April 9, 2018 / 3:30 PM / in 2 months

ПРЯМАЯ РЕЧЬ -Интервью члена правления Райффайзенбанка Герта Хебенштрайта

МОСКВА, 9 апр (Рейтер) - Российская “дочка” австрийской группы Raiffeisen Bank International, Райффайзенбанк, нацелена на дальнейший рост клиентской базы в России, несмотря на скромный рост экономики и усилившуюся конкуренцию с госбанками .

Ниже следуют высказывания члена правления Райффайзенбанка Герта Хебенштрайта в интервью Рейтер.

ФОКУС НА НЕБОЛЬШИЕ КОМПАНИИ

В 2017 году мы опередили рынок и опередили госбанки по темпам роста портфеля. Посмотрим, удастся ли нам это повторить в 2018 году, но мы точно собираемся показывать достаточно существенный рост в следующие 3 года. Мы бы хотели наращивать кредитный портфель и в 2018, и 2019 году.

Ранее мы фокусировались на крупнейших клиентах, тогда как сейчас также будем ориентироваться и на не такой большой бизнес. При этом у нас нет фокуса на какие-то конкретные отрасли экономики. В прошлом году мы нарастили портфель кредитов среднему бизнесу на 54 процента и продолжим сохранять фокус на этом сегменте.

Мы работаем над тем, чтобы у нас был более сбалансированный профиль доходов с точки зрения соотношения рисковых и безрисковых сегментов для того, чтобы нивелировать влияние дальнейшего снижения процентных ставок. Сейчас доля комиссионных доходов в операционной прибыли - около 23 процентов% по данным МСФО отчетности. И она должна расти.

В настоящий момент мы нацелены на органический рост, и у нас нет намерений покупать какой-либо банк или финансовый институт. Однако если мы увидим интересные предложения по продаже кредитных портфелей, мы определенно будем рады приглашению принять участие в сделке и провести due diligence. С этой точки зрения мы можем покупать что-то, но скорее отдельные портфели, чем всю организацию.

Учитывая наши амбиции по росту, в 2018 году у нас возможно размещение нового выпуска рублевых облигаций. Объем размещения будет зависеть от фактической динамики статей нашего баланса – активов и клиентских счетов, которая будет определять масштабы потребности в таком фондировании. Исторически у нас никогда не было больших объемов рыночного фондирования. Мы размещали всего несколько выпусков облигаций на локальном рынке, и их срок обращения в основном уже истек.

У нас нет цели быть лидером по доле рынка в определенном сегменте – мы относительно небольшой игрок. Ключевая вещь для нас – это высокая рентабельность бизнеса, счастливые клиенты и компетентные специалисты.

Мы не увидим такого роста, который был несколько лет назад, и который показывали многие банки, но мы определенно увидим рост нашей клиентской базы по всей России в следующие несколько лет. Мы на это нацелены.

БАНКОВСКИЙ БИЗНЕС ПОСЛЕ КРИЗИСА

Общая конъюнктура рынка изменилась за последние годы. Если говорить конкретно о Райффайзенбанке, то до кризиса, начавшегося в 2014 году, мы были очень прибыльным банком. Однако сегодня мы показываем результаты даже лучше, чем они были тогда. Кризис дал нам дополнительный толчок к тому, чтобы становиться лучше, повышать эффективность, пересмотреть наши сервисы.

По итогам 2017 года наша рентабельность капитала была лучше, чем у большинства конкурентов и превысила 25 процентов. По этому показателю мы даже немного опередили Сбербанк.

В течение 2015-2016 года мы сокращали взвешенные по риску активы (RWA) и консолидировали бизнес в рамках задачи, поставленной нам материнской структурой, потому что они хотели улучшить и укрепить достаточность капитала всей группы.

В прошлом году мы показали исторически рекордную прибыль в 29 миллиардов рублей, на четверть выше, чем годом ранее. Кроме того, в прошлом году мы впервые за несколько лет опередили сектор по росту активов: 11 процентов против 6 процентов по рынку. Наш кредитный портфель вырос быстрее рынка по всем сегментам: корпоративные кредиты увеличились на 10 процентов, розничные – на 22 процента, портфель малого бизнеса – на 27 процентов. По темпам роста в рознице мы выступили даже лучше, чем в докризисное время.

Мы никогда не чувствовали, что наш банк рассматривается в негативном ключе из-за иностранного участия в капитале. Если все продолжится так же, как было последние годы, то я очень позитивно смотрю в будущее.

С точки зрения экономических перспектив мы не ожидаем увидеть что-то похожее на то, что было до 2014 года или до 2007. Вероятен очень скромный рост экономики.

Мы видим ряд внешних факторов: состояние экономики плохо прогнозируемо, и она существенно не растет. Темпы инфляции низкие, есть высокая конкуренция, с которой приходится иметь дело. В этой ситуации мы в настоящий момент имеем определенные преимущества за счет уникальной базы фондирования.

Процесс консолидации в банковском секторе я считаю достаточно здоровым процессом – Центральный банк проделал большую работу.

“САНКЦИИ – ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЕЩЬ, А МЫ – ВНЕ ПОЛИТИКИ”

Очевидно, конкуренция со стороны госсектора увеличилась. Доля частных банков на рынке розничного кредитования снижается, так как количество банков продолжает сокращаться.

Однако нам эти тенденции не мешают удерживать долю рынка, в отличие от других частных банков: четыре года назад топ-10 игроков на рынке состоял из 6 частных банков, теперь их в этом списке только 4. Между тем, наша доля рынка подросла, и по объему розничного портфеля мы переместились с 10-го места на 7-е.

По нашим впечатлениям, клиенты в рознице стали более чувствительны к цене, чем были раньше. Однако это вызвано тем, что снижаются процентные ставки. Наше преимущество – очень хорошая база фондирования. В ситуации снижающихся ставок и сокращения процентных спредов мы выигрываем за счет большой доли текущих счетов в структуре пассивов – около70 процентов и в корпоративном, и в розничном сегменте.

Конкуренция за лучших заемщиков высокая, при этом инвестиционная активность в частном секторе на самом деле очень низкая и фактически не растет. В совокупности с низкой инфляцией это непростые условия.

Не думаю, что мы потеряли каких-то клиентов из-за введения санкций. Санкционный режим фактически не оказал на нас такого эффекта, как на других игроков. Санкции – политическая вещь, а мы – вне политики.

С 2014 года динамика изменилась – в корпоративном сегменте мы не видим таких темпов роста, и приходится прикладывать больше усилий.

Российский банковский сектор на той стадии, когда нужны активные инвестиции в digital во всех сегментах. Мы понимаем, что такое качество как надёжность будет терять актуальность в качестве конкурентного преимущества, так как на рынке в обозримом будущем останутся только надежные банки. Клиенту сервис становится важен не менее, чем безопасность его средств.

Московское бюро

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below