September 27, 2018 / 7:10 AM / 18 days ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Интервью с главой долгового департамента Минфина РФ Константином Вышковским

МОСКВА, 27 сен (Рейтер) - Минфин РФ считает маловероятным введение санкций в отношении российского госдолга и ждет снижения доходности госбумаг, когда геополитические страсти улягутся, сказал в интервью Рейтер глава департамента госдолга и государственных финансовых активов ведомства Константин Вышковский.

Ниже следует текст интервью:

Как бы вы оценили ситуацию, которая складывается сейчас на долговом рынке? Насколько вероятно, по вашему мнению, введение США санкций в отношении российского долга?

- Ситуация сложная, но оснований для паники, конечно, нет. Если говорить про вероятные санкции на госдолг, мы все-таки не считаем, что их введение гарантированно и уже является свершившимся фактом. Позицию американских финансовых властей, Минфина США, никто не отменял. Они заявляли, что такое решение будет иметь негативное влияние на американских инвесторов. Мой личный аргумент, почему я надеюсь, что такого решения не будет, – ограничения на государственный долг будут означать ограничения для федерального бюджета финансировать, в том числе, и социальные расходы. А наши заокеанские коллеги несколько раз повторяли, что санкции не должны быть направлены против российских граждан.

Ситуация, которая сейчас складывается на внутреннем долговом рынке, подтверждает правильность того курса, который был выбран нами несколько лет назад. Курс на интеграцию в международный рынок: открытие российского рынка для иностранных инвесторов, взаимодействие с международными платежными системами, такими как Euroclear. Все это привело к тому, что российский рынок сегодня очень плотно интегрирован в мировой, и заявления Минфина США это подтверждают. Если бы интеграция в свое время не произошла, может быть, сегодня ситуация была бы совсем иной – ввести санкции на российский госдолг было бы гораздо проще.

Что будет, если все-таки все пойдет по жесткому сценарию?

- Если худший сценарий все же реализуется, это, по всей вероятности, будет означать, что мы не сможем осуществлять заимствования в долларах США, не будем иметь в числе участников наших аукционов ОФЗ многих иностранных инвесторов. Но это не будет означать, что российский рынок капитала прекратит свое существование, будет заморожен, что мы не будем осуществлять аукционов и заимствования не будут использоваться как инструмент финансирования дефицита бюджета. Конечно, нет. Основной наш участник – российский инвестор. Российские банки не прекратят вложения в наши инструменты. Конечно, введение санкций в отношении госдолга будет иметь некое негативное влияние с точки зрения рыночных котировок, роста доходностей, сужения инвесторской базы, но катастрофы точно не произойдет.

Какая сейчас премия заложена в доходности с учетом опасений санкций?

- Не думаю, что эта премия значительная. Не более 50 базисных пунктов. Эта премия за неопределенность, за нервозность, за дополнительный риск, связанный с неопределенностью. Но эта премия не за то, что завтра санкции введут. Когда все станет понятно, доходности могут и снизится, например, если худшие опасения не оправдаются. Рынок боится только неопределенности.

Когда станет понятно, будут ли такие санкции или нет?

- Думаю, что до выборов в США в ноябре едва ли это произойдет. Если же санкции введут, скорее всего, это будет распространяться только на новый долг. В этом смысле сейчас, наоборот, есть возможность купить с хорошей доходностью наши бумаги, которые с достаточной вероятностью не подпадут под санкции. Плюс введение санкций на новый долг автоматически не означает, что нерезиденты сразу должны начать продавать наш старый долг. Массовая продажа нерезидентами больших объемов бумаг, которыми они владеют, будет означать прямые убытки для них.

Кто-то из инвесторов, наверное, посчитает целесообразным быстрее избавиться и от старых бумаг. На российском рынке найдутся люди, кто купит эти бумаги. В условиях большого предложения бумаг мы не будем выходить на рынок до того момента, пока российские участники не удовлетворят это предложение и мы увидим стабилизацию цен. Возникнет новое качество рынка, его сегментация на две составляющие: “старый долг” - с участием нерезидентов, и “новый долг” - без них. По сути, возникнут две кривые доходностей по нашим инструментам.

Для дальнейшего падения цен необходимо, чтобы возникли серьезные фундаментальные причины для российских участников не покупать наши бумаги. Если они увидят дополнительные риски для себя, за эти риски они будут требовать дополнительную доходность. А если по-прежнему для российских банков наши бумаги останутся, как и сейчас, основным инструментом вложений, серьезных ценовых изменений не произойдет.

Какая будет реакция рынка с точки зрения уровней, если санкции будут введены?

- Не известно, какие запреты будут введены, если они будут, то на кого будут распространяться. Все зависит от очень многих вещей. Мы видим, что даже за последний год многие решения американского правительства никакого негативного отражения на рынке не имели. Хотя до вступления их в силу об этом очень много говорили и боялись их. Сейчас сложно дать какую-то определенную оценку.

Какой уровень доходности госбумаг вы сейчас считаете приемлемым?

- Могу только сказать, что текущие уровни доходностей однозначно завышены. Они содержат в себе некую психологическую эмоциональную составляющую, связанную с неопределенностью. Как мы иногда пишем в своих пресс-релизах, адекватно не отражают кредитное качество России. Наши бумаги стоят дороже, дешево мы их продавать не готовы. Посмотрите, какой спред между доходностью и инфляцией, на каком еще рынке можно найти такую доходность для эмитента с инвестиционным рейтингом?

Сейчас речь идет о новой составляющей риска: санкционной, политической. С точки зрения макроэкономики, все фундаментальные параметры говорят о том, что доходность завышена. Есть инфляция 4 процента и есть доходность под 9 процентов, разница 500 пунктов не может означать только санкционный риск. Сложились уникальные условия на рынке.

Какой пакет мер есть у Минфина на случай введения санкций?

- Участие Минфина на вторичном рынке ОФЗ – мера точечная, она возможна только в тот момент, когда необходимо предотвратить панические настроения. Если начнется массовый sell off, можно таким образом воспрепятствовать этому. Но это не инструмент стимулирования спроса.

Физически это будет делать ЦБ?

- У нас планов выкупать наши бумаги с рынка нет. Я не думаю, что актуально говорить, что такая мера сейчас потребуется. Если мы будем делать это, то только с целью сбить панические настроения, не более того. Мы не можем сами себе продавать и у себя покупать.

В мировой практике выкуп своих инструментов осуществляется эмитентом, как правило, в совершенно других целях – в рамках активного управления госдолгом. Когда в силу каких-то причин цены на бумаги падают, и с финансовой точки зрения целесообразно их выкупить. Когда выкуп совершает суверенный эмитент, это всегда делается в публичной форме.

Со стороны ЦБ, отвечающего за стабильность рынка, это также возможно. Но это невозможно делать постоянно в целях выполнения программы заимствований, что означало бы, по сути, прямое финансирование бюджета за счет ЦБ - денежной эмиссии.

На сколько должна вырасти доходность, чтобы такая мера потребовалась?

- Я бы не называл цифр. Есть и другие меры. Можно просто отказаться от проведения аукционов, что наиболее очевидно и просто. То есть не нужно осуществлять никакого выкупа, можно просто избежать дополнительного предложения. Что мы сейчас и делаем.

В ситуации, когда у российских банков будет достаточно ликвидности для того, чтобы вкладываться в наши бумаги, временная остановка аукционов приведет к тому, что рынок найдет некий новый баланс по ценовым параметрам и ситуация стабилизируется. Это будет видно по вторичному рынку.

Как политика Центрального банка отражается на тактике Минфина?

- Повышение ставки ЦБ не способствует росту привлекательности ОФЗ с фиксированной доходностью. Участники понимают, что если ставка повысится, то этот же продукт потом можно будет купить дешевле. В этих условиях они либо сразу закладывают это в цену бумаг, либо просто не покупают их какое-то время.

Что мы наблюдали на нашем последнем аукционе? Объем заявок существенно превысил объем нашего предложения, но в реестре были в основном заявки на неприемлемых для нас уровнях. Да, участники запросили дополнительную премию после заявления Центрального банка, которое всколыхнуло рынок. По сравнению со вторником, примерно на 10 п.п. утром в среду взлетели доходности по всей кривой, а в реестре заявок днем в среду к этому уровню еще была запрошена дополнительная премия. Удовлетворять заявки в такой ситуации – дать четкий сигнал рынку, что мы готовы занимать по любой цене, просто вредить самому рынку.

Что такое рост доходности? Это значит, что на рынке превалируют продавцы. То есть бумаги хотят продать и ищут покупателей. Если в этой ситуации поступает дополнительное предложение на первичном рынке от эмитента, то тот, кто хочет продать, вынужден делать это еще дешевле. Соответственно, доходности еще больше растут. Удовлетворение заявок по таким ценам означало бы стимулирование дальнейшего роста доходности с нашей стороны, что неправильно. Единственное преимущество, которое мы получили при объявлении последнего аукциона – мы просто прозондировали настроения рынка. Как минимум мы знаем, что спрос есть.

Какая география спроса?

- На аукционах участвуют только российские участники и мы делаем вывод об участии иностранцев по косвенным признакам, по участию дочек иностранных банков, что абсолютно не научный метод. Например, Райффайзен банк Москва, который пришел на аукцион, может покупать бумаги для себя, а не для своего иностранного клиента. Также как и ВТБ может купить их для иностранного клиента.

Насколько серьезно еще может измениться доля нерезидентов в ОФЗ?)

- С учетом того, что она уже снизилась, я думаю, что значительного дальнейшего снижения не должно произойти. Массовых продаж ОФЗ иностранцами нет. Четверть рынка - примерно так и останется до прояснения ситуации с санкциями. Кто боялся, тот уже продал. А тот, кто не продал, полагает, что смысла продавать бумаги пока нет, если ничего нового не произойдет. Если будут введены санкции на госдолг, конечно, будет другая история.

Какие у Минфина планы по заимствованиям на четвертый квартал?

- Будем смотреть, как ситуация будет развиваться. В любом случае, мы займем в этом году столько, сколько сможем занять без избыточного давления на рыночные котировки. И какой-то трагедии, проблемы в том, если это будет меньше, чем остаток программы, просто нет. В пятницу будет как обычно встреча с рынком в Минфине и мы объявим о наших планах.

В годовом выражении мы пока выполнили почти 57 процентов программы, привлекли 892 миллиарда рублей, непривлеченный объем - 683 миллиарда рублей. Это - не мало. Но еще раз, трагедии не произойдет, если не получится все разместить. Разрывать рынок ради этого мы не будем.

Удастся ли Минфину в новых условиях исполнить амбициозную программу заимствований 2019 года?

- Надеемся, что ситуация стабилизируется. Если смотреть в относительных цифрах, отношение объема заимствований к ВВП останется на прежних уровнях. Пока мы не планируем менять эти цифры.

Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below