January 14, 2020 / 12:22 PM / 5 months ago

АНАЛИЗ-"Управленческая пробуксовка": обещания Путина вновь под угрозой из-за неадекватных целей

МОСКВА (Рейтер) - Россияне могут не дождаться исполнения предвыборного обещания Владимира Путина превратить Россию в страну мечты - майские указы в очередной раз рискуют остаться на бумаге или вылиться в манипуляции цифрами из-за непросчитанных целей и противоречивых задач, говорят чиновники и эксперты.

Президент РФ Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции в Москве, 19 декабря 2019 года. REUTERS/Evgenia Novozhenina

Спустя почти два года после провозглашения целей чиновники настроены скептично, жалуясь на недостаточную проработку нацпроектов, отсутствие системы измерения показателей и мониторинга их воплощения в жизнь, а экономисты подливают масла в огонь, указывая на провал исполнения прошлых майских заветов Путина от 2012 года.

На этом фоне нежелание нести ответственность за заведомо завышенные показатели все чаще приводит к спорам, временами публичным, среди чиновников, эффективность работы которых должна оцениваться исходя из степени достижения национальных целей.   

“Нервозность нарастает. Нарастает по линии правительства и ведомств, между правительством и администрацией президента. Никто не хочет отвечать за неисполнение показателей. У всех есть желание на кого-то переложить ответственность”, - сказал Рейтер высокопоставленный чиновник одного из федеральных ведомств на условиях анонимности.

“Идет управленческая пробуксовка, которая не пойми чем и когда закончится. А из-за того, что все напряжены психологически и морально, идут сбои по всем направлениям”.

Оказавшись в кремлевском кресле в четвертый раз, Путин описал будущее страны в новом майском указе, постановив дольше и богаче жить, лучше учить и лечить, больше рожать, меньше умирать, сделать дороги ровными, а воздух - чистым.

Согласно целям, выполнить которые предписано правительству, к 2024 году Россия должна войти в пятерку крупнейших экономик мира с темпами роста выше среднемировых, или не менее 3% в год, продемонстрировать технологический рывок и сократить бедность вдвое.

Способствовать достижению целей должны 12 нацпроектов, на финансирование которых до 2024 года из федерального бюджета будет потрачено 13,2 триллиона рублей, с учетом регионов - 18,2 триллиона рублей, а всего с учетом внебюджетных источников - 25,7 триллиона рублей here.

Однако собеседники Рейтер говорят, что с самого начала была допущена коммуникационная ошибка: цели и проекты предъявили практически без обсуждения, поэтому сейчас ничего не остается кроме как “подгонять под заданные параметры”.

“Показать улучшение и углубление - не проблема. Как с высококвалифицированными рабочими местами? Методику изменили и достигли. Как с доходами населения? Отменили публикацию и все”, - сказал глава ассоциаций компаний розничной торговли (АКОРТ) и негосударственных пенсионных фондов (АНПФ), бывший замминистра экономики Сергей Беляков.

ПОШАМАНИТЬ

Ответственными за реализацию указа Путин назначил вице-премьеров, министров и губернаторов. Их работу будут оценивать, в том числе, на основании ключевых показателей эффективности (KPI), которые привязаны к целевым индикаторам национальных проектов.

Например, KPI первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова – это темпы роста ВВП, объем несырьевого экспорта и производительность труда в несырьевых отраслях, численность занятых в малом и среднем бизнесе, следует из паспортов here нацпроектов here

С социального вице-премьера Татьяны Голиковой будут спрашивать за показатели прироста населения и реальных доходов граждан, а с вице-премьера Максима Акимова, курирующего транспорт - за качество дорог и число погибших в ДТП.

KPI существуют в виде поручений президента, но утвержденной методики, как их считать, нет, жалуются чиновники.  

“KPI сформированы довольно обще. Например, есть KPI “уровень образованности населения”. Но что это такое, как это определить, никто не знает”, - сказал источник в одном из региональных правительств, который просил не упоминать своего имени.

Наццели и нацпроекты довольно условно связаны между собой, отсутствуют комплексный мониторинг и контроль за реализацией нацпроектов, а целевые показатели устанавливались без учета реальных возможностей субъектов, что может привести либо к неисполнению показателей, либо к их искажению, считает замглавы Счетной палаты Галина Изотова.

“Не все KPI адекватные и выполнимые. Или выполнимые только манипуляциями - посчитать, пошаманить”, - соглашается чиновник одного из федеральных ведомств.

“Люди не могут просто взять и перестать умирать. Надо вкладывать в здоровье тех, кому до 40. А если ты всю жизнь курил, пил, ел много холестерина, то уже все, накопленный эффект”.

Первой целью в указе Путина значится поручение правительству обеспечить рост продолжительности жизни россиян до 78 лет к 2024 году и до 80 лет к 2030 году с 73 лет в настоящее время.

Другая цель - улучшать жилищные условия для 5 миллионов семей ежегодно и поручение строить не менее 120 миллионов квадратных метров в год.

“Но тут возникает вопрос - а нужно ли это для того, чтобы жилье стало доступным? В некоторых регионах, например, в Татарстане, жилья с избытком, никто не покупает - недоступная ипотека, низкие доходы. Но присылают цель - строй больше. А кто это будет покупать? Механически всем расписать: ты - 10 миллионов, ты - 10 миллионов - это бред”, - говорит чиновник.

Система KPI должна включать в себя наблюдение за динамикой, оценку того, в правильном ли направлении идет движение, а если нет, власти должны решать, что именно нужно поменять, говорит Беляков.

“Но у нас же никто так не делает. У нас все состоит из побед и мы не можем допустить, что можем где-то проиграть”.

В конце декабря Путин заявил, что национальные цели не должны подвергаться ревизии, никакой корректировки показателей нацпроектов не будет.

“Звучат предложения скорректировать целевые показатели проектов... Мы не будем этого делать. Потому что мы не должны снижать заявленную планку достижения этих целей, которые для себя поставили. Стоит только вот первый шаг сделать - и все это вниз поедет”, - сказал Путин.

“НАСТОЯЩИЕ” KPI

Идея ключевых показателей и приоритетов выхолащивается, так как для губернаторов и администрации президента главный индикатор - рейтинг власти и уровень протестных настроений, а министрам помимо публичных целей приходится решать другие задачи, которые зачастую противоречат первым, говорит Беляков.

“Все сводится к тому, чтобы, установив одни задачи, при этом навязать какие-то другие - сказать, что там, где будет зона конфликта, ты все равно выбирай позицию в пользу госкорпораций, условно Роснефти, но за экономику должен отвечать. Но когда ты выполняешь формальные и неформальные поручения, значения которых выше, чем установленные KPI, это всегда приводит к нарисовыванию цифр”, - сказал Беляков.

Он предполагает, что показатели эффективности могут быть использованы как формальный повод для снятия тех, кто будет не соответствовать другим “настоящим” KPI.

“Мы можем сколько угодно говорить, что мы МРОТ повышаем, пенсии опережающими темпами, инфляцию снижаем, но люди-то плохо живут, сильное расслоение. Зато нефтяникам льготы надавали -  Дальний восток по-особому надо, Арктику надо по-особому”, - сказал высокопоставленный чиновник.

В конце октября правительство согласовало налоговые льготы для нефтегазовых проектов в Арктике, прежде всего, Роснефти, которые могут сократить поступления в призванный страховать казну на случай падения нефтяных цен резервный фонд.

Показатель “уровень доверия власти” верифицирует остальные 14 показателей для губернаторов - “если качество образования, среды, здравоохранения, рынка труда улучшается, то должен улучшаться и этот, если их динамика идет вразрез - значит, происходит что-то не то”, рассказывал глава Минэкономразвития Максим Орешкин в интервью Коммерсанту.

Это не всегда связанные вещи, сказал губернатор одной из областей, который просил не упоминать своего имени.

По его словам, у него один из самых высоких рейтингов среди руководителей регионов, при этом люди в его области живут сильно хуже, чем в среднем по стране, а экономические показатели - ниже нормы.

“Существует только один реальный KPI у губернатора: политическая ситуация в регионе и рейтинг одобрения губернатора и власти в целом. Это реальный показатель, по которому президент оценивает работу губернатора. Губернатор – не экономист, не хозяйственник, это политик, который обеспечивает политическую стабильность на определенной территории”.

Желание не растерять политические очки повлекло за собой провал реформы накопительной пенсионной системы, которую федеральные чиновники обсуждали несколько лет на фоне ежегодных изъятий пенсионных накоплений граждан.

Идея обязать людей нести ответственность за свою пенсию (индивидуальный пенсионный капитал) вылилась в еще один добровольный инструмент вложения денег наподобие банковских депозитов (гарантированный пенсионный план).

Реформу Минфина и Центробанка блокировала, в том числе, администрация президента, опасаясь, что население воспримет ее как продолжение повышения пенсионного возраста, что сохранит флер негатива за властью, рейтинги которой и так упали в прошлом году, говорят источники.

“У (первого замглавы администрации президента Сергея) Кириенко KPI - рейтинг власти. А зачем ему сейчас рейтинг Путина 70%, когда до выборов еще четыре года?”, - недоумевает федеральный чиновник.  

Система KPI порочная и устаревшая, считает он.

“Когда ты мотивирован на выполнение KPI, а не на решение задачи, ты выполняешь показатели. Ты можешь выполнить один показатель любой ценой и завалить 25 остальных, не менее важных, но которые не входят в твой KPI”, - сказал он.

Администрация президента пока не ответила на запрос Рейтер о комментарии.

ЭКОНОМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ

Выполнению целей мешает неэффективная система госуправления, считает Счетная палата и говорит Александра Суслина из Экономической экспертной группы.

“То, что цели, описанные в нацпроектах, вряд ли будут достигнуты на 100%, очевидно. Потому что цели очень амбициозные и для того, чтобы их достигнуть, нужно не просто денег потратить, а нужно провести ряд довольно сложных глобальных реформ, в том числе, сильно повысить уровень госуправления и эффективность государственных расходов. А это включает небезызвестную борьбу с коррупцией, институты, права собственности”, - сказала Суслина.

О том, что нацпроекты рискуют не обеспечить обещанные Путиным темпы роста российской экономики, чиновники и бизнес говорили еще летом на ежегодном форуме в Петербурге, напомнив о традиционных проблемах недоверия бизнеса к власти, произволе силовиков и зависимости судов.

Андрей Костин, глава госбанка ВТБ, в интервью Рейтер в ноябре сравнивал нацпроекты “с процессами глобальных экономических изменений в США после периода Великой депрессии”, однако говорил, что государству нужно упростить процесс разрешительных согласований и перестать “кошмарить” бизнес, чтобы они могли дать толчок для роста.

“Бизнесу нужно давать возможности принятия быстрых и эффективных решений. Бизнес, который связан сегодня с государственными деньгами, просто боится: любая ошибка может привести к уголовным делам. Так тоже нельзя. И в бизнесе должны быть элементы свободы творчества, даже когда работаешь с государственными компаниями или по государственным программам”, - говорил Костин.

Власти РФ, с одной стороны декларируя налоговые и административные послабления для бизнеса и амнистию капиталов, с другой облагают новыми сборами бизнес и отпугивают инвесторов уголовными делами наподобие процесса над основателем инвестфонда Baring Vostok Майклом Калви и объявленным в международный розыск основателем автодилера Рольф Сергеем Петровым.

“Правоохранительная система нацелена на то, что чем больше они поймают тех, кого они считают жуликами, тем лучше они работают. Поэтому они начинают искать жуликов и коррупционеров везде, там, где их нет, тоже, и естественно их находят. Это вопрос настройки системы KPI”, - говорит чиновник, добавляя, что для этого нужна политическая воля президента.

Политической воли нет, считает Суслина.

“С точки зрения того, смогут ли власти потратить выделенные деньги? Безусловно, смогут. Но будет ли от этого такой эффект, какой прописан в целях, я сомневаюсь. Потому что нет политической воли. Все решения принимаются формально, отчитываются формально, чтобы не придрались только”.

В основном все нацелены на то, чтобы правильно и красиво доклад оформить, при этом мало кто “въезжает в суть”, жалуется чиновник.

В начале ноября правительство опубликовало поручения премьера Дмитрия Медведева о мерах ускорения экономического роста, среди которых есть задание Минэкономики “обеспечить увеличение доли респондентов, отметивших снижение общего объема административной нагрузки, к 2022 году до 15%, к 2024 году - до 20%”.

Сам факт такого поручения о многом говорит, сокрушается чиновник.    

Разовый экономический эффект от потраченных на нацпроекты денег будет, уверена Суслина, так как рост госрасходов неминуемо приводит к всплеску экономического роста, однако он не будет долговечным.

“Даст ли это толчок полноценному росту или, когда мы перестанем тратить, мы опять вернемся вниз, большой вопрос. Боюсь, что опять вернемся вниз, как это было после строительства объектов для Олимпиады в Сочи”. 

Запланированный рост расходов по национальным проектам с низким уровнем исполнения расходов бюджетных средств в 2019 году повышает риски формального выполнения мероприятий с целью освоения средств, предупреждают эксперты РАНХиГС и Института Гайдара. 

“Утверждение сотен показателей и мониторинг их достижения – еще не залог успешного результата. Показатели зачастую имеют мало отношения к жизни граждан. Пока вместо экономики для людей мы строим экономику показателей”, - считает Изотова из Счетной палаты.

Дарья Корсунская, Полина Никольская при участии Алекса Марроу и Андрея Остроуха. Редакторы Екатерина Голубкова и Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below