4 июля 2014 г. / , 12:47 / 3 года назад

РЕПОРТАЖ-Жители Славянска прячут детей от перекрёстного огня

СЛАВЯНСК Украина (Рейтер) - Когда в Славянске, осаждённом украинской армией, начинается ежедневный артобстрел, те, кто еще не сбежал из охваченного боями города, берут детей и спускаются под землю.

Мужчина с дочерью идут за водой в Славянске 1 июля 2014 года. REUTERS/Shamil Zhumatov

Если залпы гремят не совсем близко, то перед тем, как бежать в погреба и подвалы, горожане берут с собой стулья и запасаются одеждой, водой и едой - обстрел может продолжаться часами и целыми ночами.

“Мы живем в подвале”, - говорит Светлана Добрострой, которая остается в Славянске с 6-летней дочкой и 10-летним сыном.

“Дети очень боятся. Они знают, что война. В погреб бегут первыми”.

С тех пор как в середине апреля Славянск был занят вооружёнными боевиками, добивающимися присоединения Восточной Украины к России, из города со 130-тысячным населением уехали, по примерным оценкам, около половины жителей.

С тех пор правительственные войска пытаются подавить восстание, охватившеее десятки городов и поселков в русскоязычных регионах и наносят удары по позициям сепаратистов в самом Славянске и его окрестностях.

Несмотря на растущую опасность и лишения, многие семьи с детьми остались в городе, поскольку считают, что у них или нет выбора, или им не хватит денег на жизнь в другом месте.

Добрострой не получала зарплаты с тех пор, как еще в начале вооруженного противостояния закрылся масложировой комбинат, на котором она работала, и решила остаться в городе из опасений, что детям будет плохо в незнакомом месте.

“У меня вообще нет денег, - говорит 29-летняя Добрострой, у которой в запасе осталось только 20 гривен ($1.70). - У меня нет родственников, я вообще одна. Я не могу ехать в никуда. Там не понравится, как ходят мои дети, как разговаривают, кушают, играют... Я не знаю, понравится ли это чужим людям или нет”.

Дома у другой молодой матери, Натальи Жуковой, нет подвала, поэтому она вместе с 13-летней дочерью во время артобстрелов прячется в коридоре, держась подальше от окон.

“У меня тут мама-диабетик, слепая, и бабушка старая под 90 лет, - говорит она. - Куда ж я поеду? Куда ж я брошу бабушку? Да она в дороге умрет, если ее куда-то перевозить”.

БЕЗ СВЕТА, ВОДЫ И ДЕНЕГ

Со дня взятия города сепаратистами, противостоящими прозападному правительству в Киеве, большинство взрослых в Славянске потеряли работу, зарплату, пенсии и пособия.

В большей части города нет электричества. Доступ к питьевой воде по-прежнему есть, но без электричества не работает насос, так что каждое утро жители города выстраиваются в очереди с канистрами, ведрами и бутылками на фильтровальной станции. 

”За два с половиной месяца город превратился в город-призрак”, - говорит Марина Олейник, возглавляющая городской центр социальных служб для семьи, детей и молодежи. У нее есть неофициальные данные о том, что из Славянска уехали около половины жителей.

“Около месяца назад около четырех тысяч детей было в городе, - сказала Олейник. - Сейчас, естественно такой учет не ведется”.

Её центр был закрыт в июне, когда в городе кончились деньги, но Олейник не оставляет попыток эвакуировать из города всех, кто хочет уехать.

Украина и России открыли центры беженцев для тех, кто уезжает из зоны боевых действий, в том числе для семей из Славянска, который оказался в эпицентре сражений из-за своего стратегически удобного расположения. Некоторые беженцы нашли приют на турбазах на берегу Черного моря или в палаточных лагерях.

По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, около 110.000 украинцев на востоке страны были вынуждены покинуть свои дома и переехать в Россию и еще 54.000 нашло убежище в других частях Украины.

Большинство из них живут у друзей или родственников.

Жизни тех, кто остался - и взрослых, и детей, - все время угрожает опасность.

Тридцатилетняя жительница Славянска, представившаяся Ольгой, говорит, что ей некуда ехать с 5-летним сыном Ярославом, и она не получает зарплаты с тех пор, как закрылось рекламное агентство, в котором она работала до захвата города. Она рассказала, как в один из дней оглушительное эхо залпа застало её с ребенком на центральной площади города.

Она говорит, что выезжала из Славянска уже несколько раз, но все время возвращалась обратно.

“Ярик уже привык, - говорит она о сыне. - Но когда возвращаемся, спрашивает: мама, зачем мы едем, там же стреляют?”

“Боишься, когда стреляют?” - спрашивает она мальчика, на что тот тихо отвечает: “Да”.

ПЕРЕМИРИЕ ПРОВАЛИЛОСЬ

Объявленное на десять дней прекращение огня не остановило артобстрела и сражений в окрестностях Славянска, и с тех пор, как оно истекло вечером в понедельник, перерывы в разносящейся по городу канонаде тяжелых орудий редко длились дольше нескольких часов.

Сколько мирных жителей оказалось среди сотен убитых в последние месяцы на востоке Украины, неясно. Артиллерийский огонь, открытый в Славянске после формального завершения перемирия, был настолько яростным, что на горе Карачун на краю города рухнула попавшая под обстрел телевышка.

Артиллерийские снаряды и мины регулярно попадают в многоэтажные жилые здания, магазины, машины, больницы и школы. Горожане всегда рискуют попасть под огонь, даже сидя дома.

Пенсионер Валерий 63 лет показал огромную дыру в кирпичной стене своего жилища.

“Снаряд залетел сегодня - и нема квартиры, - сказал он. - У меня жена и дочка только вошли в эту комнату. Их засыпало (обломками), я их еле отрыл”.

Его 14-летнюю внучку увезли в больницу с небольшими ранениями, контузией и сотрясением мозга.

Если поначалу многих в Славянске вдохновляло вооружённое восстание - жители шли в ополчение или помогали боевикам, нося им еду и деньги - то последствия заставили некоторых жалеть о случившемся.

Работавшая в рекламном агентстве Ольга говорит, что боевики устанавливают орудия среди жилых домов, вызывая на них ответный огонь. Она больше не видит в них защитников местных жителей от украинских властей в Киеве.

“Ополченцы ставят пушки в жилых массивам, а те (украинские силы) в ответ бьют по жилым массивам. Такое ощущение, что ополченцы специально разбивают город, - говорит Ольга. - У нас была цель, мы хотели быть независимыми. Мы ополчению помогали. А сейчас этой цели мы не видим, мы видим, что происходит хаос. Это безвластие и бесправие”.

Добрострой тоже жалеет о прошлом. Она вздыхает, вспомнив о последних спокойных днях на Украине, перед тем как на майдане в Киеве начались протесты против президента Виктора Януковича, чей отказ от курса на Запад стоил ему поста и вылился в кровопролитную революцию.

“Я бы вернулась в ноябрь 2013 года. Майдана чтобы не было, у нас всего тоже чтобы не было”, - говорит она.

“Пошла бы на работу, отвела бы детей в школу. Спокойно бы жили с детьми здесь”.

Московское бюро

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below