит Гуриев.

Кудрин уверен, что власть не способна предложить внятную стратегию, и потому ограничивается “полумерами” и “полуреформами”, о чем еще в апреле он сказал в публичной полемике с Путиным.

“К сожалению, я не вижу, чтобы правительство осмыслило вызовы и предложило план действий. Предпринимаются отдельные шаги, но общего видения нет, соответственно нет и решительных мер. Мы видим, что эти два года потеряны и для парламента, и для правительства”, - подвел итоги года Кудрин.

Он ждет роста в 2014 году менее двух процентов и предлагает в качестве временных драйверов роста реструктуризацию госкомпаний, выход их на рынок и уменьшение доли государства в экономике.

Условием любых реформ будет трансформация самой системы власти, которая не готова к реформам и не умеет их проводить, говорит президент Сбербанка Герман Греф - бывший министр экономики и один из авторов реформ в первый президентский срок Путина.

“Мы любим все упрощать, говорим: ”да они ничего не делают“. На мой взгляд, вся система управления несет в себе пережитки 20 века, причем характерные не для конца 20 века, а для его начала. К тому же, система разбалансирована. Поэтому вопрос номер один — это выстраивание собственно системы управления. А потом вопрос номер два — это проведение реформ. Если их поменять местами, будут проблемы”, - говорит Греф, приводя в пример нынешнюю пенсионную реформу, которую эксперты называют авантюрой .

НЕОБЕСПЕЧЕННЫЕ ОБЕЩАНИЯ

Ради оживления стагнирующей российской экономики Путин летом разрешил потратить как минимум $14 миллиардов из $88-миллиардной пенсионной кубышки - Фонда национального благосостояния - на инфраструктуру, однако сами чиновники опасаются, что эти деньги могут не вернуться.

На прошлой неделе Путин пообещал поддержать $15 миллиардами из фонда и соседнюю Украину, испытывающую экономический и политический кризис. С учетом размещенных в государственном Внешэкономбанке депозитов и обещаний властей в фонде осталось меньше половины - $38 миллиардов.

Тем временем Минфин, вынужденный балансировать между обещаниями президента РФ и бюджетными ограничениями, с трудом свел бюджет на очередную трехлетку, обнаружив при этом риски недополучения около 1,7 триллиона рублей налоговых и таможенных сборов в 2014-2016 годах. Вероятный срыв приватизации только усугубляет проблему, а за пределами трехлетнего бюджета зияет “дыра” примерно в два триллиона в год .

Путин считает приоритетом исполнение его предвыборных обещаний, зафиксированных указами в мае 2012 года, и требует от правительства выполнить их во что бы то ни стало, не смягчая при этом бюджетную политику.

“Постоянно педалируется тема, как бы нам получить невообразимые показатели, соответствующие указам. Это точно получить нельзя. Ни при каком раскладе. Надо предпринимать реальные шаги и что-то делать”, - сокрушается высокопоставленный чиновник финансово-экономического блока правительства.

Чтобы свести концы с концами власти решили изъять $8 миллиардов пенсионных накоплений в следующем году и пустить их на выплату текущих пенсий .

Кудрин предупреждает, что разрывы в бюджетной системе в долгосрочном периоде могут быть еще больше, чем прогнозирует Минфин, а в следующем году оценивает недостачу в 0,5-1,0 триллиона рублей.

“Это потребует пересмотра бюджетных расходов и некоторого их сокращения. Возможно, не в течение 2014 года. Год с учетом резервов еще переждут, но пересмотр следующей трехлетки (2015-2017) будет существенным”, - сказал бывший глава Минфина.

“Выполнение всех указов президента существенно сократит другие инвестиционные программы. Это катастрофа, потому что важнейшие, актуальные и острые проблемы вообще не будут решаться, потому что у всех есть ответственность по исполнению указов. Все понимают - от этого зависит и судьба губернаторов”.

Это приведет к увеличению долговой нагрузки субъектов, предупреждает Кудрин, и к тому, что Минфину придется изыскивать дополнительные незапланированные 300-400 миллиардов рублей минимум на поддержку регионов.

“Такая поддержка только заморозит ситуацию, не улучшит. Если мы так поступаем с бюджетной политикой, то с этой стороны ждать поддержки роста экономики не приходится”, - говорит Кудрин и предлагает снизить нагрузку на бюджет за счет пересмотра унаследованной от СССР социальной политики и сосредоточить поддержку на малоимущих и необеспеченных слоях населения.

СТОЛКНОВЕНИЕ С РЕАЛЬНОСТЬЮ

Следующий год будет станет еще большим испытанием для властей, считают эксперты и чиновники.

“Все, что сейчас происходит, дальше будет только усугубляться, - говорит чиновник правительства. - Следующий год мы потеряем, потому что не реализуем никаких мер, направленных на ускорение роста. Будем полгода спорить, если не весь год... Плюс кризис доверия и страхи по поводу нашей непоследовательной политики. Я не вижу ни одного шага, направленного на восстановление доверия и на стимулирование роста, точнее, - с точностью наоборот. Последствия будут с каждым годом все тяжелее”.

Греф говорит, что Россия в следующем году лишится ключевых драйверов роста в виде потребительского кредитования и повышения зарплат, а набранные руководством страны обязательства грозят наращиванием долга или увеличением налоговой нагрузки.

Кудрин считает, что власть не будет повышать налоги напрямую, а предпримет попытку сократить расходы.

“Налоги они не решатся трогать. Во время стагнации повышать налоги - это убить себя совсем. Это будет настолько чувствительно для всех - и президента, и премьера, что они побоятся это делать явно, возможно, это будет завуалированно сделано, через какие-то платежи, уменьшение льгот”.

“Ситуация будет тяжелее, потому что реформ никаких не намечается, а без реформ денег будет все меньше”, - говорит Гуриев.

Кудрин согласен:

“2014 год я бы назвал годом прозрения, столкновения с реальными проблемами. Только теперь появится ощущение результатов спада. И вот тут-то начнется осмысление реалий, перед которыми мы стоим. Социальное неблагополучие будет нарастать заметно и неприятно”.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below