21 декабря 2017 г. / , 12:58 / час назад

ОЧЕРК-Как в приморской Находке воцарилась угольная пыль

НАХОДКА/МОСКВА (Рейтер) - С площади в центре самого южного портового города на востоке России - Находки - за памятником Ленину возвышаются не мачты белоснежных яхт, а грейферные краны и черные угольные завалы, зажимающие в тиски бухту, ставшую заложником высоких цен на экспорт каменного топлива и девальвации рубля.

Уголь на мысе Астафьева в Находке 5 сентября 2017 года. REUTERS/Katya Golubkova

Портово-транспортная инфраструктура Находки, чья экономика в идеале должна была опираться на судоремонт и рыболовство, 24 часа в сутки работает на угольщиков, рождая клубы пыли, проблема которой становится орудием в политической борьбе и переделе рынка.

Угольные терминалы росли в Находке как грибы последние несколько лет в погоне за прибылью от продажи топлива на экспорт, который даже в периоды падения цен держался за счет ослабления рубля к доллару.

“Повсюду уголь. В парке гуляешь, и везде уголь видно в большом количестве”, - говорит житель Находки Иван.

Сейчас бухта Находки оккупирована семью терминалами, которые занимаются перевалкой угля, еще пять терминалов работают в 30 километрах от города в районе порта Восточный.

В 2016 году они перевалили 44 миллиона тонн угля, что на 11 процентов больше, чем годом ранее. Это четверть общего российского экспорта угля за прошлый год, который сравнялся с объемом внутреннего потребления.

“Поскольку мировая цена на уголь поднималась, и были очень привлекательные ставки на перевалку – $10-15 (за тонну), большие деньги на этом можно заработать... Сегодня про Находку можно сказать, где есть причал - там есть уголь”, - говорит первый замглавы администрации Находкинского городского округа Борис Гладких.

Причал бывшей жестяно-баночной фабрики заняла под уголь компания группы Аква-Ресурсы Руслана Кондратова, бывшего депутата Госдумы от партии Единая Россия. Угольные стивидоры поселились на Судоремонтном заводе, на Базе активного морского рыболовства – там выгружали рыбу, сейчас там тоже уголь, рассказывает Гладких.

“Если посмотреть на бухту, то ряд стивидоров появились на волне, когда ценник на уголь вырос, они спокойно закроют завтра эту лавочку и пойдут заниматься чем-то другим. За последние 2-3 года несколько таких стивидоров появилось”, - говорит Вячеслав Сараев, экс-гендиректор Находкинского морского торгового порта, подконтрольного владельцам Евраза.

База для НМТП, отметившего в этом году свое 70-летие, строилась руками заключенных ГУЛАГа. Сегодня это крупнейший оператор морского терминала в порту Находка и второй по величине стивидор по перевалке угля в заливе.

Мировые цены на энергетический уголь стали расти с лета прошлого года и держатся на высоком уровне в 2017 году.

Цены растут вместе со стабильным спросом на импортный уголь в крупнейшей экономике мира Китае, несмотря на борьбу страны с загрязнением воздуха. Так, с начала года импорт угля в Китай вырос на 8,4 процента до 248,2 миллиона тонн, показали данные китайской таможни.

В Китае цены на уголь в этом году стабильно росли и в начале декабря обновили рекорд как минимум с 2015 года на уровне 688,8 юаня ($104,07) за тонну. Цены австралийского угольного экспорта для Азии в декабре находились на уровне $100 за тонну, примерно на 40 процентов выше майского минимума в $71,3 за тонну.

Доля России в общем объеме мировых поставок составляет порядка 12 процентов, согласно данным министерства энергетики РФ. При этом перевалка угля в портах Дальнего Востока, куда уголь едет почти 6.000 километров из Сибири, с 2012 года выросла на 31,7 миллиона тонн, составив в 2016 году около 77 миллионов тонн, или почти половину российского экспорта.

ПЫЛЬНЫЙ РАЗБОР

Угольную идиллию в июне этого года разрушил школьник из Находки, который дозвонился на прямую линию с Владимиром Путиным и рассказал, что город утопает в угольной пыли. Российский президент пообещал минимизировать ущерб для жителей, и позднее в Госдуме появился законопроект, запрещающий открытую перевалку угля на морских терминалах, позднее смягченный до ужесточения требований к перевалке.

“Большая часть людей в городе страдает. Летом роза ветров из города, (уголь) особо не чувствуется, зимой – на город. Летом приезжал какой-то чин, ну и толку, ничего не увидел. Все на самом деле так – мальчик ничего не придумал”, - говорит пенсионерка Татьяна из Находки.

Угольная пыль поднимается в воздух, когда грейферный ковш емкостью от 5 до 19 тонн пересыпает уголь из вагона на причал, с причала на судно, летит с места складирования топлива, остается на воде между причалом и судном.

Перевести перевалку на закрытый способ невозможно, это невыгодно и взрывоопасно, но уменьшить вред от пыли можно, говорят стивидоры, которые стали ограждать терминалы от ветра высокими заборами и прибивать пыль водой.

“Те технологии, которые мы сегодня применяем – это орошение, промыв территории, строительство ветрозащитных экранов, в совокупности это все дает результат, мы и дальше планируем двигаться в этом направлении. Мы дополнительно закупаем оборудование, чтобы перекрыть пыль в пиковые периоды”, - говорит Сараев, работавший в НМТП на момент встречи с Рейтер, и чей терминал расположен на Мысе Астафьева, жители которого больше всего страдают от угольной пыли.

Ближайший к старым пятиэтажкам - причал Терминала Астафьева, входящий в группу Аква-Ресурсы, у которого перевалка угля в 2016 году выросла на 40 процентов до 2,1 миллиона тонн.

Компания увеличила в этом году высоту защитной сетки до 21 метра, купила 3 водяных пушки - теперь их всего 5, планирует установку конвеерной линии закрытого типа, сообщила компания в ответ на запрос Рейтер по электронной почте.

“Они сетки там оградительные ставят, поставили несколько пушек – для вида, что они распыляют воду. Как ветер начнется, у них если перегруз идет, все несет сюда. Зимой больше всего видно, но так - круглый год”, - говорит 63-х летний Григорий, живущий рядом с терминалом Астафьева.

Полкилометра - это минимальное расстояние угольного терминала от жилья и социальных объектов - единственное, что есть в регламенте, и что можно предъявить стивидорам, говорит Гладких, который считает, что от пыли страдают около 10.000 человек из 150.000 жителей Находки.

“Им все говорили, а они – будем модернизировать, но это же деньги. Они по минималке вкладывают и все. Эти пирсы ведь не для этого (не для угля). Город-то вырос на чем? Это судоремонт, рыбаки и строители - они развалили... Бизнес свой делают”, - говорит Григорий, из двора дома которого видны угольные причалы.

Компания Аттис Энтерпрайс, которая также грузит уголь на мысе Астафьева, увеличила в 2016 году перевалку на 56 процентов до 1,6 миллиона тонн в год.

“Склад у нас – вся площадка 200 на 50 метров, и на нее 10 пушек”, - сказал Рейтер гендиректор компании Александр Тарасов, добавив, что 6 из 10 пушек компания купила в этом году, выделив на меры по пылеподавлению 70 миллионов рублей.

Аттис Энтерпрайс принадлежит московской компании Портовый холдинг, которым владеют сын основателя Распадской и совладельца Евраза Геннадия Козового - Артем, и местный бизнесмен.

Новые собственники пришли в 2011 году. Была приобретена площадка, инвестированы значительные средства, и с 2013 года Аттис переваливает уголь, рассказывает Тарасов.  

“Мы грузим то, что востребовано, был востребован лес на экспорт,.. уголь стали грузить, когда потребность в угле возникла”, - говорит Тарасов.

За последние четыре года в меры по пылеподавлению НМТП вложил около 600 миллионов рублей, рассказывает Сараев, добавляя, что без четких правил сложно поделить ответственность за пыль в порту, где у каждого причала свой хозяин.

“Мы все кинулись исполнять какие-то требования, но где достаточность этих требований и оценка их необходимости, никто сказать не может. Мы сейчас бодро отчитаемся, что мы потратили 1 миллиард рублей, накупили всего, но любые контролирующие органы придут и скажут – нет, ты пылишь. Нужны прозрачные правила работы”, - добавляет он.

Сараев и Гладких считают, что проблема пыли раздута, политизирована и привязана к выборам.

По данным Находкинской городской больницы, за последние три года отмечается некоторый рост выявленных случаев бронхиальной астмы и пневмонии, одним из факторов развития которых может быть длительный контакт с угольной пылью.

ЗАКРЫТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ

“Если бы он (законопроект по закрытой перевалке) прошел, то здесь была бы просто пустыня”, - говорит Гладких.

Угольные стивидоры приносят в бюджет города около 1 миллиарда рублей только в части НДФЛ - это около 40 процентов всех доходов бюджета Находки в 2,5 миллиарда рублей.

“Как бы то ни было, у нас население постоянно уменьшается,.. если терминалы закрыть, то будет полный депрессивный город, как рядом Партизанск – там шахту закрыли, и 30.000 непонятно, чем живут. То же ждет Находку”, - говорит Гладких.

По оценке местной администрации, в портах работают около 6.500 человек, количество занятых в угольной перевалке увеличивается до 13.000-26.000 за счет рабочих сопутствующих специальностей.

Девушки мечтают выйти замуж за докера, средняя зарплата которого в среднем около 50.000 рублей, говорят местные жители и жалуются на пыль. Средняя зарплата в России, по данным Росстата на октябрь 2017 года, - 38.000 рублей.

“Их изолировать нужно, закрывать и все. Мы здесь поселились не для того, чтобы угольперевалка была, да тут Находки бы не было”, - сокрушается Григорий, собирающийся голосовать за коммунистов в надежде, что они избавят город от пыли.

“Народ, как говорит, кто этот бизнес держит -  с ним бороться бесполезно, потому что это деньги. Хотя я смотрел речь Путина, и он говорил, что против воли народа ничего делать нельзя”, - добавляет он.

Гладких уверен, что радикальные меры губительны для города, и чиновники найдут способы заставить стивидоров, которые прописались перед окнами администрации, бороться с пылью.

“Сегодня все делают (меры по пылеподавлению). Все легко и просто – все хотят зарабатывать, не хотят потерять такие сумасшедшие деньги. Сегодня делают все по свистку. Если раньше еще кто-то вальяжно, буду - не буду, сегодня – по свистку все делают”, - говорит он.

“А если закрыть порты? В Сибири шахты кто-то закроет? Тогда и шахты нужно закрывать. 80 процентов железнодорожных перевозок на Дальний Восток – это уголь. Давайте железную дорогу закроем. Все закроем – будем дышать чистым воздухом, но ходить без штанов и питаться еловыми шишками”, - говорит Гладких.

КОМУ НА УГЛЕ ЖИТЬ ХОРОШО

В бухте Врангеля Японского моря в 30 километрах от Находки расположился глубоководный порт Восточный, где еще пять терминалов переваливают уголь на расстоянии нескольких километров от ближайшего населенного пункта.

Крупнейший в заливе стивидор - Восточный порт - специализируется на угольной перевалке, и пока единственный из всех применяет там технологию вагоно-опрокидывателя для разгрузки угля внутри закрытого помещения.

“Идет цикл выброски – 280 тонн за три минуты, и следующая пара, и так непрерывно 24 часа в сутки из года в год - вся жизнь здесь”, - говорит старший стивидор Восточного порта Дмитрий Каряка, обходя владения порта, на котором размещены четыре склада длиной 720 метров каждый.

Выгрузка 70 тонн угля из вагона грейфером объемом 5 тонн занимает 15-20 минут, выгрузка в трюмы с использованием ковша в 19 тонн идет со скоростью 400 тонн в час, сравнивает он.

В 2016 году перевалка угля в Восточном порту выросла на 4 процента до 23,5 миллиона тонн, а с введением третьей очереди в 2019 году достигнет 39 миллионов тонн в год.

“Необходимо сразу строить специализованные порты, для перевалки именно угля, а не для другого груза, устанавливать закрытые здания вагоно-опрокидов... Использовать именно систему пылеподавления, а не просто водой поливать – пушка должна доставать до высшей точки штабеля, не поливать посередине”, - говорит первый замдиректора Управляющей портовой компании в порту Восточный Ирина Ольховская.

Большинство стивидоров не могут себе позволить вагоно-опрокидыватель, возможно, что к этому все и идет - останется 1-2 крупных стивидора, говорит источник в одном из стивидоров, пожелавший не называть себя.

Сараев говорит, что в планах порта поставить вагоно-опрокид в течение 2 лет без остановки перевалки на время строительства.

По его словам, вагоноопрокидыватель у компании уже есть, он обошелся в 800 миллионов рублей, еще порядка 1,3-1,4 миллиарда рублей уйдет на строительство инфраструктуры для него.

“Наверное, это такой более менее возможный путь, когда условно можно оставить двух стивидоров. Оставить НМТП в бухте Находка, и порт Восточный, и номинировать только двух стивидоров на перевалку угля – это такой разумный выход может быть. С точки зрения контроля все упрощается, но насколько все остальные готовы продать или слиться на каких-то условиях...” - говорит Сараев.

В случае закрытия мелких терминалов, выпавшие объемы перевалки могут взять на себя специализированные порты Восточный порт, Дальтрансуголь и Посьет, считает Ольховская.

ДОХОДНЫЙ БИЗНЕС

Перевалка угля, который из Находки в основном уходит в Японию, Китай и Южную Корею, - очень прибыльный бизнес, говорят стивидоры, не называя цифр.

Те, кто успел построить терминалы до падения рубля в конце 2014 года, теперь неплохо зарабатывают на валютной выручке, которая выросла из-за девальвации.

“Перевалка угля – суперприбыльный бизнес. Возьмем 100.000 тонн, перевалка $12 за тонну, получаем $1,2 миллиона – это примерно двое суток работы максимум, - говорит Гладких. - И потом уголь – это безлюдная технология. На угле сидит один крановщик, себестоимость низкая, грейфер кинул в 10 тонн и $120 в течение двух минут заработал”.

Два крупнейших стивидора в районе Находки - Восточный порт и НМТП - прежде всего переваливают уголь компаний, подконтрольных их собственникам.

У НМТП основной поставщик грузов - это Евраз, у Восточного порта - вторая по величине угольная компания в РФ - Кузбассразрезуголь, подконтрольная Искандару Махмудову и Андрею Бокареву.

По оценкам Forbes, в 2017 году Махмудов занимал 19 место в строчке богатейших людей РФ с состоянием в $6,5 миллиарда, Бокарев - 52-е место с состоянием в $1,7 миллиарда.

“Если бы другие виды грузов были, и они были бы более маржинальны, то мы бы переваливали именно их. Сегодня уголь является более маржинальным видом груза по сравнению с другими”,- говорит Сараев.

“Внутренний рынок – не растет, весь прирост идет за счет экспорта. Любой производитель при наличии возможности проехать, сможет нарастить свои объемы. Сегодня цена располагает, чтобы везти уголь на экспорт”, - добавляет он.

Единственное, что ограничивает стивидоров - это пропускная способность железнодорожных путей, которые сейчас загружены почти на 100 процентов, говорят стивидоры.

График крупнейших плательщиков налогов в РФ по отраслям доступен по ссылке here

При участии Дианы Асоновой, Анастасии Лырчиковой, Глеба Столярова, Дениса Пинчука, Натальи Шурминой. Редактор Андрей Кузьмин

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below