October 23, 2017 / 5:20 PM / in 6 months

Вдова убитого в Сирии российского майора добивается помощи от властей

Мария Цветкова

Кадр из видеозаписи , на котором Виталина Бордова сидит у могилы своего мужа, погибшего в Сирии. Симферополь, 18 октября 2017 года. REUTERS/Reuters TV

СЕВАСТОПОЛЬ, Крым (Рейтер) - Виталина Бордова много раз перечитывала последнюю СМС от своего мужа, майора российской морской пехоты, которую он отправил из Сирии 18 апреля. Через полчаса после этого он попал под минометный обстрел и погиб от смертельного ранения в голову.

С тех пор как 42-летний Сергей Бордов погиб в Сирии, его жена пытается добиться у российского Минобороны материальной поддержки, которая, по ее мнению, полагается ей, как вдове офицера.

Бордова рассказала о споре с Минобороны в интервью Рейтер. За два года российской военной операции в регионе она - первая из родственников погибших в Сирии военных, которая открыто пожаловалась на то, как с ней поступили.

Министерство не ответило на запрос о комментарии относительно спора.

Ее история показывает, как война в Сирии становится все более тяжким бременем для россиян, на жизнь которых она влияет, и как она превращается из быстрой антитеррористической операции в затяжную проблему, связанную с финансовыми обязательствами.

Истинное число жертв сирийского конфликта является чувствительным вопросом для России, которая понесла многочисленные потери в Афганской войне, завершившейся в 1989 году.

Согласно подсчетам Рейтер, двухлетняя российская операция в Сирии унесла жизни более 80 российских военных, в числе которых высокопоставленные офицеры и частные военные специалисты. Официальные данные свидетельствуют, что число погибших составило 39 человек, так как Минобороны не раскрывает информацию о всех жертвах.

ЗАТЯЖНАЯ ВОЙНА

Российские власти отрицают, что занижают потери в Сирии, где Москва ведет операцию в поддержку президента Башара Асада.

Официально Россия участвует лишь в военно-воздушной операции в небе над Сирией с небольшим количеством сил специального назначения на земле. Москва отрицает, что ее войска задействованы в регулярных наземных боевых операциях.

Война становится все более затяжной, затрагивая все больше людей по мере увеличения количества погибших.

Бордова, которая работает военным психологом, сказала, что в месяц получает 8.600 рублей. По ее словам, раньше их семья жила в основном на заработок мужа.

После его смерти она получила около $17.000 - одну пятую часть страховой компенсации, которую она разделила с ближайшими родственниками ее мужа - детьми от предыдущего брака и матерью.

Она не получила пенсию, положенную вдовам ветеранов боевых действий, или квартиру, которая, как утверждает Бордова, должна быть предоставлена ей министерством обороны, обеспечивающим жильем военнослужащих после выслуги определенного количества лет.

Спор связан с тем, что официально она все еще прописана в квартире первого мужа, с которым развелась три года назад. По словам чиновников, это значит, что она не входит в категорию людей, которые проживают одни и нуждаются в обеспечении жильем и пенсии.

УСТАЛ ОТ ШТАБНОЙ РАБОТЫ

Однако Бордова утверждает, что это не справедливо, поскольку она не живет со своим первым мужем и не может продать долю его квартиры, которая номинально ей принадлежит.

Бордова также не может сменить регистрацию, пока у нее нет собственной квартиры, и только при наличии своей квартиры она может считаться одиноко проживающей и получить право на пенсию.

“Зарплата у меня очень маленькая, - сказала Рейтер Бордова, которая сейчас живет в доме своих родителей вместе с дочерью от предыдущего брака. - У меня нет денег на адвокатов. Мой муж меня содержал”.

Она вспомнила момент, когда ее мужу, уставшему от штабной работы, на которую его перевели незадолго до этого, предложили поехать в Сирию.

“Мы с ним вместе в машине ехали. Ему позвонили, предложили поездку эту: “Есть возможность, не хотите ли вы?” Он сказал, я отвечу через пять минут. И спросил меня: отпустишь ли меня?” - вспоминает Бордова.

“Я ничего не ответила и стала плакать. Не перезвонил через пять минут. Мы потом поднимались в лифте, он спросил еще раз. Я тогда ему прямо в лифте и сказала: я не могу тебя держать и не могу тебя отпустить”.

Рейтер ознакомился с официальным ответом Минобороны Бордовой, в котором говорится, что она не имеет права на получение квартиры, так как владеет одной третью в квартире своего первого мужа.

Бордова говорит, что в управлении соцзащиты ей выдали документ, свидетельствующий о том, что она является членом семьи погибшего ветерана войны. Удостоверение давало ей право на пенсию вдовы.

Но сотрудник управления забрал у нее это удостоверение, узнав, что она зарегистрирована в квартире бывшего мужа и потому не может считаться одиноко проживающей. Один из сотрудников управления подтвердил Рейтер, что, по его мнению, Бордова не имеет права на получение пенсии по закону о ветеранах.

Перевели Ксения Орлова, Марина Боброва и Вера Сосенкова. Редактор перевода Антон Колодяжный

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below