March 20, 2018 / 11:47 AM / 9 months ago

МНЕНИЕ-Создание нового имиджа России - следующая большая цель Путина

(Рейтер) - (Агния Григас - старший научный сотрудник Атлантического совета. Изложенные ниже взгляды отражают ее личную точку зрения.)

Фотография Владимира Путина в ЦИК в Москве 19 марта 2018 года. REUTERS/Sergei Karpukhin

Как и следовало ожидать, Владимир Путин одержал победу на прошедших в воскресенье так называемых “выборах” и был переизбран на четвертый президентский срок. Теперь у него есть возможность продолжать укреплять власть, проводить экспансионистскую внешнюю политику и обострять конфликт с Западом. Однако одной из его самых важных задач для укрепления статуса может быть то, что до сих пор оставалось вне поля зрения, а именно развитие в стране постсоветской идеологии.

С приходом к власти в 1999 году Путин дал определение современной России и стал с ней ассоциироваться. К концу четвертого президентского срока в 2024 году (учитывая пребывание в должности премьер-министра с 2008 по 2012 годы) Путин будет находиться у власти дольше, чем любой другой российский или советский лидер кроме Иосифа Сталина. В 2014 году первый заместитель руководителя администрации президента РФ Вячеслав Володин сказал: “Есть Путин - есть Россия, нет Путина - нет России”.

Путин не просит от Запада и россиян ничего, кроме принятия этой точки зрения. Несмотря на протяженность территории и многонациональное общество, Россия стала заложником Путина и его формирующейся идеологии. Все это говорит о кризисе идентичности. Для страны, желающей получить статус великой державы и цивилизации, а не вотчины Путина, России требуется программное заявление - идеология, рисующая особое видение мира.

Путину необходим этот “смысл существования” не только, чтобы отвлечь внимание от стагнации экономики, но так же для того, чтобы оставить наследие, отличное от западной модели либеральной демократии. Хотя многие из его недавних решений кажутся импульсивными, его ближайшее окружение все активнее формирует основы зарождающейся национальной философии.

Может показаться, что развитие идеологии едва ли является задачей популярного автократичного режима, который не боится играть мускулами, демонстрируя военную мощь и хвастаясь ядерным оружием. Однако формирование собственного видения себя - это важная экзистенциальная задача для страны, в которой современная система государственного устройства до сих пор является чем-то новым и которая лишь недавно отошла от политических целей, основанных на советской концепции марксизма-ленинизма. Создание нового имиджа приобретает еще большую значимость для страны, которая стремится играть важную роль на мировой арене, но не готова считаться с западными нормами внутренней политики и международной дипломатии.

Что может стать основой новой российской идеологии? В первые годы после прихода к власти Путин обещал россиянам процветание и стабильность. Однако в условиях отсутствия диверсификации экономики, ее большей зависимости от экспорта природных ресурсов, роста коррупции и, что еще важнее, начала обвала нефтяного рынка в 2014 году, разговоры о процветании звучат все менее убедительно.

В последние годы Кремль продвигал ряд отдельных идей: суверенитет, консерватизм, православие и мессианское стремление получить статус великой державы. Суверенитет стал лозунгом Кремля после вторжения НАТО в Косово в 1999 году. Наиболее значимые призывы Путина к сохранению национального суверенитета были отражены в 2013 году в его статье для газеты New York Times, в которой он выступал за применение международного права для борьбы с односторонней интервенцией США в Сирию. С тех пор Москва подчеркивает неотъемлемость “национального суверенитета”, который наделяет государства абсолютной властью над своими территориями в противовес американскому или европейскому понятию ограниченного суверенитета власти. Статья Путина наряду с решением Москвы в том же году предоставить убежище экс-сотруднику ЦРУ США Эдварду Сноудену стали первыми попытками Москвы казаться нравственным глобальным игроком, противостоящим, главным образом, Америке.

В действительности, зарождающаяся в России идеология по большей части характеризуется тем, чему она противостоит, а не за что выступает. Она антиамериканская, антизападная, антилиберальная, антиглобализационная, антикосмополитическая и антипрогрессивная. Во многих своих выступлениях Путин ссылается на Ивана Ильина, российского философа, который в 1950-х годах писал, что такие термины как демократизация, либерализация и свобода являются инструментами уничтожения единства и евразийского духа российской цивилизации.

Дополнительным элементом новой идеологии России является социальный консерватизм, или так называемые “христианские ценности”, как это понятие понимает Русская православная церковь. “Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей”, - сказал Путин в 2013 году. “Это прямой путь к деградации”. Исходя из того, что лишь от 15 до 20 процентов 142-миллионного населения России регулярно посещают Русскую православную церковь, а также с учетом атеистических советских взглядов, удивительно, что церковь стала играть одну из ключевых ролей в формировании новой концепции национального самосознания России. На практике это привело к введению ряда законов, запрещающих богохульство и так называемую “пропаганду гомосексуализма” и декриминализирующих насилие в семье.

Стремление России к статусу великой державы связано с ее предполагаемой мессианской миссией. Одной из ключевых концепций здесь является концепция Русского мира, объединяющая по меньшей мере 35 миллионов носителей русского языка за пределами Российской Федерации, в том числе в таких бывших советских республиках, как Грузия, Молдавия и Украина.

В понимании Кремля российские соотечественники рассматривают Путина как нового “собирателя земель русских” в традициях Ивана Грозного, который в конце XV века втрое увеличил территорию Московского государства. Действительно, параллели между нынешней внешней политикой России и ее бывшей имперской доктриной поразительны. Русский мир - это современная альтернатива территориальным амбициям СССР или царской империи.

Тем не менее важно отметить, что эти разрозненные составляющие консерватизма, отрицания Запада и самовозвеличивание не формируют единого целого. Идеология представляет собой более сложное явление, включающее, как правило, такие ключевые элементы, как экономическая теория. Хотя Путин и может попытаться предложить альтернативное видение мира, пока Кремль оказался неспособен предоставить привлекательную альтернативу западному образу жизни.

В течение предстоящих шести лет правительство Путина приложит усилия для того, чтобы закрепить и кодифицировать альтернативный взгляд на мир - взгляд, который Россия предложит как для внутреннего потребления, так и на экспорт. Для Кремля это видение будет олицетворять собой легитимность и патриотическую миссию, заявленную на XXI век. Западу между тем важно распознать мнимость этого видения, чтобы не попасть в ловушку и принять его за основу режима. Запад выиграл холодную войну, одержав победу в борьбе за идеи и идеалы. И он снова выиграет, если сможет преодолеть трудности, связанные с ухудшением отношений между политически разрозненными Соединенными Штатами и распадающейся Европой, и останется верным видению и миссии, которая носит более позитивный характер, чем все, что бы ни планировал Путин на свой последний срок в должности президента.

Агния Григас. Перевели Ксения Орлова и Вера Сосенкова. Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below