June 14, 2019 / 12:45 PM / 2 months ago

ТЕКСТ-Заявление главы ЦБР Эльвиры Набиуллиной

МОСКВА, 14 июн (Рейтер) - Ниже следует текст заявления главы Центрального банка РФ Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров ЦБР, снизившего ключевую ставку на 25 базисных пунктов до 7,50%:

“Сегодня Совет директоров Банка России принял решение снизить ключевую ставку до 7,50% годовых.

Мы также понизили прогноз по инфляции на конец 2019 года на 0,5 процентного пункта, до 4,2–4,7%.

Если ситуация будет развиваться по нашему базовому прогнозу, возможно дальнейшее снижение ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров. Мы допускаем переход к нейтральной политике до середины 2020 года.

Теперь подробнее о факторах, которые мы учитывали, принимая сегодняшнее решение.

Первое. Сформировалась устойчивая тенденция к замедлению инфляции. Этому способствовали решения Банка России по ключевой ставке, в том числе ее упреждающее повышение во второй половине прошлого года. Пик инфляции был пройден в марте и составил 5,3% – чуть ниже наших ожиданий. При этом темп замедления инфляции с этого более низкого пика в целом соответствует нашему прогнозу. В феврале–мае цены росли примерно на 0,3–0,4% в месяц с исключением сезонности. То есть месячный темп прироста вернулся к минимальным уровням с августа прошлого года и в годовом выражении находится вблизи 4%. По итогам мая годовая инфляция снизилась до 5,1%. На начало этой недели она составила 5% ровно. Такая динамика обусловлена следующими факторами.

Влияние повышения ставки НДС на инфляцию исчерпано.

Дополнительный вклад в замедление инфляции также внесло укрепление рубля с начала года. Этому способствовали более высокие нефтяные цены и в целом благоприятные условия на финансовых рынках. Восстановился интерес международных инвесторов к российским активам. Особенно это проявилось на рынке ОФЗ.

Значимую роль продолжают играть и соглашения по розничным ценам на топливо между Правительством Российской Федерации и крупнейшими нефтяными компаниями. В годовом выражении цены на бензин выросли в мае на 2,8%, и, видимо, в ближайшее время темпы их роста будут оставаться сдержанными. При этом новое регулирование на этом рынке, в частности компенсирующие механизмы (включая возвратные акцизы), довольно сложное. В полной мере оценить его экономическую эффективность в среднесрочной перспективе, особенно в сценариях со значительными колебаниями цен на нефть, на сегодняшний день затруднительно.

Ограничивает инфляцию и сдержанная динамика внутреннего спроса.

В связи с этим более подробно об экономике. Это второй важнейший фактор, который мы принимали во внимание. Темпы роста экономики в первом полугодии складываются ниже ожиданий. Мы прогнозировали некоторое замедление деловой активности в начале года под влиянием следующих факторов: повышение НДС; возможно, небольшое замедление роста мировой экономики и спроса на российские товары и услуги; сроки реализации крупных национальных проектов, которые в основном приходятся на второе полугодие. Некоторые из этих факторов оказали более существенное влияние, чем ожидалось. В частности, динамика бюджетных расходов.

Мы сможем более подробно проанализировать причины замедления экономического роста после поступления детальной статистики по ВВП. Но уже опубликованные в апреле данные за 2018 год и предварительная оценка за I квартал 2019 года дают основания для уточнения прогноза ВВП на этот год. В частности, оно связано с более низкими темпами роста экспорта и более сдержанным взглядом на перспективы роста мировой экономики и внешнего спроса. В части динамики потребительского и инвестиционного спроса прогноз не пересмотрен с учетом ожидаемых более активных государственных расходов во втором полугодии. В результате мы уточнили прогноз экономического роста на 2019 год с 1,2–1,7% до 1–1,5%.

Третье. Проинфляционные риски на горизонте до года снизились. Во-первых, мы больше не ожидаем отложенных эффектов повышения НДС. Во-вторых, с начала года ФРС США последовательно смягчала свою риторику на фоне ожиданий замедления роста глобальной экономики. Это при прочих равных ограничивает риск значительного оттока капитала из стран с формирующимися рынками.

В марте–апреле мы отмечали снижение рисков ускоренного роста цен на отдельные продовольственные товары. В целом они остаются умеренными, хотя в мае текущая продовольственная инфляция с исключением сезонности была несколько выше, чем в предыдущие три месяца.

В дальнейшем мы ожидаем, что рекордные посевные площади, ранняя весна и в целом пока благоприятные погодные условия позволят получить хороший урожай овощных, зерновых и других культур. С начала этого года внутренние и мировые цены на зерно снизились. Все это ограничивает проинфляционные риски в части продовольствия.

Что касается месячных темпов роста цен на непродовольственные товары и услуги, то в марте–мае они оставались вблизи или ниже 4% в годовом выражении.

Четвертое. Мы учитывали, что инфляционные ожидания населения и бизнеса остаются повышенными как относительно цели по инфляции, так и минимальных уровней, достигнутых в первые месяцы 2018 года. Динамика инфляционных ожиданий – неоднородная. Ценовые ожидания предприятий в апреле–мае продолжали снижаться. Инфляционные ожидания населения в этот период составили 9,3–9,4%. При этом мы рассчитываем, что снижение инфляции до 4% будет способствовать снижению инфляционных ожиданий населения и бизнеса.

Ожидания профессиональных аналитиков остаются заякоренными на цели по инфляции – вблизи 4%.

Пятое. Денежно-кредитные условия смягчаются. Это происходит под влиянием изменения ожиданий участников финансового рынка. Во-первых, пересмотрены вниз ожидания по траектории ключевой ставки Банка России. Во-вторых, скорректировались ожидания и доходности на внешнем финансовом рынке на фоне изменения риторики крупнейших центральных банков, что я уже отметила. В этих условиях снижаются доходности ОФЗ, что создает потенциал для снижения депозитно-кредитных ставок. В апреле–мае ряд крупных банков сократил ставки по отдельным депозитным продуктам, также начали снижаться ставки по ипотечным кредитам. Принятое сегодня решение о снижении ключевой ставки и тот сигнал, который мы дали, закрепят эти тенденции.

Что касается среднесрочного прогноза. Пока сохраняется неопределенность относительно итогов переговоров ОПЕК+. Мы ожидаем, что дальнейшая координация действий между участниками соглашения позволит обеспечить плавную динамику нефтяных цен на прогнозном горизонте. Принимая во внимание их фактическое изменение с начала года, мы пересмотрели вверх среднегодовую цену на нефть «Юралс» в базовом сценарии – с 60 до 65 долл. США за баррель в 2019 году и с 55 до 60 долл. США за баррель в 2020 году. На 2021 год мы сохраняем консервативные предпосылки о достижении уровня 55 долл. США за баррель.

Основные показатели платежного баланса в базовом сценарии также уточнены с учетом цен на нефть и ожидаемой динамики мировой экономики. Мы прогнозируем сальдо текущего счета на этот год в 98 млрд долл. США (около 6% ВВП) с последующим снижением до 50 млрд долл. США (около 3% ВВП) в 2021 году. Это связано с нисходящей динамикой цен на нефть и расширением импорта товаров по мере ускорения экономического роста.

Сальдо финансового счета по частному сектору в 2019 году, по нашей оценке, сложится на уровне около 50 млрд долл. США (3% ВВП). За первые пять месяцев текущего года сальдо финансовых операций частного сектора уже составило 35 млрд долл. США. Мы ожидаем его существенного снижения во втором полугодии по сравнению как со второй половиной прошлого года, так и с первым полугодием текущего года. В основном по следующим причинам. Во-первых, это отражает возвращение к типичной сезонности, которая характерна для показателей платежного баланса. Во-вторых, мы ожидаем нормализации накопления иностранных активов, которое значительно ускорилось с середины прошлого года на фоне усиления внешних, в том числе геополитических, рисков.

Наше видение перспектив экономического роста на среднесрочный период в целом остается без изменений. После роста ВВП на 1–1,5% в текущем году мы ожидаем его постепенного ускорения – до 2–3% в 2021 году. При этом наш прогноз будет в существенной мере зависеть от сроков и эффективности реализации национальных проектов, а также других решений в области бюджетной политики.

Так, в настоящее время активно обсуждаются возможные варианты использования ликвидной части средств Фонда национального благосостояния сверх порога в 7% ВВП. Рассматривая возможные решения, важно учитывать, что ключевая задача бюджетного правила – снизить зависимость экономики, реального валютного курса и государственных финансов от колебаний мировых цен на энергоносители и стабилизировать их в состоянии, эквивалентном цене отсечения по нефти. И решить эту задачу во многом удалось: влияние колебаний цен на нефть на российскую экономику заметно снизилось. Сейчас, по сути, предлагаются изменения правила. Они могут привести к прямому или косвенному изменению цены отсечения, что приведет к реальному укреплению рубля и снижению конкурентоспособности наших товаров. Либо может быть ослаблен стабилизирующий механизм бюджетного правила, что способно вновь повысить уязвимость российской экономики к колебаниям внешней конъюнктуры.

Кроме того, пороговый уровень в 7% ВВП был определен достаточно давно, и стоит еще раз проанализировать, достаточно ли этого объема ликвидных активов для того, чтобы при необходимости противостоять резкому и длительному негативному изменению внешних условий.

Поэтому, оценивая те или иные предложения, мы призываем в полном объеме учитывать баланс выгод и потерь от изменения макроэкономических условий, а они могут быть существенными.

Подходы к бюджетной и структурной политике будут значимо влиять на наш прогноз и наши оценки баланса рисков для инфляции. А это, в свою очередь, будет определять траекторию изменения денежно-кредитной политики. (Московское бюро)

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below