16 декабря 2016 г. / , 14:01 / год назад

ТЕКСТ-Заявление Набиуллиной по итогам совета директоров ЦБР

МОСКВА, 16 дек (Рейтер) - Ниже следует текст заявления главы Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания совета директоров регулятора (bit.ly/2gIwPOb):

”Сегодня Совет директоров Банка России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 10,00% годовых.

Развитие экономической ситуации в целом отвечает нашим ожиданиям. Инфляция замедляется в соответствии с прогнозом, экономика начала входить в фазу восстановления. Инфляционные риски, связанные с бюджетной политикой, снизились. Инфляционные ожидания снижаются, однако все еще остаются выше тех уровней, которые соответствуют достижению цели по инфляции. В последние месяцы события в мировой экономике и политике вызвали существенный резонанс на глобальных рынках. Несмотря на это, наше видение на среднесрочную перспективу существенно не изменилось.

Ожидаемое замедление инфляции позволит рассмотреть возможность снижения ключевой ставки в первом полугодии 2017 года. При этом скорость снижения ставки будет определяться таким образом, чтобы денежно-кредитные условия оставались умеренно жесткими, пока это необходимо для устойчивого снижения инфляции и инфляционных ожиданий.

Остановлюсь на тех факторах, которые мы учитывали, принимая решение о ключевой ставке и ее ожидаемой траектории на будущее.

Первое. Инфляция продолжает замедляться в соответствии с нашим базовым прогнозом. Этому способствует сдерживающее влияние спроса, замедление роста издержек и укрепление рубля.

По нашим оценкам на 12 декабря, годовые темпы роста потребительских цен снизились до 5,6%. Накопленная с начала года инфляция по итогам ноября составила 5% – это исторический минимум за всю историю наблюдений. На конец года мы ожидаем инфляцию 5,4–5,8%. Динамика инфляции даже чуть лучше, чем мы ожидали год назад. Наш прогноз был около 6% к концу 2016 года.

Темпы роста цен в последние месяцы снижались по всем основным группам товаров и услуг. Замедление инфляции стало более однородным по регионам. Ранее нас несколько беспокоила динамика месячных темпов роста цен с устранением сезонности, но в октябре–ноябре они тоже снизились.

Продовольственная инфляция существенно замедлилась в условиях высокого урожая. Темпы роста цен на услуги сокращаются как в части регулируемых тарифов, так и нерегулируемых цен. Непродовольственная инфляция снижается, но недостаточно, чтобы в полной мере говорить об устойчивости дезинфляционных процессов. Сохранение ее на повышенном уровне может говорить об ослаблении сдерживающего влияния спроса. Отчасти это также связано с тем, что непродовольственные цены могут несколько дольше реагировать на последствия внешних шоков и ослабления рубля. Такой эффект мы наблюдали после кризиса 2008 года, и, возможно, он есть сейчас.

Мы учитываем характер факторов, под воздействием которых происходит замедление инфляции. Часть из них временные. Это укрепление рубля, которое наблюдалось в предыдущие месяцы на фоне переговоров о сокращении добычи нефти, и уже упомянутый урожай. Влияние этих факторов сохранится в ближайшие месяцы, но будет постепенно затухать.

Подчеркну: когда мы называем факторы временными, это не значит, что их влияние обязательно изменится на противоположное. Просто это факторы, эффект от которых длится недолго – обычно несколько месяцев. Масштаб и направление их влияния сильно зависят от рыночной конъюнктуры, а также природных явлений. Например, от того, как меняются ожидания и настроения на внешних рынках. Мы не можем полагаться на то, что эти факторы будут действовать все время и всегда будут способствовать снижению инфляции.

Поэтому нам так важно понимать, как обстоят дела с более устойчивыми факторами, которые носят фундаментальный, то есть более постоянный характер. Такие факторы зависят от предпочтений и поведения участников экономики – населения и бизнеса и, как правило, не меняются быстро и резко. И что наиболее важно, именно на эти факторы мы влияем через денежно-кредитную политику. К ним относятся спрос, инфляционные ожидания, динамика издержек.

Потребительский спрос остается слабым и продолжает вносить вклад в замедление инфляции, хотя он постепенно уменьшается. Реальная заработная плата растет по отношению к прошлому году, но пока не сформировались условия для устойчивого роста реальных доходов в целом. Население продолжает следовать сберегательной модели поведения, чему в том числе способствуют положительные реальные процентные ставки по вкладам. Некоторое увеличение продаж ряда товаров длительного пользования связано с тем, что люди долго откладывали такие крупные покупки и сейчас реализуют отложенные потребности.

Инфляционные ожидания населения снижаются, однако темпы снижения незначительные и отстают от скорости замедления инфляции. Устойчивая тенденция к их снижению пока так и не сформировалась. Однако важно отметить заметное уменьшение инфляционных ожиданий делового сообщества – участников рынка и бизнеса. Они более восприимчивы к изменениям в политике Центрального банка и происходящему сокращению темпов роста цен.

Еще один фактор, способствующий снижению инфляции, – это замедление роста цен производителей. Замедление было отчасти связано с умеренным ростом затрат. В условиях снижения инфляции и инфляционных ожиданий возможности компаний переносить рост издержек в цены ограниченны. Перспектива снижения темпов роста цен в экономике под воздействием денежно-кредитной политики формирует стимулы к дальнейшему сокращению издержек и повышению эффективности производства.

Вклад в снижение цен производителей также вносит и динамика цен на сырье, которые остаются низкими уже довольно продолжительное время, а также невысокие темпы индексации тарифов инфраструктурных компаний.

Второе. Денежно-кредитные условия остаются умеренно жесткими. Это способствует сохранению привлекательности рублевых вкладов и сдерживает спрос на кредиты.

Номинальные ставки в экономике продолжают постепенно снижаться вслед за снижением ключевой ставки в июне и сентябре. При этом реальные процентные ставки остаются высокими, то есть номинальные ставки заметно превышают инфляционные ожидания.

Под воздействием нашего сигнала о сохранении ключевой ставки неизменной до конца 2016 года участники рынка пересмотрели ожидания скорости снижения ключевой ставки. В результате кривые доходностей в финансовом секторе сместились вверх, что способствовало сохранению такой степени жесткости денежно-кредитных условий, которая необходима для достижения цели по инфляции 4% в конце 2017 года и ее стабилизации вблизи этого уровня, а также для снижения инфляционных ожиданий.

В целом кредитная активность остается слабой: годовой прирост кредитования реального сектора экономики замедлился до уровней, близких к нулю. Банки осторожно подходят к выбору заемщиков и придерживаются строгих требований при выдаче новых кредитов. И сами заемщики остаются консервативными. Это связано с сохранением спросовых ограничений и повышенной долговой нагрузкой в отдельных секторах. При этом ситуация с проблемными долгами постепенно стабилизируется.

Что касается розничного кредитования, то оно существенно снизилось в последние два года. Сейчас этот сегмент начинает восстанавливаться, при этом быстрее, чем корпоративное кредитование. В текущих масштабах этот процесс не препятствует снижению инфляции. В то же время, если рост розничного кредита будет заметно опережать восстановление экономики, это может нести риски для ценовой стабильности. А если он будет устойчиво обгонять увеличение доходов населения, то риски для финансовой стабильности. Мы продолжим внимательно следить за ситуацией в этом сегменте.

Предстоящий переход банковского сектора к структурному профициту ликвидности не окажет существенного влияния на денежно-кредитные условия. Чтобы абсорбировать избыток ликвидности, мы регулярно проводим депозитные аукционы, поддерживая ставки денежного рынка вблизи ключевой ставки. Таким образом, мы в полной мере сохраняем способность воздействовать на процентные ставки в экономике через систему инструментов денежно-кредитной политики.

Третье. Экономика постепенно переходит в фазу восстановления, что соответствует базовому прогнозу Банка России. Однако восстановление деловой активности пока остается медленным и неоднородным по отраслям.

В III квартале годовой темп снижения ВВП замедлился до 0,4%. Это соответствовало нашим ожиданиям. По итогам года ВВП сократится на 0,5–0,7%. Уже в III квартале падение ВВП в квартальном выражении прекратилось, а выпуск промышленной продукции в октябре–ноябре демонстрировал уверенный рост по отношению к предыдущему месяцу. Это позволяет нам ожидать в текущем квартале небольших положительных темпов прироста ВВП.

В то же время повышение производственной и инвестиционной активности пока остается неравномерным. Мы отмечаем положительное влияние импортозамещения и развития несырьевого экспорта, но оно все еще носит точечный характер. Так, в обрабатывающей промышленности продолжается оживление в производстве отдельных видов инвестиционных и потребительских товаров, в частности бытовой техники, обуви, фармацевтической продукции, мебели, офисного оборудования. Однако положительный вклад выпуска этих товаров в динамику промышленного производства в целом остается небольшим.

Что касается рынка труда, то здесь ситуация не меняется. Уровень безработицы остается устойчиво низким.

Четвертое, что мы принимаем во внимание, – это изменение инфляционных рисков. Предметом нашего беспокойства остается динамика инфляционных ожиданий. В то же время неопределенность в отношении бюджетной стратегии снизилась.

Как мы отметили, инфляционные ожидания населения снижаются, но не так быстро, как хотелось бы. Кроме того, инфляционные риски связаны с возможным снижением склонности домашних хозяйств к сбережениям, а также с действием изменчивых внешних факторов, которые влияют на цены и ожидания через динамику валютного курса.

Вместе с тем появилась определенность в отношении конкретных параметров бюджетной политики, и в этой части риски снизились. Запланированная индексация заработных плат в связи с исполнением майских указов Президента и разовая выплата пенсионерам не окажут существенного влияния на инфляцию. Мы рассчитываем, что утвержденные меры консолидации бюджета и умеренная индексация тарифов и выплат будут реализованы, что внесет вклад в замедление инфляции. Соблюдение разработанной бюджетной стратегии важно и в случае роста цен на нефть. Более существенный рост государственных расходов, чем запланировано, может привести к увеличению инфляционных рисков.

Пятое. События на внешних рынках повышают вероятность реализации сценария с более высоким уровнем цен на нефть, особенно в краткосрочной перспективе. Но наш среднесрочный прогноз в ключевых аспектах остается прежним.

Два существенных мировых события повлияли на конъюнктуру глобальных рынков в последние месяцы: это результаты выборов в США и достижение договоренности ОПЕК и других экспортеров по ограничению добычи нефти.

Оценка совокупного влияния этих событий позволяет нам говорить о возросшей вероятности реализации сценария с повышением цен на нефть. Однако пока мы сохраняем консервативный подход к формированию прогноза и закладываем в него среднегодовую цену на нефть марки «Юралс» 40 долларов США за баррель на всем прогнозном периоде. Нам нужно время, чтобы оценить воздействие различных факторов на конъюнктуру нефтяного рынка. А именно насколько будут соблюдаться договоренности об ограничении поставок; как поведут себя поставщики из других стран и производители сланцевой нефти; какими будут динамика мирового спроса и политика ФРС США. Здесь не стоит делать поспешных выводов.

Мы допускаем, что нефтяные цены могут сложиться несколько выше 40 долларов США за баррель в 2017 году. Но наше видение ситуации и направленность денежно-кредитной политики существенно не изменятся, учитывая, что реакция российской экономики на колебания внешних факторов ослабла. Итоги 2016 года подтверждают это. Внешние условия были заметно хуже, чем в базовом сценарии, который мы публиковали год назад. При этом ВВП и инфляция оказались близки к тем значениям, которые мы прогнозировали в этом сценарии.

В 2017 году темпы прироста ВВП выйдут в положительную область при реализации базового сценария. В последующие два года экономический рост ускорится до 1,5–2%. Темпы роста экономики могут быть более высокими в случае реализации структурных преобразований.

На прогнозном горизонте сальдо текущего счета будет постепенно сокращаться, но оставаться положительным. В 2016 году ожидается низкий чистый отток частного капитала – менее 20 млрд долларов США. В дальнейшем по историческим меркам он также останется небольшим – не более 25 млрд долларов США.

Восстановление экономики не будет сопровождаться ростом инфляционного давления со стороны спроса, хотя сами потребительские расходы будут расти. Сохранение умеренно жесткой денежно-кредитной политики будет способствовать поддержанию сберегательной модели поведения.

При этом подчеркну, что наша задача состоит не просто в том, чтобы достичь инфляции 4% в декабре 2017 года, а в том, чтобы в дальнейшем уверенно удерживать ее около этого уровня, для чего важно добиться устойчивого сокращения инфляционных ожиданий. Мы будем учитывать это, принимая решения по денежно-кредитной политике в 2017 году. Совсем исключить небольшие колебания инфляции невозможно, да и не нужно (даже вредно). Важно, чтобы в среднем темпы роста цен оставались низкими и существенно не отклонялись от 4%.

Стабильно низкая инфляция внесет вклад в создание условий для увеличения горизонта планирования у участников экономических отношений. Это способствует реализации проектов с длинными сроками окупаемости и формированию длинных денег, что необходимо для успешного экономического развития”.

Московское бюро

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below