March 22, 2019 / 12:36 PM / 5 months ago

ТЕКСТ-Заявление главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной

МОСКВА, 22 мар (Рейтер) - Ниже следует текст заявления главы Центрального банка РФ Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров ЦБР, сохранившего ключевую ставку на уровне 7,75 процента:

“Сегодня Совет директоров Банка России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 7,75 процента годовых. Есть основания полагать, что принятых в прошлом году решений о повышении ключевой ставки, скорее всего, будет достаточно, чтобы обеспечить возвращение годовой инфляции к цели (вблизи 4 процентов) в первой половине 2020 года. Ситуация по ряду параметров складывается лучше наших декабрьских ожиданий – внешние финансовые и товарные рынки стабилизировались, перенос повышения НДС в цены довольно умеренный, инфляционные ожидания начали снижаться. В этих условиях инфляция складывается несколько ниже нашего декабрьского прогноза. Смягчились краткосрочные проинфляционные риски. С учетом этих тенденций мы ожидаем увидеть инфляцию по итогам 2019 года на более низком уровне – в диапазоне 4,7–5,2 процента. Ранее мы прогнозировали 5–5,5 процента. Остановлюсь подробнее на факторах, которые лежали в основе нашего решения. Первое: как я уже отметила, годовая инфляция в январе–феврале сложилась несколько ниже, чем мы ожидали в конце прошлого года. По итогам февраля она составила 5,2 процента. Месячные темпы роста цен уже снижаются. Пик годовой инфляции будет пройден в марте–апреле – скажется эффект базы. Пик инфляции составит, по нашим уточненным оценкам, около 5,5 процента. Напомню, что в декабре мы не исключали, что инфляция может заметно превысить этот уровень. Такая динамика инфляции cвязана с несколькими причинами. Прежде всего, вклад повышения НДС в годовую инфляцию на текущий момент составил порядка 0,6–0,7 процентного пункта, что вблизи нижней границы наших ожиданий. По нашим оценкам, существенная часть повышения НДС уже нашла отражение в ценах. Это следует из анализа динамики цен на те товары и услуги, на которые НДС был повышен. В основном это непродовольственные товары и услуги. Годовые темпы роста цен на большинство из них ускорились, но умеренно. В месячном выражении в феврале они вернулись к темпам роста цен в сентябре–декабре прошлого года (с поправкой на сезонность), но все еще несколько выше 4 процентов в пересчете на год. О том же говорят и недельные оценки инфляции. После всплеска в первые две недели года, в последние недели они снизились, но все еще остаются несколько выше траектории, соответствующей нашей цели по инфляции. И при этом мы не исключаем, что отложенные эффекты повышения НДС могут проявляться в ближайшие месяцы. Также следует отметить, что и месячная базовая инфляция, и большинство других показателей, очищенных от волатильных компонент, с поправкой на сезонность в феврале превышали 4 процента в годовом выражении. Есть признаки того, что уменьшились риски повышенных темпов роста цен на отдельные продовольственные товары. В феврале снизились цены на ряд продуктов, которые до этого вносили заметный вклад в ускорение продовольственной инфляции. Кроме того, в последние месяцы прекратился рост как внутренних, так и внешних цен на основные зерновые культуры. Текущие ожидания урожая этого года благоприятны, что также ограничивает риски с этой стороны. Цены на бензин и дизельное топливо в декабре–феврале были сравнительно стабильными, а в феврале даже немного снизились. Это сдерживало ускорение инфляции. Кроме того, рубль в первые месяцы года укрепился, что благоприятно сказалось как на ценовой динамике, так и на инфляционных ожиданиях. Инфляционные ожидания – это второй фактор, на который мы обращаем большое внимание. Нас беспокоило, как они отреагируют на ускорение инфляции. Что касается ожиданий профессиональных аналитиков, они остаются заякоренными. Аналитики понимают временный характер ускорения инфляции в этом году – что оно связано с разовыми факторами, в частности НДС. Поэтому они – как и Банк России – прогнозируют умеренное повышение инфляции в 2019 году, а в следующем году и далее ожидают инфляцию 4 процента. Реакция населения и бизнеса на ускорение инфляции была более выраженной. Ожидания населения с исторического минимума 7,8 процента в апреле прошлого года повысились до 10,4 процента в январе, то есть вернулись на уровень середины 2017 года. Ценовые ожидания предприятий также существенно возросли. Но уже в марте инфляционные ожидания населения снизились до 9,1 процента. Ценовые ожидания компаний тоже уменьшились. Однако и те и другие остаются повышенными. Стоит особо отметить, что динамика инфляционных ожиданий и населения, и бизнеса в прошлом году показала, что они до сих пор остаются незаякоренными. Они следуют за текущими изменениями цен, в первую очередь цен на бензин и продовольствие, а также за колебаниями курса рубля. Третий фактор, который мы учитывали, – это динамика потребительского спроса. Кредитование оказывает поддержку потреблению, однако замедление роста зарплат сдерживает расширение спроса. Рост потребления замедлился после кратковременного ускорения в ноябре, которое, по всей видимости, было связано с опережающими покупками непродовольственных товаров в ожидании повышения НДС. Мы видим это по динамике оборота розничной торговли. Рост потребительской активности не создает давления на цены. Это в том числе важная причина умеренной реакции цен на повышение НДС. Четвертый фактор – внешние условия. Ряд изменений, которые в декабре только намечались, в начале года получили развитие. Смягчилась риторика заявлений ФРС США и Европейского центрального банка о перспективах денежной политики. Улучшились ожидания рынков относительно переговоров об ограничениях в международной торговле. Все это оказало поддержку валютам стран с развивающимися рынками и снизило их риск-премии. Можно сказать, что внешние риски в этой части несколько уменьшились. Вместе с тем геополитические риски сохраняются. Цены на нефть в I квартале также сложились выше уровня, заложенного в базовый прогноз. При этом вероятность того, что добыча нефти в этом году превысит объем потребления, остается высокой. Наконец, что касается денежно-кредитных условий, то они в целом с начала этого года изменились несущественно. Депозитные ставки немного повысились, кредитные – стабилизировались. Доходности ОФЗ снизились, что было связано с улучшением условий на глобальных финансовых рынках, а также с пересмотром участниками рынка ожиданий траектории нашей ключевой ставки в будущем. Такая динамика доходностей ОФЗ не только ограничивает потенциал роста процентных ставок по кредитам и депозитам, но и создает условия для их снижения в дальнейшем. Принимая во внимание все факторы, о которых я сказала, мы понизили прогноз по инфляции на конец текущего года до 4,7–5,2 процента. И уже можем с определенной уверенностью сказать, что если ситуация будет развиваться в соответствии с нашим базовым сценарием, то принятых нами упреждающих шагов по повышению ключевой ставки в прошлом году, скорее всего, будет достаточно для того, чтобы обеспечить возвращение годовой инфляции к 4 процентам в первой половине 2020 года. Теперь традиционно о рисках. Несмотря на то, что краткосрочные риски снизились, в целом баланс среднесрочных рисков все еще смещен в сторону проинфляционных. Мы должны по-прежнему с большой осторожностью относиться к оценке внешних условий. Риски, связанные с геополитическими факторами, остаются на высоком уровне. Сохраняется много источников неопределенности в оценке перспектив развития мировой экономики. В этих условиях настроения инвесторов могут быстро меняться, что будет отражаться на доходностях ОФЗ и валютном курсе. И конечно, существенным риском остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания, о чем я уже говорила. К тому же пока мы еще не можем с уверенностью сказать, каким будет окончательный масштаб влияния НДС на цены и инфляционные ожидания. Сейчас производители и торговые предприятия, по сути, жертвуют частью своей маржи, чтобы удержать покупателя. Сдержанная динамика спроса и конкуренция за долю рынка не позволяют им быстро перенести изменения налога в цену. Поэтому они это делают постепенно, когда представляется такая возможность. Кроме того, еще остаются товарные запасы, сформированные до повышения НДС. По мере перезаключения контрактов в продажу будут поступать товары, облагаемые по новой ставке налога. С учетом этих факторов мы не исключаем, что перенос изменения НДС в цены может быть растянут во времени. Хотя в базовом сценарии мы исходим из того, что перенос НДС в потребительские цены в основном завершен. Что касается основных изменений нашего среднесрочного прогноза. С сегодняшнего дня мы публикуем его в составе пресс-релиза по ключевой ставке, и вы уже могли с ним ознакомиться. Снижение прогноза по инфляции на текущий год – это основное изменение в прогнозе. Помимо этого, мы уточнили средний уровень цен на нефть на этот год с учетом их фактической динамики в начале года. Повысили с 55 до 60 долларов США за баррель в базовом сценарии и снизили с 75 до 70 долларов США в сценарии с высокими ценами на нефть. Цены на нефть в нашем прогнозе на 2020–2021 годы не изменились. Эти уточнения существенно не отразились на прогнозных показателях экономического роста в связи с действием бюджетного правила. В прошлом году темп прироста ВВП сложился выше наших ожиданий, составив 2,3 процента. По нашим оценкам, основной вклад в это внесли такие факторы, как реализация крупных инвестиционных проектов. С учетом этого мы, во-первых, сохраняем наш взгляд на характер роста экономики: экономика находится вблизи потенциала, и ее рост не формирует дополнительного проинфляционного давления. Во-вторых, мы сохраняем прогноз темпа прироста ВВП в базовом сценарии на уровне 1,2–1,7 процента в этом году. Ускорение темпов прироста до 1,8–2,3 процента в 2020 году и 2–3 процента в 2021 году будет происходить по мере накопления положительного эффекта от национальных проектов, структурных реформ при их успешной реализации. Уточнение цен на нефть в прогнозе повлияло на показатели платежного баланса. В базовом сценарии прогноз сальдо текущего счета на этот год повышен с 71 до 88 миллиардов долларов США, в основном за счет увеличения стоимости нефтегазового экспорта. Сальдо финансового счета по частному сектору также увеличено – с 20 до 35 миллиардов долларов США. Здесь мы учли факт за первые два месяца текущего года и большие возможности для наращивания иностранных активов при более высоких поступлениях от экспорта. На среднесрочном горизонте тенденции в платежном балансе остались неизменными. Пересмотр накопления валютных резервов в этом году с 52 до 59 миллиардов долларов США связан с ростом покупок валюты в рамках бюджетного правила при более высокой цене на нефть. В заключение отмечу: если ситуация в дальнейшем будет развиваться в соответствии с нашим базовым прогнозом, это даст нам возможность рассмотреть вопрос о переходе к снижению ключевой ставки несколько раньше, чем мы предполагали в декабре прошлого года. Мы допускаем, что это произойдет в 2019 году. При этом, как всегда, Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом динамики инфляции и экономики относительно прогноза, а также оценивая риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков”. (Московское бюро)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below