14 июня 2008 г. / , 11:07 / через 10 лет

Таджикский аванпост на переднем крае борьбы с наркотиками

Мария Головнина

<p>Сотруднкии службы по выполнению решений суда сжигают мешки с наркотиками в Душанбе 30 мая 2008 года. Таджикские солдаты с подозрением смотрят сквозь солнце и пыль на медленно приближающийся силуэт афганского грузовика, грохочущего на речном мосту. (REUTERS/Shamil Zhumatov)</p>

НИЖНИЙ ПЯНДЖ, Таджикистан (Рейтер) - Таджикские солдаты с подозрением смотрят сквозь солнце и пыль на медленно приближающийся силуэт афганского грузовика, грохочущего на речном мосту.

“Документы! Что в машине?” - рявкает один из них, как только тяжело нагруженный грузовик подъезжает к контрольно-пропускному пункту (КПП) на реке Пяндж, разделяющей Таджикистан и Афганистан.

В вагончике неподалеку таможенник просматривает бумаги. Рядом афганские водители в это время сидят в тени своих грузовиков. Ласточка залетает в гнездо над кабиной машины.

Эта безлюдная застава, где когда-то российские пограничники охраняли южные границы советской империи, теперь находится на переднем крае глобальной борьбы с наркоторговлей из Афганистана - крупнейшего производителя героина в мире.

Прошло почти два десятилетия с тех пор, как Таджикистан в 1991 году получил независимость от советского правления, но дипломаты и эксперты по борьбе с наркотиками считают, что бедная мусульманская республика, возможно, ведет борьбу с тем, что она не может победить, поскольку коррупция все глубже и глубже разъедает общество.

Западные державы опасаются, что замешанная на наркотиках коррупция может подорвать стабильность в крошечном, но стратегически важном Таджикистане, чье спокойствие является ключевым в западных усилиях по строительству общественного порядка в Афганистане.

“Это именно то, что определенно остается пугающим”, - сказал Рейтер один из ведущих западных дипломатов в Таджикистане, пожелавший остаться неназванным по причине чувствительности проблемы.

“Сама система стала некомпетентной, что не может не тревожить. Поступающие (извне) средства финансируют рост коррупции. Законы здесь не имеют никакой власти”.

Со сложным ландшафтом, слабыми границами и беззаконием, унаследованным от гражданской войны 1992-1997 годов, Таджикистан остается приютом для транзита наркотиков из Афганистана, который в прошлом году произвел рекордные 8.200 тонн опиума.

Увеличив в прошлом году незаконное культивирование мака на 17 процентов, Афганистан теперь занимает 93 процентов глобального рынка опиатов, сообщается в ежегодном отчете Международного совета по контролю за наркотиками ООН, опубликованном в марте.

Официальные лица в Таджикистане утверждают, что республика задерживает до 60 процентов наркотиков, идущих через ее территорию. Дипломаты считают, что эта цифра не превышает десять процентов.

ДРЕВНИЕ ПУТИ

Героин следует древним Шелковым путем Центральной Азии, от контрольно-пропускных пунктов вроде Нижнего Пянджа, по пустынным живописным районам Таджикистана до ущелий Памира, практически по всей протяженности 1.340-километровой границы с Афганистаном.

Правительство говорит, что делает все, что может, чтобы воспрепятствовать должностным лицам получать доход от этой прибыльной торговли.

“Мы не скрываем это. Это - позор. Но мы работаем над этим”, - говорит директор государственного Агентства по контролю за наркотиками (АКН) Таджикистана Рустам Назаров, сообщивший, что два его подчиненных были арестованы в прошлом году за связь с незаконной торговлей наркотиками.

Таджикистан говорит, что нуждается в большей поддержке Запада.

“Мы хотели бы видеть больше внимания”, - сказал Назаров, добавив, что приоритетной остается помощь в виде поставок оборудования и обучения персонала АКН.

Хотя после завершения войны, в которой погибло около 100.000 человек, в Таджикистане царит спокойствие, его экономика разрушена, а инфраструктура продолжает приходить в упадок. Теперь дополнительным испытанием для семимиллионного населения стали высокие цены на продовольствие.

Рост ВВП в январе-апреле 2008 года составил 4,1 процента в годовом выражении по сравнению с ростом на 7,8 процента за весь 2007 год. Инфляция в прошлом году составила почти 20 процентов.

Невозможно проверить каждый автомобиль на наличие наркотиков без специального оборудования, сказал Рейтер один из пограничников на главном посту Нижнего Пянджа на таджикско-афганской границе.

“Только посмотрите, где мы работаем. Это - позор, скажет вам любой кто это увидит”, - сказал он, указывая на обветшалые здания КПП.

Таджикистан в вопросах управления границей уже работает с Европейским союзом, Соединенными Штатами и Организацией объединенных наций. КПП на Нижнем Пяндже в рамках этого сотрудничества вскоре будет перенесен в здание, построенное на деньги американских налогоплательщиков.

Несмотря на некоторые улучшения, многие участки границы до сих пор почти не патрулируются или охраняются солдатами, получающими жалованье в $10-30 в месяц, сообщил Кристер Браннеруд, глава офиса ООН по наркотикам и преступности (UNODC) в Таджикистане.

“Скажем, он (солдат) внезапно нарвался на афганского наркокурьера с 50 килограммами наркотиков. И афганский парень предлагает ему $200. Как этот мальчик сможет сопротивляться этому?” - сказал он.

“Коррупция всегда неприемлема. Но ее можно понять”.

Таджикистан занимает 150-е место - между Сьерра-Леоне и Зимбабве - в рейтинге коррумпированности из 180 стран, составленном организацией Transparency International в 2007 году.

РЕЗИНОВЫЕ КАМЕРЫ

Килограмм героина на черном рынке Афганистана стоит около $800. В России его цена вырастает до $50.000, а в Западной Европе - до $300.000. Средняя заработная плата в Таджикистане составляет $50 в месяц.

Наркоторговцы для переправки наркотиков используют все доступные средства. Одни переправляют героин в грузовиках, груженных овощами, другие, рискуя жизнью, глотают героин, упакованный в презервативы. Некоторые используют резиновые камеры от колес автомобилей, чтобы пересечь пограничный Пяндж под покровом ночи.

Страны Запада, обещая все больше помощи, заявляют, что эффективное использование выдаваемых ими кредитов и грантов - внутренняя проблема Таджикистана. Некоторые, однако, указывают на недавний скандал с Международным валютным фондом, который обязал вернуть ранее выданные республике кредиты на $48 миллионов по причине “неверно предоставленной отчетности”.

“Мы все с интересом смотрим на то..., чтобы удостовериться, что это не станет окончательной потерей (доверия к властям)”, - сказал Рейтер другой западный дипломат в Таджикистане.

“Но крайне трудно получить доступ к информации, показывающей, какая политика осуществляется в каждом конкретном случае”.

Наркодоходы в Афганистане, разрушенном десятилетием советской оккупации и гражданской войной, являются средством существования мятежников-талибов и источником коррупции в официальных структурах.

Наркобизнес финансирует масштабную теневую экономику Таджикистана и остается одной из главных причин инвестиционной непривлекательности страны для зарубежных бизнесменов.

В столице республики Душанбе кирпичные хижины и рушащиеся здания советской эры стоят бок о бок с экстравагантными особняками, а поток роскошных автомобилей плывет по едва существующим дорогам.

“Не так уж много способов, чтобы получить в этой стране коррумпированный доход. И наркотики являются самым легким из них”, - сказал западный дипломат, пожелавший остаться неназванным.

В конце мая таджикская милиция в течение 12 часов штурмовала дом предполагаемого наркобарона в городе Куляб на юге Таджикистана. При этом три человека были убиты.

Несколько каналов героина, предположительно из Таджикистана, появились в 2005 году, когда тысячи российских пограничников ушли с границы по требованию Таджикистана, что стало одним из его пожеланий “вырваться на свободу” после советского господства.

Демонстрируя свои усилия по борьбе с наркотраффиком, полиция в мае сожгла в Душанбе захваченные ранее наркотики стоимостью около $20 миллионов.

“Конечно, среди должностных лиц есть откровенные жулики”, - говорит в свете костра от горящих наркотиков высокопоставленный чиновник Джумабой Маликов.

“Но мы должны очистить их ряды. И это станет залогом честности”.

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below