January 15, 2018 / 11:12 AM / 8 months ago

СПЕЦРЕПОРТАЖ-Минные реки текут в нефтяных берегах иракской Бадры

Олеся Астахова

15 янв (Рейтер) - Во второй половине декабря дожди затопляют Месопотамскую низменность, и мины, засевшие в песке со времен ирано-иракских войн, буквально плывут к нефтяному месторождению Бадра в бурных потоках мутной жижи.

Дождевые потоки далеко разносят смертоносные устройства, делая опасными уже казалось бы разминированные территории - и там иногда подрываются тяжёлые трактора, бульдозеры и люди. Ни один сотрудник Бадры пока не пострадал от “блуждающих” мин, но спокойствия персоналу проекта это не добавляет.

Проект Бадра с запасами 3 миллиарда баррелей нефти и суммарными инвестициями $6,5 миллиарда расположен на воcтоке Ирака, вблизи границы с Ираном. Им управляет нефтяная “дочка” Газпрома - Газпромнефть - в рамках международного консорциума. Коммерческая добыча на Бадре, одном из наиболее геологически сложных месторождений Ирака, началась весной 2014 года.

Ближний Восток - стратегический регион для Газпромнефти, а иракская Бадра - первый зарубежный актив компании, реализованный “с нуля”, и её крупнейший добывающий проект за пределами РФ.

СТРАХ И АВАНТЮРИЗМ

Инженер-технолог Рафаэль Сафаров приехал на Бадру в 2013 году из Западной Сибири, где работал в одном из подразделений Газпромнефти. Рафаэль говорит, что рассказал матери об отъезде в Ирак лишь через полгода после начала работы на Бадре:

“Это было сочетание страха с авантюризмом”.

Мины - не единственная опасность для нефтяника на Бадре. После вывода американских войск из Ирака в 2011 году в стране усилился политический кризис. Не редкость - вооруженные атаки и похищения людей для получения выкупа. Поэтому сотрудники передвигаются между основными объектами месторождения с вооруженной охраной, на бронированных машинах и в бронежилетах.

Главный специалист по трубопроводному транспорту проекта Евгений Сигида до Бадры работал на проекте Сахалин-1. Командировки в Ирак он называет полезной встряской, а бронежилеты и бронированные машины - частью реальности. Другая её часть, а возможно, попытка отвлечься - книги и музыка по пути на месторождение и обратно под защитой брони.

“Трясет в броневике неслабо, в наушниках - Pink Floyd, а в руках фантастика в духе киберпанк Нила Стивенсона”, - говорит Евгений.

ИНТЕРЕСНАЯ ОПАСНОСТЬ

Заливающие в декабре-январе иракскую пустыню дожди, приходят с северо-запада, в основном из автономного иракского региона - Курдистана, где зимы более холодные и сырые.

“Мигрирующие” мины взрываются нечасто, но иногда работники Бадры слышат эти взрывы. Случается, что мутный поток незаметно выносит мины на дороги, поэтому зимние дожди - повод для повторных проверок уже разминированных территорий.

В проекте Бадра с учетом подрядчиков заняты около 3.000 человек из более чем 20 стран, из них 700 сотрудников работают в штате проекта. В каждой смене, или вахте, которая длится 28 дней, трудится примерно 350 человек, треть из них иракцы.

Одна из самых многочисленных групп - примерно 20 процентов сотрудников -приехала на Бадру из Казахстана - страны, которая входит в первую двадцатку в мире по объему нефтедобычи. Их охотно нанимают благодаря хорошей технической подготовке и опыту работы в международных проектах, таких как Тенгизшевройл (ТШО), Кашаган и других.

Виктор Азовсков, начальник цеха газоподготовки, приехал на Бадру в 2011 году, после того как проработал 10 лет в казахстанском проекте Карачаганак.

“Тут было выгоднее и по деньгам, и по интересу. Приехал, по сути, в пустыню с минами, да и партизанская война еще продолжалась”, - говорит Виктор.

СЛОЖНАЯ БАДРА

Газпромнефть заключила сервисный контракт на разработку месторождения в 2010 году, он рассчитан до 2030 года с возможностью пролонгации на пять лет.

Изначально консорциум планировал со временем довести суточную добычу на Бадре до уровня в 170.000 баррелей, но сложная геологическая структура месторождения и, как следствие, рост затрат, а также падение мировых цен на нефть существенно сократили эти ожидания. Руководитель дирекции крупных проектов Газпромнефти Денис Сугаипов сказал Рейтер, что консорциум предложил властям Ирака сократить проектную полку производства сырья на Бадре до уже достигнутого уровня - 85.000 баррелей в сутки.

До 2030 года консорциум инвестирует в проект еще $2,5 миллиарда. Возмещая понесенные затраты через вознаграждение в $5,5 за баррель добытого сырья, Газпромнефть уже вернула приблизительно треть от вложенных инвестиций в $1,6 миллиарда, сообщил источник, близкий к проекту. Общие вложения консорциума в проект составили около $4 миллиардов, включая $1 миллиард на строительство завода переработки попутного газа.

В декабре Газпромнефть и партнеры ввели на Бадре в эксплуатацию новый ГПЗ мощностью 1,6 миллиарда кубометров в год.

КРЕПОСТЬ-САД

Лагерь, где живут работники Бадры, как и другие важные объекты месторождения, обнесены толстым 3-метровым бетонным забором, так называемым T-Wall, и тщательно охраняются.

Внутри лагерь напоминает курортный поселок: тут и там среди пальм и зелени садов прячутся виллы, а также небольшие, но уютные жилые вагончики. Рядом - несколько офисных зданий, столовые, больница, спортивные площадки, спортзал и даже пруд с рыбками. Собственная небольшая бахча радует колонистов арбузами.

Но за забором - другая жизнь, непредсказуемая и угрожающая. Главный специалист службы безопасности Сергей Выкиданец сказал, что пока разминирована лишь пятая часть общей площади лицензионного участка Бадры в более чем 175 квадратных километров.

“Нигде не безопасно в Ираке, за небезопасность тут и платят”, - говорит Выкиданец.

Расходы на безопасность - приблизительно треть общих операционных затрат, говорят сотрудники Бадры. К примеру, стоимость разминирования 1 квадратного метра составляет от $3 до $5, сообщили источники.

Несколько лет назад недалеко от Бадры погиб иракский пограничник, зашедший на опасный участок, невзирая на знак “Danger! Mines”.

“Правила безопасности в районах с минной опасностью написаны кровью”, - говорит специалист по социальным программам Бадры Денис Малков.

А вот машинисту бульдозера повезло больше: тяжёлая машина подорвалась на пехотной мине и получила лишь небольшие повреждения, защитив водителя. (редактор Александр Ершов)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below