December 5, 2018 / 12:43 PM / 5 days ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Советник президента Сбербанка Максим Полетаев о ситуации с Agrokor

МОСКВА, 5 дек (Рейтер) - Крупнейшая компания на Балканах - хорватский ритейлер Agrokor переживает не лучшие времена. В начале апреля 2018 года компания перешла под государственное управление из-за кризиса ликвидности и невозможности рассчитаться по огромным долгам.

Только российским госбанкам - Сбербанку и ВТБ - ритейлер был должен 1,4 миллиарда евро. Сейчас контроль над компанией переходит к российским кредиторам.

О том, как новые владельцы будут выводить гиганта из кризиса и повышать его стоимость, в интервью Рейтер рассказал советник президента Сбербанка Германа Грефа Максим Полетаев.

Когда Agrokor вернется на рынок заимствований и заменит текущий кредит, взятый в 2017 году, чтобы наладить ситуацию с ликвидностью, на менее дорогой?

“Это и есть наша цель. Кредит (на 1,1 миллиарда евро) был получен в рамках special purpose facility agreement - это суперстарший кредит, где участвуют, в том числе, Knighthead и ВТБ. Заменить данный кредит на более выгодный - задача ближайших нескольких месяцев.

Сейчас мы активно работаем над этим, нам уже поступило несколько предложений. Есть идея рефинансировать кредит через схему младший долг - старший долг. Нам не нравится стоимость суперстаршего долга, он дорогой, а с января ставка по нему будет 10 процентов годовых в евро. Несмотря на это, мы считаем, что компания возвращается к своей нормальной деятельности, у нее хорошие показатели и рассматривать ее как кризисную неправильно. Хотя я понимаю, что на рынке заимствований пока мы не очень хорошо выглядим”.

Теперь, когда кредиторы заинтересованы в том, чтобы компания улучшала показатели как можно быстрее, может ли она рефинансировать кредит у Сбербанка и ВТБ на более выгодных условиях?

“Нет, Сбербанк и ВТБ уже достаточно дали денег”.

На какую ставку вы ориентируетесь по старшему долгу?

“Я не могу этого сказать, поскольку мы находимся в переговорных процессах с фондами и банками, как западными, так и восточными”.

Китай?

“В том числе и Китай, а также фонды из арабских стран. У них иначе считается норма рентабельности. Я считаю, что Agrokor перспективен для арабских инвесторов как поставщик воды и еды. У арабских стран в целом стоит проблема продуктовой независимости, чем тогда плоха компания, которая может все это делать”.

Как вы планируете увеличить стоимость Agrokor в ближайшие два-три года?

“Первая и самая важная задача - наведение финансового порядка, выстраивание правильных процедур управления, внедрение лучших практик, прозрачной процедуры закупок. Должен быть единый порядок и единая система закупок. Большая часть закупок должна быть централизована - это позволит сэкономить на стоимости, на персонале, исключить коррупцию, появится возможность установить четкие правила контроля закупок и процедуры тендеров.

Мы предполагаем, что в итоге у совета директоров появится право на определенные служебные расследования”.

Когда все перечисленные вами изменения должны быть завершены?

“По информации от компании, казначейство уже строится. На работу нанят человек с опытом работы в США - Джин Фёртер. Курировать розницу будет бывший топ-менеджер Tesco — Дэвис Моррис. Будущие акционеры видят СЕО Фабриса Перушко, его заместителем - Ирену Вебер. Сейчас согласовываются условия их контрактов”.

Есть ли шанс, что Agrokor проведет IPO?

“Такой шанс есть всегда”.

Как именно изменится структура Agrokor?

“Сейчас явно просматриваются три дивизиона: ритейл, продукты и сельское хозяйство. Никогда эти направления не были оформлены дивизиона. План операционной реструктуризации бизнеса должен быть подготовлен компанией до конца года”.

Есть ли планы продать активы, принадлежащие группе Agrokor?

“Такие планы не исключены”.

Какие это могут быть активы-компании?

“У нас есть разные точки зрения на этот счет. Например, сейчас у компании нерентабельная сеть в Боснии и стоит подумать, не лучше ли перенаправить средства оттуда в Сербию, Хорватию и Словению для эффективного turnaround в этих странах”.

Есть ли предложения о выкупе доли Agrokor?

“Такие предложения с недавнего времени стали поступать”.

От кого?

“От разного рода distressed фондов из Америки, Канады и Великобритании”.

Есть ли предложения, которые вас заинтересовали?

“Все будет зависеть от цены, но пока мы их изучаем”.

Может ли появление госбанков в составе акционеров Agrokor способствовать ее выходу на российский рынок, либо снятию продуктового эмбарго с Хорватии?

“Все возможно, но только если это не будет противоречить законодательству России и тем ограничениям, которые сейчас существуют. В Agrokor есть большая доля сербские и боснийских компаний, которые могут экспортировать в Россию, и мы будем это поддерживать”.

Как строится сотрудничество российских госбанков с властями страны?

“Нормально”.

“У нас есть заключение аудитора, что риск-модель Сбербанка не позволила бы выдать Agrokor кредит, если бы банк видел настоящую отчетность. EBITDA была завышена вдвое. Компания показывала отчетность с долгом в 3,5 миллиарда евро, а оказалось, что часть векселей в сумме 900 миллионов евро учитывались в составе кредиторской задолженности, а другая часть на сумму 250 миллионов евро не отражалась в отчетности вовсе, как и кредиты, и займы на сумму около 400 миллионов евро.

В результате после повторного аудита PWC, произведенного уже в 2017 году, долг группы был увеличен на 2 миллиарда евро. У нас есть претензии к предыдущим аудиторам.

Про векселя, которые были выданы на огромную сумму, но некорректно отражались в отчетности, мы узнали после того как выдали компании последний транш на $100 миллионов. В тот момент нас просили выдать его, потому что у компании уже были заблокированы налоговые счета и Agrokor мог стать банкротом. Однако нас ввели в заблуждение, потому что на самом деле компания купила время для того, чтобы местный парламент успел принять Lex Agrokor”.

Будете ли вы менять бизнес-модель компании и стратегию? В чем будут основные изменения?

“Как я уже говорил, в наведении финансового порядка, а также централизация закупок. Это - главное.

У каждого дивизиона будет своя бизнес-модель. Нам нравится, как сейчас выглядит Мercator. Компании необходимо разобраться с долгами - на 9 месяцев этого года чистый долг составлял 738 миллионов евро, надо реструктурировать этот долг, а затем снижать долговую нагрузку. Ей придется избавиться от части непрофильных активов и пересмотреть портфель недвижимости. Совет директоров одобрил сделку по частичной продаже недвижимости на сумму 116 миллионов евро - это позволит существенно снизить долг уже до конца этого года. Возможно, стоит подумать над новым форматом магазинов”.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below