December 15, 2017 / 12:23 PM / 2 months ago

ТЕКСТ-Заявление главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания совета директоров

МОСКВА, 15 дек (Рейтер) - Ниже следует текст заявления председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания совета директоров 15 декабря 2017 года:

”Сегодня Совет директоров Банка России решил снизить ключевую ставку до 7,75% годовых.

Такой шаг в 50 б.п. был выбран, так как изменился наш взгляд на перспективы 2018 года. Соглашения об ограничении добычи нефти продлены, неопределенность по ценам на нефть снизилась, это существенно ослабляет проинфляционные риски с этой стороны. Мы обновили макроэкономический прогноз с учетом этих событий, о чем я подробнее расскажу чуть позже. Сохраняется возможность для некоторого снижения ключевой ставки в первом полугодии следующего года. При этом мы будем двигаться постепенно, скорее всего, с паузами, оценивая отклик финансовых рынков, внутреннего спроса, потребительских цен на уже принятые ранее решения по ключевой ставке. В следующем году мы будем все ближе и ближе подходить к нейтральной денежно-кредитной политике. Такая постепенность дает возможность всем субъектам экономики подстраиваться к новым условиям. Теперь я подробнее остановлюсь на факторах, которые мы учитывали, принимая это решение. Как обычно, начну с инфляционных процессов. Выросла наша уверенность в устойчивости низкой инфляции. До 4% или ниже замедлились годовые темпы роста цен большинства товаров и услуг: в ноябре это было уже две трети от всех позиций, входящих в потребительскую корзину. Практически во всех регионах России – в 81 из 82 – инфляция не превышает 4%. Среднегодовая инфляция за последние 12 месяцев снизилась до 3,9% в ноябре. Она отражает среднее инфляционное давление в экономике за весь прошедший год. Этот результат был достигнут под действием двух основных факторов, которые оказывают устойчивое влияние на инфляцию. Первое. Это последовательная денежно-кредитная политика, которую мы проводили в течение этого года и ранее. Она позволила обеспечить такие условия, в которых восстановление потребительского спроса не привело к усилению инфляционного давления. То есть, с одной стороны, ускорялся рост потребления, рост заработной платы в реальном выражении, происходило оживление кредитования, в том числе повышение спроса населения на кредиты. Именно снижение ключевой ставки, как реализованное, так и ожидаемое, было основным фактором смягчения условий кредитования для российских компаний и домохозяйств в текущем году. Но, с другой стороны, все эти процессы происходили достаточно постепенно и плавно. Динамика сберегательной активности была стабильной и сопоставимой с динамикой номинальных доходов. Долларизация депозитов продолжала сокращаться. Население проявляет большой интерес к вложениям в облигации и другие инструменты финансовых рынков. При этом стоит отметить, что на финансовом рынке происходит нормализация кривой доходности, которая продолжительное время имела инвертированную форму. Кривая доходности становится возрастающей в основном за счет изменения краткосрочных ставок – потенциал их снижения больше, чем долгосрочных. Второй фактор устойчиво низкой инфляции – это снижение инфляционных ожиданий. Ожидания участников финансовых рынков и профессиональных экономистов закрепляются на уровне 4%, хотя ещё год назад они были заметно выше. Динамика ожиданий населения в течение года была неравномерной, но в целом за 12 месяцев они снизились примерно на 4 процентных пункта (то есть сильнее, чем фактическая инфляция). Привыкание к тому, что инфляция стала низкой, происходит медленно. Это видно и по последним наблюдениям. Так, в первые осенние месяцы инфляционные ожидания практически не снизились, хотя в это время инфляция замедлялась, особенно сильно – по продовольственной продукции. Но затем фактическая динамика цен повлияла и на ожидания, которые в ноябре понизились достаточно ощутимо. Постепенно инфляционные ожидания должны полностью перестроиться на новый – принципиально более низкий – уровень. И для нас важно, чтобы они приобрели устойчивость, можно сказать иммунитет, к всплескам ценовой конъюнктуры. Но насколько быстро будет происходить этот процесс – пока фактор неопределенности. Мы также учитывали, что в октябре–декабре инфляция складывается ниже наших прогнозов. По оценкам Банка России, это в основном результат действия временных факторов. Их влияние будет исчерпано на относительно коротком горизонте. В ноябре годовая инфляция составила 2,5%. До конца года она останется примерно на этом уровне. Ключевую роль в таком существенном снижении инфляции сыграли успехи нашего сельского хозяйства. Годовой прирост цен на продовольственные товары в ноябре составил всего лишь 1,1%. Эффекты, связанные с высоким урожаем 2017 года, будут постепенно исчерпываться. Этот фактор еще продолжит влиять на уровень годовой инфляции в первом полугодии 2018 года. Он полностью сойдет на нет лишь в III квартале. Однако для стабильности низкой инфляции важно, чтобы цены на продовольствие не колебались так существенно, как в этом году. Для этого нужен не только рост сельхозпроизводства, но и развитие инфраструктуры для хранения и транспортировки продукции. Ещё один фактор, который пока продолжает сдерживать инфляцию, – это укрепление рубля. Оно происходило в основном в первом полугодии текущего года, его влияние уже практически полностью отразилось в ценах и будет исчерпано в начале 2018 года. Колебания валютного курса происходили ранее и будут происходить. По мере применения бюджетного правила снижается зависимость ситуации в экономике, в том числе динамики валютного курса и инфляции, от колебаний цен на мировом рынке энергоносителей. С учетом тех факторов, которые я назвала, инфляция будет постепенно приближаться к 4%. В первые месяцы 2018 года инфляция может колебаться около 3%. Во второй половине года инфляция, по нашей оценке, вплотную приблизится к 4%, по мере того как влияние временных факторов этого года сойдет на нет. Далее, что касается среднесрочного прогноза, мы в базовом сценарии повысили цены на нефть в 2018 году. Мы учли недавно достигнутые договоренности стран – экспортеров нефти. Теперь вместо $44 за баррель мы закладываем в прогноз цену на нефть в среднем около $55 в следующем году, что близко к средним значениям текущего года. Однако на среднесрочную перспективу у нас нет оснований отказываться от консервативного подхода. Если соглашения не будут продлены, то в 2019–2020 годах произойдет постепенное снижение цен на нефть к тем уровням, которые мы ожидали ранее, – несколько выше 40 долларов США за баррель. В результате мы повысили оценки темпов экономического роста на следующий год. Теперь мы уже не ждем замедления до 1–1,5% в следующем году и считаем, что рост продолжится теми же темпами, что и в нынешнем. В 2019 году произойдет небольшое снижение темпов экономического роста до 1–1,5% с их последующим возвращением к 1,5–2% в 2020 году. В этих условиях наша денежно-кредитная политика, с одной стороны, будет формировать инфляцию вблизи 4%, а с другой – будет поддерживать темпы экономического роста вблизи потенциала, снижая риски как перегрева, так и охлаждения экономики. По нашим оценкам, сейчас потенциальные темпы роста составляют около 1,5–2%. Они могут повыситься при проведении структурных реформ. В этом случае ускорение темпов роста экономики будет происходить на базе роста производительности труда без увеличения инфляционного давления. Что касается прогноза платежного баланса, то в обновленном базовом сценарии мы теперь не прогнозируем снижения сальдо текущего счета в 2018 году. Оно составит порядка 43 млрд долларов США после 40 млрд по итогам текущего года. При этом более существенными будут и объемы операций Минфина России на валютном рынке, которые проводятся в рамках бюджетного правила. Это в значительной мере нейтрализует влияние более высоких нефтяных цен в 2018 году на курсовую динамику и внутренние экономические условия в целом. Учитывая, что теперь в прогноз заложены более высокие цены на нефть и более высокое сальдо текущего счета, как следствие, мы повысили оценку чистого оттока частного капитала в следующем году (с 10 до 16 млрд долларов США). Это две стороны естественных процессов, которые происходят в открытой экономике и находят отражение в платежном балансе. Хочу еще раз подчеркнуть, что показатель чистого оттока капитала в публикуемой статистике платежного баланса нельзя отождествлять с незаконным вывозом или бегством капитала. Любая страна с положительным сальдо текущего счета платежного баланса вывозит капитал – либо через рост государственных валютных резервов, либо через частный сектор. Поэтому отток капитала – это не обязательно плохо, а приток капитала – не всегда хорошо для экономики. Наконец, как обычно, мы принимали во внимание риски отклонения инфляции от цели вверх и вниз. Краткосрочных рисков со стороны нефти стало меньше. С учетом наших решений можно сказать, что на горизонте 2018 года риски отклонения инфляции от цели вверх и вниз практически выравнялись. Но в среднесрочной перспективе мы по-прежнему видим как более значимые – проинфляционные риски. Набор этих рисков достаточно постоянен, мы регулярно говорим о них в пресс-релизах, поэтому я упомяну их совсем кратко. Риски прежде всего связаны с тем, что инфляционные ожидания населения ещё не закрепились на низком уровне. Они пока демонстрировали большую чувствительность к «плохим новостям», то есть к ускорению, а не к замедлению инфляции. Кроме того, в числе рисков – более быстрый отказ населения от сберегательной модели поведения, а также возможный дефицит кадров на рынке труда. Снова могут вырасти риски со стороны динамики цен на мировых сырьевых и товарных рынках. На всем прогнозном горизонте Банк России будет оценивать потенциальные риски и от других внешних факторов, а также учитывать возможные корректировки бюджетной и тарифной политики. Отмечу, что, когда мы говорим о рисках, мы не имеем в виду, что в этих областях уже складываются какие-то нежелательные тенденции. В настоящий момент и ситуация на рынке труда, и восстановление потребления развиваются сбалансированно. Именно этот баланс нам очень важно сохранить для устойчивого закрепления инфляции вблизи 4%. Поэтому изменение денежно-кредитной политики, которое существенно влияет на внутренние условия в экономике, должно быть последовательным. В этих условиях, как я отмечала в начале, переход к нейтральной политике мы продолжим осуществлять плавно, после каждого шага внимательно отслеживая, как будет меняться баланс рисков для инфляции и как будет развиваться ситуация в экономике относительно наших прогнозов”.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below