July 31, 2018 / 2:34 PM / 2 months ago

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Мосбиржа о борьбе за деньги корпораций, рисках контрагента, проектах ЦБР

МОСКВА, 31 июл (Рейтер) - Член правления Московской биржи , управляющий директор по денежному и срочному рынкам Игорь Марич рассказал в интервью Рейтер о конкуренции с крупнейшими банками за деньги корпоративных клиентов, о росте профессионализма казначеев госкомпаний, часто - бывших банкиров, и про их предпочтения на валютно-денежном рынке.

Когда Московская биржа запускала депозиты с корпорациями, госбанки переживали here, что торговая площадка станет опасным конкурентом для них. Так ли это на сегодняшний день, какова ликвидность рынка, насколько ставка по депозитам отличается от банковских вкладов?

“Мы не видим здесь проблемы. Конкуренция за депозиты крупных компаний всегда была ограничена и шла только между несколькими крупнейшими банками. А, значит, компании не всегда могли получить лучшие для себя условия. Когда мы предоставили компаниям возможность размещать свободные средства на денежном рынке Мосбиржи, то разница между ставками банков и рынка доходила до 1,5 процентных пункта. Сейчас этот спред чуть ниже, конечно, так как банки вынуждены учитывать новую конкурентную ситуацию. В выигрыше оказываются компании и в целом банковский сектор: теперь принципиально большее число банков могут получать денежную ликвидность от компаний через центрального контрагента под обеспечение клиринговыми сертификатами участия (КСУ)”.

Что произошло сейчас, спред между ставками сузился?

“Депозиты с центральным контрагентом (ЦК) сразу стали пользоваться достаточно высоким спросом. Напомню, это часть рынка репо с клиринговыми сертификатами участия (КСУ) Мосбиржи. Корпорации размещают свободные денежные средства через ЦК в так называемый “стакан заявок” репо с КСУ и таким образом получают доступ к ставкам денежного рынка и размещают деньги по этим ставкам.

С января по май 2018 года открытая позиция по депозитам с центральным контрагентом выросла в три раза - до 155 миллиардов рублей, и эти инструменты заняли 15-20 процентов общего объема рынка репо с центральным контрагентом.

У нас сейчас 74 корпорации допущены к рынку депозитов с ЦК, в листе ожидания есть еще несколько десятков потенциальных клиентов. Спред между банковскими ставками и биржевыми ставками денежного рынка сузился, но пока остается на уровне 100 базисных пунктов”.

Почему Центробанку и Мосбирже понадобилось создавать такую схему с посредником центральным контрагентом, а не просто привлекать деньги корпораций в депозиты?

“Дело в том, что НКЦ не привлекает деньги в депозиты. НКЦ - это небанковская кредитная организация - центральный контрагент, имеющий специальный вид лицензии и отдельное регулирование, он действует в рамках своего мандата.

Рынок депозитов с ЦК на Московской бирже организован таким образом: в биржевом стакане есть заявки на предоставление денежной ликвидности и на ее получение. С одной стороны стоят заемщики денег по сделкам репо с КСУ, а с другой - участники рынка, которые размещают деньги в репо с КСУ, а также корпорации и банки, которые размещают деньги в депозиты с ЦК. Все сделки двусторонние, второй стороной выступает всегда НКЦ.

Не все корпорации и даже не все банки работают на рынке репо, так как для этого нужна лицензия профучастника и специальный учет операций. А депозиты - это более понятная форма для корпораций, поэтому мы ее и предложили”.

Нерезиденты участвуют в операциях репо с КСУ?

“Дочки” иностранных банков участвуют, да. Их контрагентом по сделке выступает НКЦ всегда. Все сделки на этом рынке заключаются с НКЦ, и риск контрагента для “дочек” иностранных банков в данном случае - это риск на центрального контрагента”.

То есть, если будут запросы регуляторов, соблюдается ли принцип “знай своего клиента”, это всегда будет НКЦ?

“Да, НКЦ всегда выступает продавцом для всех покупателей и покупателем для всех продавцов, он центральный контрагент. Здесь все прозрачно и именно так это работает на всех анонимных биржевых рынках. И никогда ни в каком случае, даже в случае неисполнения обязательств одного из участников, не возникнет ситуации, при которой один контрагент будет нести риск на кого-то другого, кроме НКЦ”.

Какова роль Центробанка в этом проекте?

“Банк России нас поддержал в этом проекте, потому что он заинтересован в развитии прозрачного денежного рынка, в эффективном перераспределении ликвидности для реализации денежно-кредитной политики и поддержания ставок денежного рынка вблизи ключевой.

Мы вместе с Центробанком обсуждали и разрабатывали этот продукт, решали, как можно использовать европейский опыт, а именно репо с центральным контрагентом, успешно реализованное на денежном рынке Deutsche Boerse.

Центробанк выступает регулятором денежного рынка в целом и регулятором центрального контрагента. НКЦ - квалифицированный центральный контрагент, это значит, что его риски внимательно и регулярно мониторит Центробанк”.

НКЦ должен соблюдать требования ЦБР и проводить отчисления в фонд обязательного резервирования по депозитам корпораций?

“Да, НКЦ не получает никаких преференций и как кредитная организация должна производить отчисления в фонд резервирования”.

У центрального контрагента есть оперативный доступ к ресурсам Центробанка, на случай кассовых разрывов?

“ЦК обладает развитой системой управления рисками, включающую разные уровни защиты от дефолта участника клиринга: индивидуальное и коллективное клиринговое обеспечение. Но не менее важной частью риск-менеджмента ЦК являются доступные ему многочисленные инструменты управления ликвидностью.

ЦК может проводить операции со всеми инструментами валютного и денежного рынков, включая операции Банка России, а также у него есть возможность использовать ресурсы ЦБ в рамках специальных инструментов Банка России для квалифицированного ЦК.

Эти инструменты используются в случаях, когда оказываются недостаточны обычные рыночные инструменты управления ликвидностью. При этом эффективность управления рисками и ликвидность у НКЦ такова, что такими инструментами ЦБ пользоваться не приходится”.

Как дальше планируете развивать рынок депозитов?

“С июня мы запустили валютные депозиты по просьбе корпораций-экспортеров, у которых есть свободная валютная ликвидность. Правда, у корпораций потребность в размещении валютной ликвидности зависит от периода и от условий на рынке. Если рублевую ликвидность они размещают регулярно, то валютную ликвидность - периодически.

Дальше мы собираемся удлинить сроки депозитов с ЦК. Сейчас основная часть депозитов с ЦК (90 процентов) размещается на срок овернайт. Мы планируем активно развивать и более длинные сроки - неделю, месяц. Хотим предоставить возможность корпорациям досрочно забирать часть денег в пределах тех средств, которые они размещают в длинные депозиты.

Репо с ЦК, включая депозиты с ЦК, - самый ликвидный сегмент денежного рынка с оборотом более 1 триллиона рублей в день. Здесь формируется процентная ставка, которая может быть репрезентативным индикатором денежного рынка, мы обсуждаем это с основными участниками рынка под эгидой Национальной финансовой ассоциации (НФА).

Популяризация ставки позволит нам удлинить сроки депозитов и привлечь еще больше ликвидности. К тому же сейчас в России процентный риск вырос, и это создает больше предпосылок, чтобы пользоваться инструментами хеджирования. Мы надеемся, что на основе ставки репо с ЦК мы запустим процентные деривативы”.

Участники рынка все же хотели увидеть на бирже процентные деривативы на ключевую ставку ЦБР, вы отказались от этой идеи?

“Нет, мы не отказались от этой идеи, это один из обсуждаемых сейчас вариантов процентных деривативов, который мы готовы предложить рынку при наличии достаточного интереса участников. Но мы также видим возможности развития бенчмарка именно на рынке репо с центральным контрагентом”.

Какие инструменты в иностранной валюте будете предлагать?

“У нас есть валютные депозиты и репо - это инструменты управления ликвидностью, а есть валютные свопы - инструмент привлечения/размещения одной валюты против другой и управления своими позициями на валютном рынке. Валютные свопы - это огромный рынок с оборотом на бирже триллион рублей в день. Корпорации могут участвовать в торгах однодневными свопами напрямую. Но по факту корпорации активно участвуют в конверсионных операциях валютного рынка. Сейчас все основные компании-экспортеры допущены к валютному рынку, их более 20”.

Компании-экспортеры предпочитают перед основными налогами сами продавать валютную выручку на рынке или по старинке - через банки, через брокеров?

“Наше общение с ними показывает, что корпорации используют все инструменты. Нельзя сказать, что, выйдя на биржу, они забыли про банки. Если они видят, что у нас лучше условия - они конвертируют валюту на бирже напрямую. Если у них достаточно большой объем, они его разбивают и часть конвертируют через биржу, часть – через банки”.

Бывает, что экспортеры больший объем выручки конвертируют через биржу напрямую, чем через банки?

“Через банки они продают больший объем валюты. Когда мы допускали корпорации к валютному рынку, предполагали их участие до $100 миллионов в день, сейчас объемы находятся на уровне $50 миллионов в день. Это 1 процент от совокупного оборота валютного рынка, но это важный 1 процент. Он создает дополнительную ликвидность, ради которой приходят финансовые игроки, расторговывая ее. Доступ на валютный рынок позволил начать наше сотрудничество с корпорациями и организовать рынок депозитов с ЦК, где они играют существенную роль”.

Не планируете для корпораций еще продукты запускать?

“Мы ждем корпорации на деривативах, но не напрямую, а через профучастников. На наш взгляд, ими должны быть востребованы инструменты хеджирования валютных рисков”.

Вы согласны, что уровень профессионализма казначеев крупных корпораций вырос и практически не уступает банкам?

“Конечно, мы этот факт и держали в голове, когда предлагали им свои продукты. Мы работаем только с крупными корпорациями, имеющими квалифицированный персонал, управляющих с большим опытом работы в банках. Плюс мы установили требования к корпорациям на бирже и к квалификации их казначеев. Требования прописаны в правилах допуска - это существенные объемы операций и наличие аттестатов”.

Есть корпорации, которые специально для выхода на валютный рынок что-то поменяли в своих казначействах?

“Конечно, перед выходом на биржу они меняли процедуры, дорабатывали технологии и зачастую нанимали дополнительный персонал, имеющий опыт биржевой торговли”.

На какие инструменты корпорации проявляют наибольший спрос?

“Конечно, на депозиты”.

С какими иностранными провайдерами валютной ликвидности биржа взаимодействует?

“На валютном спот-рынке Мосбиржи 40 процентов оборотов - это объемы иностранных участников торгов, не включая “дочки” иностранных банков. Существенная часть этих иностранцев являются провайдерами ликвидности, то есть это те, кто выступает добровольными маркет-мейкерами, их бизнес заключается в том, что они котируют определенные инструменты.

Провайдеры ликвидности на валютном рынке есть банковские и небанковские. Если говорить про банки, то это традиционно все крупные банки, как российские, так и иностранные. В последние 15 лет появилось большое количество небанковских провайдеров ликвидности, и они играют сейчас очень большую роль и на глобальном рынке, и на нашем”.

Какие надежды возлагаете на валютный своп с Федеральным казначейством, который планируется запустить осенью?

“В основном казначейство оперирует рублями, валютный своп для них - это скорее расширение инструментария. Это важно, потому что они стремятся максимально эффективно управлять свободными средствами. Но мы не предполагаем, что это будут какие-то большие объемы”.

А круг контрагентов Федерального казначейства по валютным свопам также будет ограничен, это узкий круг банков?

“Нет, казначейство будет таким же участником торгов, как и все остальные. Сделки на валютном рынке, включая сделки своп, заключаются с центральным контрагентом, поэтому для Федерального казначейства это прекрасная возможность выйти на всех участников рынка, при этом сохраняя свой консервативный подход к контрагентским рискам за счет посредничества НКЦ”.

Насколько востребован стал игроками единый пул обеспечения?

“Уже 28 участников перешли на единый пул, то есть открыли счета единого пула и начали ими пользоваться. Это не значит, что они все свои активы перевели на единый пул.

Участникам валютного рынка единый пул помогает сэкономить на обеспечении, точнее на его фондировании: за счет того, что бумаги можно использовать как обеспечение на всех рынках вместо денег”.

Какие новые пары планируется запустить на валютном рынке, для чего запускать тенге против доллара? Юань против доллара? Турецкую лиру против доллара?

“Да, мы собираемся запускать эти пары, они нужны участникам рынка для расширения арбитражных возможностей. Мы стремимся всех российских участников обеспечить теми инструментами, которыми они пользовались на глобальных рынках: будь то иностранные акции (американские, европейские, и в перспективе азиатские), будь то еврооблигации или деривативы на глобальные бенчмарки (нефть и цветные металлы)”.

Как расторговали евро/доллар?

“Эта пара неплохо у нас торгуется, она является третьей по оборотам торгов. Для сокращения спредов по этой паре мы реализуем проект по доступу участников через нашу инфраструктуру к глобальной ликвидности. Пилотный проект запускаем по паре евро/доллар, дальше будем масштабировать эту технологию на другие продукты. Через НКЦ мы выходим к большим западным провайдерам, глобальным банкам, которые на большие объемы дают узкие спреды. Собираемся запускать евро-долларовые свопы”.

Центробанк тоже покупает теперь евро на Мосбирже?

“Мы не раскрываем операции наших клиентов”.

Была негативная реакция рынка на идею ЦБР изменить устоявшиеся сроки расчетов на валютном рынке, чем кончилась дискуссия?

“Банк России с июля внедрил перспективную платежную систему, объединив все региональные компоненты в единую систему и заменив старую порейсовую систему расчетов. Одновременно он изменил временной регламент обработки платежей. Мы согласовали с ЦБ порядок взаимодействия, который позволил нам не менять временные регламенты и после 20.00 проводить платежи не только банковские, но и с корпоративными клиентами. Так что участникам рынка ничего менять для биржевых торгов не пришлось”. (Елена Фабричная)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below