March 23, 2018 / 12:33 PM / 2 months ago

ТЕКСТ-Заявление главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной

МОСКВА, 23 мар (Рейтер) - Ниже следует текст заявления главы Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания совета директоров ЦБР:

“Сегодня Совет директоров Банка России снизил ключевую ставку на 25 б.п., до 7,25% годовых. Уровень ключевой ставки постепенно приближается к тому диапазону, который мы обозначали как нейтральный. То есть такой, где денежно-кредитная политика не способствует ни снижению, ни ускорению инфляции относительно целевого уровня. Напомню, что сейчас мы его оцениваем в 6–7% для ключевой ставки. Нам еще предстоит нащупать тот уровень, на котором будет ключевая ставка, чтобы можно было сказать, что мы закончили цикл ее снижения. И мы будем смотреть, прежде всего, как спрос, кредит, инфляция, экономика в целом будут реагировать на то снижение ставки, которое мы уже сделали. Мы видим, что сейчас еще есть потенциал для снижения ключевой ставки. Мы рассчитываем завершить переход к нейтральной политике в этом году. При этом в дальнейшем наша оценка диапазона нейтральной ставки может меняться в зависимости от тех или иных факторов. Отмечу еще один момент. Раньше, когда мы говорили о нейтральной ставке, мы полагали, что ставки денежного рынка будут находиться очень близко к ключевой. Сейчас банковский сектор адаптируется к существенному росту профицита ликвидности, и ставки денежного рынка, хотя и находятся в границах процентного коридора, но ниже ключевой ставки, что отчасти влияет на денежно-кредитные условия. Такая ситуация может сохраниться еще некоторое время. И мы это учитываем, принимая решение по ключевой ставке. Мы также будем стремиться приблизить ставки денежного рынка к ключевой, применяя только те меры, которые не ограничивают развитие денежного рынка. Теперь я подробнее расскажу о нашем видении текущей ситуации и прогноза. На что мы опирались, когда принимали сегодняшнее решение. Во-первых, выход инфляции на исторически низкие уровни приобретает системный характер. Это подтверждается анализом ценовой динамики по различным товарным группам и регионам. Цены большей части потребительских товаров и услуг уже растут темпами ниже 4% в годовом выражении. В декабре их было около двух третей, в феврале – уже примерно три четверти. Что касается регионального разреза, то в феврале инфляция не превышала 4% во всех субъектах Федерации, кроме одного. Во-вторых, мы несколько переосмыслили характер факторов, которые влияют на динамику инфляции. Ранее мы относили тенденции на продовольственном рынке в основном на счет временных факторов, в первую очередь погодных условий. Сдержанный рост цен на продукты питания сохраняется заметно более продолжительное время, чем мы ожидали. По нашей оценке, это является результатом инвестиций в сельское хозяйство, которые повысили его производственный потенциал. Конечно, мы учитываем, что цены на продовольствие останутся более волатильными, чем на другие группы товаров. Но внедрение новых технологий в сельском хозяйстве снижает зависимость объема урожая, а значит, и динамики цен от погодных условий. А это уже структурное изменение, которое будет иметь продолжительный эффект. Аналогично бюджетное правило существенно снизило влияние колебаний нефтяного рынка на экономические условия в нашей стране. Мы уже видим, что курс рубля стал менее чувствителен к ценам на нефть. И масштабы влияния этого фактора на широкий круг потребительских цен снизились. В-третьих, мы учитывали динамику инфляционных ожиданий населения и бизнеса. Ощущаемая и ожидаемая населением инфляция снижается. Ожидания по инфляции профессиональных участников рынка уже довольно давно стабилизировались вблизи 4%. Сейчас мы наблюдаем выраженный сдвиг в инфляционных ожиданиях бизнеса. Согласно нашим опросам, около 60% из 1680 опрошенных Банком России предприятий заложили в свои бизнес-планы на этот год инфляцию не больше 4%. Год назад это было всего 22% из 1300. Однако инфляционные ожидания населения все еще остаются повышенными и чувствительными даже к временным всплескам роста цен на отдельные группы товаров. Это может быть источником проинфляционных рисков. Мы также отмечаем, что рост склонности к потреблению происходит постепенно. В целом динамика спроса пока не создает существенных рисков отклонения инфляции вверх от 4%. Однако сейчас мы видим потенциал для усиления этих рисков, что связано с ситуацией на рынке труда, о чем я скажу чуть позже. Влияние других факторов на инфляцию, в том числе курсовой динамики, темпов индексации регулируемых тарифов и цен, динамики цен на мировых товарных рынках, было небольшим – в совокупности оно близко к нейтральному. Что касается дальнейшей динамики инфляции, мы ожидаем, что во II квартале она достигнет минимума. Это произойдет из-за эффекта базы прошлого года по продовольствию. Далее годовая инфляция начнет постепенно возвращаться к 4%. Этому будет способствовать рост потребительского спроса, поддерживаемый смягчением денежно-кредитной политики. На конец этого года, по нашему прогнозу, инфляция может составить от 3 до 4% и будет находиться вблизи 4% в 2019 году. Теперь об инфляционных рисках. В целом Банк России не изменил их оценку, однако действие ряда факторов потребует дополнительного внимания с нашей стороны. К таким факторам относится прежде всего отставание роста производительности труда от динамики заработных плат и доходов, которые в начале года существенно выросли. Пока остается большая неопределенность – является ли это отставание краткосрочным явлением или сформируется в тенденцию на фоне нарастающего дефицита кадров на рынке труда. По мере появления новых данных мы будем отслеживать влияние данного фактора на потребительский спрос и оценивать возможный проинфляционный эффект. Конечно, динамика нефтяных и продовольственных цен в целом продолжает оставаться источником неопределенности. Как я уже отметила, масштаб их воздействия на инфляцию снижается. Однако при их существенных колебаниях влияние на общую динамику инфляции может быть ощутимым. Баланс рисков для инфляции будет зависеть и от тех бюджетных и тарифных решений, которые будут приниматься в текущем году и далее. Возросли также риски, связанные с ситуацией на глобальных рынках. В условиях высоких темпов экономического роста и низкой безработицы нормализация денежно-кредитной политики в США и еврозоне может происходить быстрее, чем сейчас ожидают участники рынков. Пересмотр ожиданий рынков может сопровождаться всплесками волатильности, как в феврале этого года. Кроме того, нормализация политики приведет к пересмотру премий за срочность и риск, а также к возможной переоценке вверх нейтральных процентных ставок за рубежом. Это может снизить привлекательность вложений в активы стран с формирующимися рынками, к которым относится и Россия. Определенное беспокойство вызывает и усиление протекционизма в мировой торговле, что может повлиять на глобальный экономический рост. Что касается нашего среднесрочного прогноза, то мы несколько повысили предпосылки по ценам на нефть. В декабре мы закладывали среднегодовые цены 55–45–42 в 2018–2020 годах, теперь рассматриваем динамику 61–55–50, сохраняя наш консервативный подход к прогнозу. Однако такой пересмотр цен на нефть в условиях бюджетного правила не сильно изменил наши ожидания по росту ВВП и другим основным показателям экономики. Чуть более заметные изменения коснулись прогноза платежного баланса. Прогноз сальдо счета текущих операций повышен с 43 до 59 млрд долларов в 2018 году. На всем прогнозном горизонте Россия останется чистым экспортером. Соответственно, увеличен прогноз оттока капитала и прироста валютных резервов: по капиталу –с 16 до 19 млрд долларов, по резервам – с 35 до 50 млрд долларов. Еще раз напомню, что отток капитала не тождественен сомнительным операциям. Потоки по текущему и капитальному счету – это зеркальные процессы. Когда растет выручка от продажи нефти, она одновременно учитывается и как поступление по текущему счету, и как отток капитала, если она, например, хранится в иностранной валюте. Что касается роста экономики, в базовом сценарии он будет находиться в интервале 1,5–2% на всем прогнозном горизонте. Данные о развитии экономики в январе–феврале подтвердили наши оценки того, что замедление роста ВВП в конце года носило временный характер. В начале года рост экономики продолжился. Как я уже отметила, мы планируем завершить переход к нейтральной денежно-кредитной политике в 2018 году. Что будет после того, как мы достигнем нейтрального уровня? Это означает, что мы завершим цикл снижения ключевой ставки, и в дальнейшем она может меняться как вверх, так и вниз в зависимости от динамики инфляции, экономической активности, а также их прогноза. При этом в ситуации, когда инфляция стабилизируется вблизи 4%, а экономика будет расти примерно темпами, близкими к потенциальным, ключевая ставка может достаточно долго оставаться неизменной. В заключение подчеркну, что переход к устойчиво низкой инфляции – это структурное изменение. Стабильно низкая инфляция снижает неопределенность для бизнеса и важна для благополучия населения. Кроме того, низкая инфляция задает новые правила игры для ведения бизнеса, создавая стимулы к повышению эффективности, поиску новых конкурентных преимуществ. В конечном счете все это должно способствовать более качественному и устойчивому экономическому росту в нашей стране”.

Московское бюро

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below