27 октября 2015 г. / , 15:51 / 2 года назад

Семья погибшего в Сирии российского солдата не верит в его самоубийство

ГРЕЧАНАЯ БАЛКА, Россия (Рейтер) - Родители 19-летнего солдата, чей уход из жизни стал первой подтвержденной смертью российского военного в Сирии после четырех недель авиаударов, заявили во вторник, что не верят версии о суициде, которой придерживается командование.

Инженеры загружают ракеты в истребитель Су-25 во время учений в Ставропольском крае. 12 марта 2015 года. Родители 19-летнего солдата, чей уход из жизни стал первой подтвержденной смертью российского военного в Сирии после четырех недель авиаударов, заявили во вторник, что не верят версии о суициде, которой придерживается командование. REUTERS/Eduard Korniyenko

В интервью Рейтер в их доме на юге России Александр и Светлана Костенко сказали, что их сын Вадим был весел и беззаботен, когда в последний раз говорил с ними по телефону в субботу. В тот же день, который он провел на авиабазе российских ВВС на побережье Сирии, Вадим скончался.

Интерфакс процитировал пресс-службу Минобороны России, согласно которой солдат-контрактник, проходивший службу на авиабазе “Хмеймим” в сирийской Латакии в качестве технического специалиста, покончил с собой во время отдыха после дежурства.

Министерство сослалось на анализ SMS в его телефоне, придя к выводу, что причиной гибели военнослужащего “стал разлад в личных отношениях с девушкой”.

“В жизни я этому не поверю”, - сказала мать Вадима, повязавшая голову траурным черным платком.

“Каждый день полчаса в день мы говорили. Веселый был, довольный, смеялся”. 

Александр Костенко подтвердил ее слова.

“Сказали нам, что повесился из-за девочки, но такого не может быть. Он бы такого никогда не сделал. Я знаю своего сына прекрасно”, - тихо сказал отец.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что ничего не знает о якобы имевшей место гибели российского военнослужащего в Сирии и посоветовал обратиться за комментариями к Министерству обороны, сообщили российские СМИ.

Российское военное ведомство не ответило на письменные вопросы, отправленные агентством Рейтер. Представитель Министерства иностранных дел отказалась от комментариев.

Вадим Костенко подписал контракт 20 июня и был отправлен в Сирию 14 сентября, за две недели до начала Москвой воздушной операции, рассказал его отец. О том, что сын в Сирии, семья узнала лишь по его прибытии туда.

Опросы общественного мнения указывают на значительную поддержку решения Кремля начать авиаудары в Сирии в поддержку президента Башара Асада; один из опросов оценил эту поддержку в 70 процентов.

Если авиация понесет серьезные потери, это может ударить по симпатиям россиян в адрес первой масштабной военной кампании Москвы за границами бывшего СССР после катастрофического опыта войны в Афганистане в 1980-х.

О смерти Костенко впервые сигнализировала Conflict Intelligence Team (CIT), группа блогеров во главе с Русланом Левиевым, ранее работавшим над раскрытием информации о смертях российских военных на Украине. Москва отрицает, что ее солдаты сражались там, хотя западные страны говорят, что обладают убедительными доказательствами.

CIT опубликовала сообщение о гибели солдата в Сирии во вторник, объяснив, что раздобыла новость через социальные массмедиа (here).

Аккаунт Костенко в социальной сети, где есть его снимки в форме военнослужащего ВВС, полнится как соболезнованиями, так и оскорбительными выпадами со стороны некоторых пользователей.

БУДУЩИЙ ПИЛОТ

Корреспонденту Рейтер не разрешили пройти на авиабазу в Приморско-Ахтарске, Краснодарский край, где служил Костенко и где, как утверждает CIT, обычно базируются штурмовики Су-25, применяемые Россией в Сирии.

На вопрос, правда ли, что военнослужащий этой части умер в Сирии, покидавший расположение утром во вторник офицер, отказавшийся назваться, ответил:

“Да, я слышал об этом”.

Он отказался раскрыть какие-либо детали.

Семья Костенко сообщила, что батальонный командир лично принес им скорбную весть, сообщив, что Вадим повесился 24 октября.

Офицер сказал им, что Вадим единственный, кто ушел из жизни среди проходящих службу на сирийской авиабазе.

Похороны назначены на среду, когда в Россию будет доставлено тело, сообщили родители.

Младшая сестра Вадима Катя и его тетя Анна Мусиенко сказали, что тоже не верят в самоубийство. Они говорят, что Вадим собирался жениться на своей подруге и оба прекрасно ладили друг с другом, и летом он познакомил родных с будущей невестой.

Мусиенко рассказала, что племянник любил военную службу и мечтал стать пилотом. Вадим говорил родственникам, что ни он, ни его товарищи не могли ответить отказом на приказ отправиться в Сирию.

В мае президент Владимир Путин распорядился, чтобы информация о гибели военных в ходе специальных операций в мирное время квалифицировалась как государственная тайна.

До вторника сообщения от гибели россиян в Сирии не находили подтверждения.

На прошлой неделе высокопоставленный источник в вооруженных силах Асада сказал Рейтер, что по меньшей мере три гражданина России, сражавшихся на стороне сирийских правительственных войск, погибли от попадания снаряда. Российские власти категорически опровергли гибель кого-либо из своих военных в Сирии.

Неназванный источник в российском Минобороны сказал газете Wall Street Journal 23 октября, что один российский солдат погиб в результате неосторожного обращения с оружием.

Текст Эндрю Осборна, перевод Дениса Дёмкина. Редактор Дмитрий Антонов

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below