August 24, 2018 / 9:29 AM / in 3 months

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Экс-зампред ЦБР Корищенко связывает выход иностранцев из ОФЗ с опасениями за будущий курс рубля

МОСКВА, 24 авг (Рейтер) - Бывший зампред Центробанка России по операциям с ценными бумагами и валютному рынку Константин Корищенко считает, что иностранные инвесторы выходят из ОФЗ потому, что опасаются будущего курса рубля, обречённого быть слабым в нынешней экономической ситуации.

С начала августа на фоне ужесточения санкционной риторики и валютного кризиса в Турции рубль потерял около 8 процентов. ЦБР заявил о приостановке покупки валюты в рамках бюджетного правила до конца сентября, после чего рубль развернулся к росту.

“Рубль падает с апреля, я бы не стал разделять апрель и август, это не та история, которая началась сейчас. У нее есть две составляющие, первая касается госдолга, вторая - рубля”, - сказал Корищенко в интервью Рейтер.

“Если мы говорим про ОФЗ, то сама по себе проблема ОФЗ не столь велика, весь портфель иностранных инвесторов оценивается в сумму меньше 2 триллионов рублей, тогда как избыточная рублевая ликвидность (депозиты банков в ЦБ и ОБР) колеблется вокруг 4 триллионов рублей”, - сказал он.

Для российских банков нет никакой проблемы взять по хорошей доходности подешевевшие ОФЗ и потом рефинансироваться, если им нужно.

“В законопроекте (о санкциях США против РФ) речь идет о запрете на новые выпуски, это значит, что из старых не обязательно убегать сломя голову. Но иностранцы все равно выходят и причина этого не связана с ОФЗ, а связана с динамикой рубля”, - сказал Корищенко.

Он стоял у истоков создания рынка ценных бумаг в России, в 2002-2008 годах был зампредом Центробанка, после чего возглавлял ММВБ, затем перешёл в банковский сектор. Сейчас Корищенко - профессор РАНХиГС, заведующий кафедры фондовых рынков.

“Большинство иностранцев держали в ОФЗ незахеджированные позиции. В 1998 году иностранцы играли не в ГКО, а играли в срочные контракты “рубль/доллар”, госбумаги - это был просто способ зайти в рубль. Cейчас же они покупали прежде всего высокодоходные ОФЗ, но при этом рассчитывали, что рубль существенно не упадет. Банки РФ в этот раз себя вели аккуратно и “хеджей” в значимых объемах не продавали, да и иностранцы не хотели терять доходность carry trade”, - сказал Корищенко, возглавлявший российский офис Bank of America Merrill Lynch в 2010-2012 годах.

Он уверен, что выход из ОФЗ иностранцев сегодня продиктован не опасением о возможных ограничениях операций с госбумагами, а опасением за курс рубля.

“Те, кто выходит сейчас, они не боятся, что с ОФЗ случится что-то катастрофическое, доходность по ним будет контролироваться Минфином через проведение аукционов. Они боятся, что когда они будут выходить через полгода-год, рубль может быть 70-80-90 за доллар”, - сказал Корищенко.

“Что касается ликвидности ОФЗ, то в таком объеме - 2 триллиона рублей - продать госбумаги на рынке быстро и раньше было сложно, и сейчас нельзя. Сейчас иностранцы не рефинансируют свои портфели, но и не сбрасывают без оглядки, не обваливают цены”, - добавил он.

О равновесном курсе рубля:

“С курсом рубля история другая, потому что такого понятия как равновесный курс рубля, скорее всего, не существует. Термин, конечно, есть, но в “спекулятивном” смысле, равновесный курс не существует, потому что подавляющее число игроков валютного рынка не заинтересовано в каком-то конкретном уровне - 50, 60, 70 рублей за доллар, они заинтересованы в динамике: вчера - 60, сегодня - 65 или вчера 65, а завтра - 55”.

“Периодически возникающее равновесие на валютном рынке - это некий временный баланс интересов, тех, кто за крепкий рубль, и кто за слабый рубль. А теперь давайте вспомним хоть одного крупного игрока на валютном рынке РФ, который был бы заинтересован в крепком рубле. Это сделать непросто. Потому что все крупные импортеры, они, в той или иной степени, одновременно же и крупные экспортеры. Условно говоря, Газпром или Роснефть продают газ или нефть за границу и одновременно закупают машины и оборудование, технологии.

И если мы посмотрим на результат, то он в пользу экспорта. Это говорит о том, что “естественных” крупных импортеров, которые имели бы достаточно “рыночной власти”, чтобы играть в пользу крепкого рубля, у нас нет”.

Рубль будет слабеть и дальше?

“Давайте считать, экспортеры - за слабый рубль, бюджет - за слабый рубль, Центробанк - за стабильные резервы, а банки - это flow-трейдеры, они не имеют четкой позиции в отношении слабости или силы рубля, они играют на движении рубля. И только население заинтересовано, и то не все, в сильном рубле. Отсюда получается, что при прочих равных, если никто ничего не будет сознательно делать, рубль, скорее всего, должен слабеть”.

О девальвации и бюджете:

“Если бы в 2014 году не было бы конфликта в Украине и не было бы падения цен на нефть, у нас все равно была бы девальвация, по той простой причине, что экспортный потенциал роста цен на нефть был уже исчерпан с точки зрения бюджета. На самом деле, рублевая цена барреля нефти, которая балансировала бюджет на конец года, была примерно 3.750 рублей в 2014 году, и если вспомнить, на сколько тогда упала нефть и на сколько упал рубль, то легко увидеть, что цена нефти в рублях осталась практически неизменной на конец года. То есть девальвация по сути сохранила необходимый для бюджета уровень.

Падение мировых цен на нефть было важным фактором, но причина девальвации была, в том числе, и в состоянии бюджета”.

О возможных покупках ОФЗ со стороны Центробанка при существенном падении цен госбумаг:

“Это не исключено теоретически, но я не вижу в этом с точки зрения ЦБР какой-то логики. Потому что, поддержание ставок по ОФЗ ведет к увеличению ликвидности, повышению давления на рубль и, в конечном счете, повышению ключевой ставки. Так что альтернативой повышению ставок по ОФЗ является повышение ключевой ставки ЦБР. Чтобы не повышать ключевую ставку, лучше дать возможность вырасти доходности ОФЗ”.

Если цены ОФЗ сильно упадут, у госбанков и НПФ тогда будут большие убытки?

“Это легко решается временными разрешениями не делать переоценку ценных бумаг, как это уже случалось. Большинство таких убытков является бумажными, а не реальными, и исчезнут при восстановлении рынка”.

О возможном запрете США на операции с долларом для российских госбанков:

“Запрет для госбанков на операции в долларах США теоретически может быть введен. Однако одно дело замораживать активы - кубинские активы замораживали, иранские и ливийские, и совсем другое дело - ввести для России запрет на проведение операций с долларом США. Если такое произойдет, это будет означать фактически объявление войны. Не холодной войны, а экономической, как премьер и сказал.

Запрет расчетов - это ограничение перемещения активов, блокирование работы финансовой системы страны в международной сфере, по сути, это нечто близкое к разрыву отношений между странами. Насколько сегодня Америка готова к разрыву отношений с Россией? Мне кажется, что скорее все-таки нет, чем да, по многим причинам.

Сегодня во внутренней политике США относительно безопасный способ зарабатывать очки - предлагать наказать Россию еще одним, 351-м способом, но нужно просто понимать, что есть у этого составляющая политического пиара”.

Запреты США повлекут отказ от доллара в международной торговле:

“Россия - важная часть мировой экономики, и если что-то подобное произойдет с Россией, то Турция, Бразилия, Индия, Китай и многие другие начнут ускоренными темпами уходить от доллара.

Выйти из долларовой зоны одной конкретной стране невозможно, потому что использование доллара в качестве мировой валюты - это то, о чем договорились много стран. Нужно значимой группе стран взамен договориться о новой мировой валюте - будь то евро или юань”.

Турция пытается договориться о расчетах в национальных валютах, Россия пойдёт на это?

“Крайне сложно выстроить систему, которая базировалась бы на использовании многих независимых национальных валют в международной торговле. Слишком велики курсовые риски... В условиях сегодняшней курсовой волатильности можно ли представить долгосрочный контракт, который будет заключен на 5-10 лет в турецкой лире или российском рубле? Второй вопрос - это организация расчетов. Чтобы проходили расчеты, нужно чтобы у тех сторон, которые участвуют, всегда была эта ликвидность, система должна быть достаточно удобной. Например, сегодня в Бразилии, Китае или Индии существует валютный контроль и, прежде чем сделать платеж, нужно получать разрешение”.

“Использование какой-то одной валюты в качестве мировой вместо доллара, например, евро - это более реально. И теоретически для США сейчас наибольшую угрозу в финансовом смысле представляет Европа.

Поэтому, чем больше США будет “душить” евро, тем дольше просуществует долларовая зона”.

Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below