23 мая 2014 г. / , 18:29 / через 4 года

СПЕЦРЕПОРТАЖ-РЖД заплатили миллиарды подставным частным компаниям

МОСКВА 23 мая (Рейтер) - В самой большой стране мира на железной дороге все еще можно разбогатеть. Государственная компания РЖД с годовым оборотом почти миллиард пассажиров и $42 миллиарда открывает бескрайние возможности для коммерческой инициативы.

Российский лидер Владимир Путин едет в "Сапсане" в Ленинградской области 19 декабря 2009 года. REUTERS/Ria Novosti/Alexei Druzhinin/Pool

Во главе её стоит Владимир Якунин, старый друг и соратник президента России Владимира Путина. Он курирует компанию, которая заключает международные сделки, продает облигации крупным инвесторам и проектирует невероятно дорогие новые высокоскоростные железнодорожные ветки. По многим параметрам РЖД - это стандартная гигантская корпорация.

Однако расследование Рейтер раскрыло другую сторону работы принадлежащей государству компании: при Якунине она заплатила миллиарды долларов частным подрядчикам, которые скрывают своих конечных владельцев и редко или вообще не появляются по адресу регистрации.

(Это третий текст из цикла "Товарищеский капитализм. Как российская элита делает бизнес в эпоху Путина". Первый доступен по ссылке here , второй - here . Подробнее см. here)

Проведенное Рейтер исследование тендеров, объявленных РЖД, также обнаружило контракты стоимостью в сотни миллионов долларов, которые были отданы компаниям, которые с виду боролись за госзаказы как конкуренты, но на деле, похоже, оказывались тесно связаны друг с другом.

Например, с 2010-го по 2013 год в 43-х тендерах на более чем $340 миллионов принимали участие только две компании. Как выяснилось, эти две фирмы были зарегистрированы в один день одним и тем же лицом, действовавшим от имени владельцев, информация о которых не раскрывается. Обе фирмы отрыли счета в один и тот же день в одном и том же банке и два года подряд отчитывались об одинаковом количестве сотрудников. Однажды они подали заявки на участие в объявленном РЖД тендере с разницей в одну минуту. В прошлом октябре, после того как Рейтер впервые обратился с вопросом о компаниях, обе зарегистрировали в интернете по сайту в один и тот же день.

Российский эксперт Сергей Лесничий сказал, что обнаруженные Рейтер факты говорят о попытке манипулирования тендерами на право заключения государственных контрактов, повлекшей за собой увеличение расходов в ущерб РЖД.

Лесничий, возглавляющий экспертную госорганизацию Центр финансовых исследований, сказал, что если будет подтверждено, что кто-то в РЖД зарабатывал таким образом, это может быть квалифицировано российским законодательством как мошенничество. Однако, по его словам, само по себе участие связанных между собой компаний в тендере на получение государственный контрактов по российским законам не является правонарушением.

Проведенный Рейтер последующий анализ банковских переводов, имеющих отношение к работе одного из крупных частных подрядчиков РЖД, обнаружил признаки того, что ряд американских и российских финансовых следователей и аналитиков сочли сомнительной банковской деятельностью.

Анализ позволил предположить, что уплаченные РЖД миллионы долларов достались компаниями, которые не имели никакого отношения к железным дорогам. Некоторые из этих компаний были признаны российскими властями фиктивными и не проводившими никаких реальных операций.

Эти денежные переводы проводились через небольшой банк, совладельцем которого с 2007-го по 2009 год был бизнесмен Андрей Крапивин. Глава РЖД Якунин, как писала российская газета “Ведомости”, однажды охарактеризовал Крапивина как старого знакомого и “советника на общественных началах”, хорошо разбирающегося в банковском деле.

Крапивин и несколько его деловых партнеров были или остаются директорами крупных компаний-подрядчиков, работающих с РЖД (Подробнее см. here ).

Представитель РЖД сказал, что Крапивин “не является советником” Якунина, но не ответил на вопрос о том, был ли он им раньше.

* Это расследование вышло в рамках серии публикаций Рейтер о том, как в эпоху Путина ведут свой бизнес люди, приближенные к Кремлю. Даже когда российский президент обличал коррупцию, некоторые представители элиты использовали компании-ширмы, подставных владельцев и прочие методы, чтобы построить бизнес стоимостью в сотни миллионов долларов на скрепленных его подписью проектах. В предыдущих статьях рассказывалось о том, как двое знакомых Путина зарабатывали на амбициозном государственном проекте в сфере здравоохранения [ID:nL6N0O83CT]. [ID:nL6N0O751U]. Эта статья, частично основанная на конфиденциальной базе данных российских банковских переводов, рассказывает об одном из крупнейших российских предприятий, находящихся в руках государства - железных дорогах.

На кону огромные деньги: в 2012 году РЖД распределила среди частных подрядчиков контракты более чем на $22,5 миллиарда и более $19,7 миллиарда она заплатила своим сотрудникам.

В марте, после того как Россия аннексировала Крым, Якунин в числе других высокопоставленных россиян и представителей ближнего круга Путина попал под санкции, введенные США. Американское министерство финансов охарактеризовало его как “наперсника Путина” (confidant), который “регулярно консультируется с Путиным по вопросам, относящимся к компании РЖД”.

Он знаком с Путиным с 1990-х годов, когда оба жили в Санкт-Петербурге. Путин назначил его главой РЖД в начале своего второго президентского срока в 2005 году.

Якунин не ответил на запросы Рейтер, касающиеся этой статьи, но от его пресс-секретаря в ОАО РЖД пришли письменные комментарии.

“Закупочная деятельность ОАО РЖД осуществляется в строгом соответствии с профильным действующим законодательством”, - написал Александр Пирков.

Тендеры были организованы “максимально прозрачно”, а закупочная деятельность, по его словам, “многократно проверялась компетентными государственными органами, включая Счётную палату РФ”.

РЖД сообщило, что все упомянутые Рейтер компании работали в соответствии с законом, что они честно получили контракты и исполнили их надлежащим образом.

Крапивин не ответил на письмо Рейтер с просьбой прокомментировать это. Вместо этого позвонил его сын. Алексей Крапивин сказал, что его отец не имеет никакого отношения к подрядчикам железных дорог и трансакциям, о которых идет речь в этой статье. Он сказал, что любое предположение об обратном будет “бредом собачьим”. От подробных комментариев он отказался.

АУКЦИОНЫ

В восточной части Москвы, утопающей в зелени, стоит дом с красной крышей и детской площадкой во дворе. Прошлым летом там собирались покурить молодые мужчины в джинсах и футболках.

Этот дом таит в себе больше, чем кажется на первый взгляд. Здесь зарегистрирована штаб-квартира компании, начиная с 2010 года выигравшей контракты РЖД и ее дочерних фирм на 9 миллиардов рублей ($270 миллионов). В документации указано, что в ней работает более ста человек.

Когда репортер наводил справки в этом доме, к нему вышел мужчина с бритой головой и татуировками на руках, которому на вид было за 40. На вопрос, где находится компания “МПЦентр ЖАТ”, подрядчик РЖД, он послал за человеком помоложе, чьи волосы были выстрижены по бокам, а на затылке собраны в хвост.

“Они здесь сидят. У них офис на втором этаже, но они приходят только раз в неделю”, - сказал мужчина с хвостом.

МПЦентр вошел в выборку из десяти компаний, деятельность которых изучил Рейтер. Вместе, с 2007 года, как свидетельствуют тендеры и другие документы, они получили от Российских железных дорог больше $2,5 миллиардов.

Рейтер выбрал эти фирмы, поскольку они претендовали на контракты по одним и тем же видам работ, в основном модернизации систем сигнализации и систем управления движением поездов. Они были отобраны из длинного списка железнодорожных подрядчиков, предоставленного живущим в Великобритании российским банкиром Германом Горбунцовым, который выжил после покушения на него, произошедшего в 2012 году в деловом районе Лондона Кэнари Уорф.

Перед тем как покинуть Россию Горбунцов в доле с Крапивиным владел Столичным торговым банком, известным также как СТБ. Все 10 железнодорожных подрядчиков, деятельность которых была изучена Рейтер, имели счета в этом банке.

На первый взгляд, РЖД предлагает контракты частным подрядчикам через открытые тендеры, где действуют законы рынка. Однако несколько человек, знакомых с процессом распределения контрактов, заявили, что некоторые подрядчики действовали сообща для того, чтобы выиграть тендеры. Как они говорят, это делается либо компаниями, которые остаются единственными участниками конкурса, либо с помощью переговоров с конкурентами о том, чтобы заранее выбрать победителя или завысить цены. Рейтер не смог проверить эти обвинения.

Проведенный Рейтер анализ тендеров, в которых участвовали эти 10 компаний, показал, что они не предпринимали особых усилий для того, чтобы выигрывать контракты за счет снижения цены. Из 185 случаев, где был указан победитель, 79 были заключены по цене всего на 0,5 процента - до последней копейки - ниже максимальной, которая была установлена РЖД. Следующие 35 победителей получили контракты по цене на один процент ниже стартовой.

Установить происхождение и проследить за деятельностью этих 10 железнодорожных подрядчиков было трудно. Двумя крупнейшими бенефициарами, исходя из стоимости полученных от РЖД контрактов, были МПЦентр ЖАТ и компания под названием Транссервисавтоматика ТСА). С 2010 по 2013 годы они были единственными конкурентами в борьбе за контракты на сумму более $340 миллионов. МПЦ и ТСА выступали как соперники и на первый взгляд казались самостоятельными юридическими лицами.

Чтобы узнать о них больше, Рейтер решил посмотреть на их головные офисы. Согласно российскому реестру юридических лиц, штаб-квартира МПЦ находилась в том самом доме с детской площадкой во дворе, где наш корреспондент никого не застал. Головной офис ТСА по документам должен был располагаться в пятнадцатиэтиажном здании сразу за Московской кольцевой автодорогой. Там находились бизнес-центр, автомобильный дилерский центр, фитнес-клуб, салон красоты, отделения двух банков, цветочный и продуктовый магазины, но не было ни одного признака присутствия ТСА. Охранник нашел упоминание о ней в компьютере, но сказал, что её офиса там нет.

Помимо неуловимости у МПЦ и ТСА есть другие разительные сходства в том числе тот факт, что они были зарегистрированы в один и тот же день в 2005 году одним и тем же лицом и что однажды в один и тот же день они открыли счета в банке СТБ.

Эти пересечения на были простыми совпадениями, сказал бывший менеджер, работавший в обеих компаниях в разное время в середине 2000-х годов. Эти две компании фактически были частью одной группы и вместе участвовали в тендерах на контракты РЖД, “для уверенности” в победе владельца группы.

В документах МПЦ и ТСА указывают в качестве своих руководителей двух разных людей. Никто их них не ответил на неоднократные просьбы прокомментировать ситуацию.

В отношении этих двух компаний пресс-секретарь Якунина Пирков написал: “Они являются благонадежными поставщиками и полноценно функционирующими предприятиями”.

“Поставки в рамках заключенных контрактов осуществлялись в срок, продукция была надлежащего качества. Никаких фактов неблагонадежности выявлено не было”.

Из 10 проверенных компаний только одна - “Желтрансавтоматика” - находилась по зарегистрированному юридическому адресу и Рейтер обнаружил там работающих людей. Менеджер компании не ответил на письменные вопросы.

Четыре из этих 10 компаний указали юридические адреса, где никто и не слышал о них. Вместо их штаб-квартир там находились склад по соседству с автомагистралью, автосервис и дорогой магазин детских товаров в центре Москвы.

Кому принадлежат эти компании? Форма собственности МПЦ не обязывает юридическое лицо раскрывать имена своих акционеров. Формальные владельцы остальных девяти подрядчиков РЖД представляют из себя пеструю компанию. По уставным документам, каждая фирма принадлежала одному или двум физическим лицам, в общей сложности, ими владели 10 женщин и трое мужчин.

Те владельцы, которых удалось найти, живут в скромных московских многоквартирных домах. В одном из потрепанных зданий человек, указанный в официальных документах в качестве единственного собственника одного из подрядчиков, подтвердил, что был формальным владельцем фирмы до последнего времени. Однако на самом деле, сказал он, они никогда реально не контролировали деятельность компании, а действовали как подставные владельцы, скрывая настоящих собственников компании.

Фиктивный учредитель знал, что бизнес компании связан с контрактами РЖД, но не имел другой информации о ее операциях. Он предположил, что подрядчика контролировал Андрей Крапивин, тот самый, кого Якунин однажды назвал своим “советником на общественных началах”.

“Я знаю Алексея Крапивина”, - сказал формальный учредитель фирмы о сыне Андрея Крапивина. По его словам, именно сын организовал бизнес компании с РЖД. Как говорит учредитель, Крапивин-старший был “главным человеком”, стоящим за этим бизнесом, в то время как его сын решал практические вопросы.

В телефонном разговоре сын Крапивина Алексей сказал, что СТБ принадлежал Горбунцову, а не его отцу, и что его отец не стоял за железнодорожными подрядчиками. На дальнейшие вопросы он не ответил. В письменном заявлении, подписанном Андреем Крапивиным говорится, что он был акционером СТБ с 2007 по 2009 годы. В открытой документации банка также указывается, что в 2008 году ему принадлежала доля в проекте.

Пресс-секретарь Якунина не стал отвечать на вопрос, имеет ли Крапивин отношение к какому-либо из 10 подрядчиков, но исключил возможность каких-либо нарушений.

ТРАНСАКЦИИ

От паровых локомотивов времен революции и “Доктора Живаго” до двухэтажных экспрессов, с грохотом мчащихся к местам соревнований зимней Олимпиады в Сочи, железные дороги помогали строить Россию, став связующим звеном в географии страны и сквозным мотивом ее культуры.

Когда в апреле 1917 году Владимир Ленин вернулся из ссылки, чтобы встать во главе революционного движения, он ехал из Финляндии в Санкт-Петербург, при царях игравший роль столицы, на паровозе. К 21-му веку РЖД надеялась модернизировать историческую железнодорожную ветку и пустить по ней электропоезда, развивающие скорость в 220 километров в час.

Одним из крупнейших бенефициаров этого проекта стал частный подрядчик под названием Сетьстройэнерго. В общей сложности, РЖД заплатило Сетьстройэнерго за период между 2007 и 2013 годами почти $1 миллиард, что следует из открытой информации об итогах тендеров и базы данных банковских операций, предоставленной Горбунцовым.

Когда, порвав с деловыми партнерами, в том числе с Крапивиным, Горбунцов покинул Россию, он взял с собой ноутбук. В нем помимо других баз данных банка содержались записи о миллионах трансакций, проведенных через СТБ с начала 2007-го по конец 2009 года. Деньги крутились через водоворот счетов, что, по словам Горбунцова, осложняло задачу внешних аудиторов или налоговых проверяющих проследить их путь.

Чтобы понять, что случилось со средствами РЖД, Рейтер изучил финансовые потоки, лившиеся в Сетьстройэнерго и из нее, по записям базы данных Горбунцова. Подлинность архива была проверена по выборке трансакций через независимые источники.

В период с 2007 по 2009 год РЖД, согласно базе данных, перечислили $772 миллиона на счет Сетьстройэнерго в СТБ. Эти платежи и последовавшие трансакции выглядели похожими на схему, описанную Горбунцовым.

Например, РЖД сделало в адрес Сетьстройэнерго 98 платежей общим размером в $211 миллионов, но деньги практически мгновенно уходили на другие банковские счета. В каждой из этих трансакций Сетьстройэнерго получало от РЖД сумму денег и в тот же день или на следующий рабочий день платило точно такую же сумму компании, называвшейся Строймонтаж.

Деньги уходили на счет Строймонтажа в Банк Индустриальный кредит (Инкредбанк). Этим банком тоже управлял Горбунцов, Крапивин не был его совладельцем.

Кто контролировал Строймонтаж и его счет в Инкредбанке, неясно, так же как и то, почему компания получала платежи от Сетьстройэнерго. Строймонтаж был ликвидирован в 2010 году, а его владельцы и менеджмент не оставили за собой никаких следов. Сетьстройэнерго отказалось от комментариев.

База данных Горбунцова содержит информацию о трансакциях обоих банков: Инкредбанка и СТБ. По этим данным, Строймонтаж быстро отправлял полученные деньги другим юридическим лицам. Часть денег уходила на счета за пределами Инкредбанка и СТБ, но большинство циркулировало по множеству счетов в этих двух банках.

За 30 месяцев начиная с 2007 года Строймонтаж перевел немногим больше трети средств, которые он получил, на счета за пределами СТБ и Инкредбанка. Похоже, если исходить из открытых данных и разговоров с местными железнодорожными чиновниками, эти деньги шли железнодорожным подрядчикам за такие работы, как прокладка новых железнодорожных путей и установка сигнального оборудования.

Однако почти две трети средств, которые получал Строймонтаж быстро уходили на счета других компаний, открытых в СТБ или Инкредбанке. Поиск по корпоративной и тендерной документации, решениям судов, справочникам и сообщениям в прессе не обнаружил связи между этими компаниями с выполнением работ на железных дорогах. Найти представителей этих фирм и обратиться к ним с просьбой о комментарии было невозможно.

Одним из получателей средств была компания Легатта, чьи счета обслуживались в СТБ. По опубликованным данным, доход Легатты за год к концу 2007 года составил лишь $3.800. Однако в тот же период банковская база данных показала, что Строймонтаж заплатил этой компании $115 миллионов. Рейтер не удалось связаться с Легаттой.

Компания под названием Юниволд тоже была получателем средств Строймонтажа. С мая 2007 года по октябрь 2007 года, согласно базе данных, ей было перечислено $67 миллионов. Рейтер не смог найти данных о Юниволде. В 2010 году компания упоминалась в одном из решений московского суда, которое не имело отношения к РЖД. В нем говорилось, что налоговые власти потребовали закрыть счет Юниволда в Инкредбанке, поскольку подозревали, что компания реально не занимается бизнесом.

В некоторых компаниях, получавших деньги от Строймонтажа, люди, зарегистрированные как формальные владельцы, говорили, что ничего не знали о фирмах, которыми они предположительно владели.

Еще одним получателем средств была компания с названием Трастком со счетами в СТБ. Её владелец Надежда Коростылёва по документам была зарегистрирована на юге Москвы. Дверь открыла ее дочь Василиса, которая сказала, что её мать там больше не живет. По ее словам, компаниями ее мамы приходили интересоваться многие.

“Несколько лет назад знакомый ее знакомого попросил ее учредить компанию”, - сказала дочь Коростылёвой. Этот человек снял копию с ее паспорта и попросил ее подписать несколько бумаг.

“Фирмы все еще зарегистрированы на ее имя”.

Вдобавок к $772 миллионам, которые Сетьстройэнерго получила от РЖД с 2007 по 2009 год, с 2010 по 2013 годы подрядчик также выиграл тендеры РЖД более чем на $223 миллиона, что видно из открытых данных.

Сетьстройэнерго отказалась давать комментарии для статьи. Публичная информация об этой компании ограничена, поскольку она является закрытым акционерным обществом и может не разглашать имена своих владельцев.

Формально ее головной офис состоит из единственной комнаты и находится в неприглядном офисном центре в блочном доме в районе Тушино на северо-западе Москвы. Корреспондент Рейтер приехал по этому адресу в рабочее время, но там никого не было.

(Курс рубля $0,0304 на конец 2013 года)

* Примечание редактора: эта статья частично основана на базе банковских трансакций, предоставленных бывшим российским банкиром Германом Горбунцовым, который сейчас живет в эмиграции. Рейтер подтвердил подлинность фрагментов архива, показав образцы номеров счетов и имена держателей корпоративных счетов сотрудникам российских налоговых органов. Они сказали, что данные соответствуют их информации. Бывший сотрудник одного из подрядчиков РЖД, не имеющий связи с Германом Горбунцовым, также раскрыл внутренние данные о сделках его компании с РЖД. Эти детали совпали с банковскими трансакциями, записи о которых сохранились в базе Горбунцова. Некоторые денежные переводы из России в зарубежные банки, отраженные в базе данных, были также сличены с банковскими данными, раскрытыми в Нью-Йорке по не связанному с РЖД поводу. Они также подтвердили подлинность базы Горбунцова.

При участии Глеба Столярова. Редакторы Ричард Вудз, Саймон Робинсон и Майкл Уильямс

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below