March 14, 2019 / 11:22 AM / 5 months ago

ЭКСКЛЮЗИВ-Как Россия закопала миллиарды долларов в зыбучие пески Венесуэлы

МОСКВА (Рейтер) - В конце 2015 года менеджеры Роснефти в беседах с начальством забили тревогу по поводу инвестиций компании в Венесуэле. Местный партнер Роснефти, венесуэльская государственная нефтяная компания PDVSA, должна российскому нефтяному гиганту сотни миллионов долларов, показали внутренние документы, и похоже, что перспективы улучшения ситуации отсутствуют.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро, глава Роснефти Игорь Сечин и министр нефти Венесуэлы и президент PDVSA Эулохио дель Пино на церемонии в Каракасе, 28 июля 2016 года. Miraflores Palace/Handout via REUTERS/File Photo

“И так до бесконечности”, - написал внутренний аудитор Роснефти в электронном письме коллеге в ноябре 2015 года, пожаловавшись на отсутствие прогресса в попытках заставить PDVSA объяснить возникновение дыры в балансе совместного предприятия в размере $700 миллионов.

Электронное письмо было частью многочисленных внутренних материалов Роснефти, с которыми ознакомился Рейтер. В их числе - презентации, копии официальных писем, меморандумы и электронные таблицы.

В определенный период времени другие международные нефтяные компании либо вышли из страны, либо начали замораживать новые инвестиции в проекты на суше из-за беспокойства о политике популистского социалистического правительства Венесуэлы. Однако Роснефть, мажоритарным пакетом акций которой владеет государство, напротив, нарастила долю в совместных предприятиях с PDVSA и выдала компании новые кредиты, показали документы. Роснефть оставалась со своим венесуэльским партнером, как и Кремль, поддерживавший бывшего лидера страны Уго Чавеса, а затем и его преемника Николаса Мадуро.

С 2010 года Роснефть вложила в венесуэльские проекты около $9 миллиардов, но еще не покрыла расходы, показали подсчеты Рейтер, основанные на ежегодных докладах нефтяной компании, обнародованной информации и внутренних документах.

Документы Роснефти также показали, что:

• Россияне полагали, что им задолжали сотни миллионов долларов от деятельности их совместных предприятий с PDVSA.

• Добыча нефти на совместных предприятиях была значительно ниже прогнозов.

• Совместные предприятия сталкивались с трудностями в попытке получить базовое оборудование для бурения.

• Российская сторона считала, что PDVSA потратила миллионы долларов от совместных проектов с Роснефтью на “социальные проекты” в отдаленной местности, где проживают лишь несколько сотен человек.

• Менеджеры поставили в известность о проблемах главу Роснефти Игоря Сечина, который поручил принять меры, чтобы исправить положение.

С конца 2015 года, окончания периода, который покрывают документы, Роснефти удалось частично решить ряд проблем, поскольку компания получила больший акционерный и операционный контроль над сферой своих интересов. Однако значительное количество ее инвестиций по-прежнему остается в компании и стране, переживающих кризис.

Причина, по которой Роснефть продолжила наращивать инвестиции в Венесуэле, кроется в политике, сказали два источника, близкие к компании, и еще два, связанные с венесуэльскими проектами. Роснефть должна была помочь союзникам Москвы в Каракасе удержаться на плаву, сказали эти источники.

“С самого начала это был чисто политический проект. Мы все должны были внести свою долю”, - сказал топ-менеджер российской нефтяной компании, которая является партнером Роснефти в Венесуэле.

Контроль над этими стратегически важными деловыми отношениями осуществляет один из ближайших соратников российского президента Владимира Путина - глава Роснефти Игорь Сечин. Они знакомы как минимум с начала 1990-х годов, когда вместе работали в мэрии их родного города Санкт-Петербурга. Когда Путин получил должность чиновника среднего звена в администрации президента в Москве, Сечин поехал за ним.

“Сечин мне понравился”, - сказал Путин авторам книги о его жизни.

“Когда (я) поехал работать в Москву, он попросился со мной. Я его взял”.

Посетителей офисов Роснефти в Каракасе встречает бюст Уго Чавеса. Сечин часто просит показать сообщения, адресованные Мадуро, перед отправкой и добавляет фразу “Viva la Revolucion!”, сказал бывший сотрудник Роснефти.

Россия считает отношения с Каракасом возможностью распространить свое влияние в непосредственной близости от Вашингтона, сказал Александр Габуев из Московского центра Карнеги. Венесуэла - крупный покупатель российского оружия. Миллиарды долларов, инвестированные Роснефтью в стране, стимулируют Москву продолжать поддерживать своего многолетнего союзника.

Госсекретарь США Майк Помпео сказал на этой неделе, что Роснефть по-прежнему закупает нефть у Венесуэлы и “продолжает протягивать режиму руку помощи”.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что Роснефть действует в интересах своих акционеров, и отмел предположение о том, что Кремль заставляет компанию инвестировать в Венесуэлу.

“В первую очередь, Роснефть работает как коммерческая компания, во всех уголках мира она работает, преследуя выгоду, конечно. Это же они и делают в Венесуэле”, - сказал Песков в ответ на вопросы Рейтер.

“Естественно, такие крупные проекты рассчитаны на долгую перспективу, поэтому, что касается оценок выгодности этих проектов, то это должна давать сама компания, это не наше дело”.

Роснефть и PDVSA отказались от комментариев в ответ на вопросы Рейтер.

История проблемного партнерства Роснефти пришлась на период усугубляющегося кризиса внутри венесуэльского нефтяного гиганта. Доходы страны тесно связаны с доходами PDVSA, на долю которой приходится 90 процентов экспортной выручки государства. Документы Роснефти содержат новые доказательства многолетнего неэффективного управления PDVSA, помогая объяснить возникновение экономического коллапса, который заставил миллионы людей голодать.

СОРВАННЫЕ СРОКИ

В сентябре 2012 года, на нефтеперерабатывающей платформе в бассейне реки Ориноко, Сечин наполнил капсулу нефтью и поднял ее над головой, ознаменовав момент, когда его компания пополнила ряды мировых нефтяных гигантов. Роснефть была частью российского консорциума, который приобрел 40-процентную долю венесуэльского нефтяного месторождения Хунин-6. Остальные 60 процентов принадлежали PDVSA.

Роснефть тогда уже добывала нефть на домашних месторождениях в Сибири; теперь она обеспечила себе присутствие за рубежом, получив доступ к одним из крупнейших в мире нефтяных запасов на берегах Ориноко.

“Сегодня действительно исторический день”, - сказал Сечин российскому телевидению на церемонии в честь начала добычи.

“Российские нефтяные компании... доказали свое право быть среди лидеров мирового нефтегазового сектора”.

Однако вскоре после выступления Сечина Роснефть столкнулась с проблемами в ходе своей экспансии в бассейне Ориноко, показали документы, с которыми ознакомился Рейтер.

В ноябре 2012 года, не спросив российских партнеров, PDVSA остановила одну из четырех буровых установок на Хунин-6 и увезла ее с месторождения, показал составленный в том году доклад российского консорциума. Местные жители проводили акции протеста, также мешавшие работе. К концу 2012 года было пробурено лишь шесть скважин, в то время как проект предполагал 47.

Запчасти для бурения на Хунин-6 закупались у подразделения PDVSA Bariven, однако на получение оборудования, согласно документам, уходило от 10 до 18 месяцев. Буровые установки простаивали 37 процентов времени. На бурение одной скважины уходило в среднем 49 дней вместо предполагавшихся 22-х.

PDVSA отказалась от комментариев.

Прогнозы добычи на Хунин-6 были снижены. В сентябре 2012 Роснефть сообщала, что объем производства на месторождении составит 20.000 баррелей в сутки к концу года. На самом деле объем добычи за весь 2012 год составил лишь 21.400 баррелей.

Спустя три года признаков улучшения ситуации не наметилось. В отчете Роснефти за первые три квартала 2015 года говорилось о “неудовлетворительном качестве” строительства и “неоптимальных траекториях” скважин.

К концу 2015 года прогноз пика добычи нефти на Хунин-6 был снижен с 450.000 баррелей в сутки до 250.000 баррелей в сутки. Флагманский проект Роснефти утратил свой блеск.

Проблемы в бассейне Ориноко сохраняются, сказали беседовавшие с Рейтер лидеры профсоюзов. По их словам, на месторождениях к востоку от Хунина единовременно работают лишь несколько из десятков буровых установок. Рабочие жалуются на отсутствие базовой экипировки, такой как ботинки, перчатки и каски. Ситуация в офисах PDVSA не лучше. Бумаги не хватает. Тщетно пытаясь остановить массовый уход сотрудников, некоторые отделы персонала вешают таблички “Увольнения не принимаются”.

Сотрудникам Роснефти в Венесуэле тоже приходится нелегко. В фешенебельном районе Каракаса, где они живут, часто нет воды, сказал россиянин, знакомый с этими семьями. Несколько раз в неделю приезжает автоцистерна с водой и наполняет резервуары в каждой квартире.

Два российских партнера Роснефти в Хунин-6 вышли из проекта. Сургутнефтегаз принял решение об уходе в ноябре 2012 года. В декабре 2014-го об аналогичном решении объявила вторая по величине в России нефтяная компания Лукойл.

“Оглядываясь назад, многие люди в Лукойле вздохнули с облегчением, что не нужно было вкачивать миллиарды в Венесуэлу”, - сказал один из топ-менеджеров в консорциуме Хунин-6.

Лукойл отказался от комментария, Сургутнефтегаз не ответил на просьбы о комментарии.

По оценкам аналитиков, Роснефть выкупила доли Сургутнефтегаза и Лукойла за более чем $300 миллионов, увеличив для себя объем рисков в Венесуэле. Компания также приобрела долю, принадлежавшую ТНК-BP, когда в 2013 году купила российско-британскую компанию в рамках сделки стоимостью $55 миллиардов. В результате единственным российским партнером Роснефти в Хунин-6 осталась Газпромнефть, нефтяное крыло Газпрома. Газпромнефть не ответила на вопросы Рейтер.

В то время у Роснефти также было четыре менее крупных нефтяных проекта с PDVSA. Все они в тот период испытывали проблемы, показывают внутренние отчеты Роснефти. Два из этих проектов, Карабобо и Петромонагас, расположены в бассейне Ориноко, Бокерон - на востоке страны, вблизи побережья Атлантического океана, а Петропериха - на побережье Карибского моря.

Внутренняя отчетность Роснефти от 2015 года показала, что компания пришла к выводу о том, что “пусковые дебиты, предусмотренные контрактом” для месторождений Карабобо, “не достижимы”. На Петромонагас низкое качество работ спровоцировало задержки бурения. На месторождении Петропериха производство снижалось, а у совместного предприятия не было средств для покупки крайне необходимого насосного оборудования. На Бокероне не удалось починить сломанный компрессор, необходимый для повышения давления газа, поскольку банковский счет СП был пуст.

ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Не менее трудно, чем получить нефть с проектов, для Роснефти было извлечь прибыль, свидетельствуют документы.

Доклад российского консорциума о работах на блоке Хунин-6 в 2012 году показал, что PDVSA без согласия Роснефти взяла $12 миллионов из бюджета проекта для расходов на социальные нужды местного населения. На участке, предоставленном по концессионному договору, который охватывает около 447 квадратных километров холмистого лесного массива на северном берегу реки Ориноко, проживали только 350 человек.

PDVSA отказалась от комментария.

Во второй половине 2014 года Роснефть распорядилась провести ревизию проекта Хунин-6 для его проверки на предмет “искажения финансовой отчетности” и “неотраженной в учете задолженности”. Рейтер не смог подтвердить результаты той проверки.

Руководство Роснефти потребовало, чтобы собственные аудиторы компании изучили денежные потоки между PDVSA и совместными предприятиями Петромонагас, Петропериха и Бокерон, следует из внутренних документов, касающихся ревизии. По итогам проверки был сделан вывод о том, что PDVSA примерно на $700 миллионов занизила объем поступлений от продажи нефти СП Петромонагас. PDVSA оспорила эту цифру, свидетельствует другой документ, и она была пересмотрена до $500 миллионов.

PDVSA и Роснефть не ответили, в том числе, на вопрос, касающийся ревизии.

В документе от 30 апреля 2015 года Сечин, глава Роснефти, одобрил результаты ревизии и план защиты инвестиций Роснефти, предусматривающий ряд мер, которые должны были быть приняты до конца мая того года.

Эти меры включали установку измерительных станций, чтобы отслеживать, какой объем нефти поступает клиентам и, следовательно, сколько денег должны получать предприятия. Роснефть хотела, чтобы независимый эксперт контролировал то, как совместные предприятия тратят деньги, а также, чтобы PDVSA прекратила привлекать свои дочерние компании без подписания соответствующих контрактов. Рейтер не смог установить, были ли эти меры осуществлены на практике.

Несколько месяцев спустя, в октябре 2015 года, первый вице-президент Роснефти Эрик Лирон сообщил Сечину, что с PDVSA сохраняются разногласия по поводу осуществления расчетов с совместными предприятиями. Лирон написал в записке Сечину: “С 15.08.2015 PDVSA находится в техническом дефолте”.

Долгие месяцы усилий, в течение которых офис Роснефти в Венесуэле и руководители высшего звена в штаб-квартире вели переговоры с сотрудниками PDVSA, чтобы получить деньги, завершились ничем. Внутренний аудитор Роснефти констатировал в электронном письме своему коллеге в ноябре 2015 года, что проблема “не решена из-за плохого финансового самочувствия партнера”, имея в виду PDVSA.

Обсуждая предложение перенести решение проблемы на более поздний срок, аудитор саркастически спросил, какой в этом смысл. “Он (PDVSA) к тому времени выздоровеет или сдохнет, и вопрос утратит актуальность?” - написал он в том же письме.

В 2016 году аудитор ушел из Роснефти, согласно информации на его странице в LinkedIn. Он не ответил на сообщение с просьбой предоставить комментарий.

Предполагалось, что Роснефть получит свою долю выручки от продажи нефти в форме дивидендов. Как следует из внутренних презентаций Роснефти, в четвертом квартале 2015 года компании причитались дивиденды от трех ее совместных предприятий. Общий объем недостающих средств составлял $337 миллионов. В числе стратегических целей каждого из трех проектов в презентациях называется “получение от PDVSA задолженности по дивидендам”.

С периода, охватываемого документами, Роснефть приняла меры, направленные на расширение контроля над инвестициями, в том числе посредством привлечения собственных подрядчиков. Роснефть сообщила в финансовом отчете, опубликованном 5 февраля 2019 года, что авансы, которые она предоставила PDVSA на сумму около $6,5 миллиарда, теперь снизились до $2,3 миллиарда.

Однако серьезные проблемы сохраняются.

Отчеты Роснефти и оценки аналитиков в области энергетики свидетельствуют, что проекты компании в Венесуэле сегодня по-прежнему производят меньше нефти, чем первоначально ожидалось, при этом планы разработки либо отложены, либо отстают от графика.

Основное совместное предприятие Роснефти в Венесуэле, месторождение Хунин-6, все еще находится на этапе разведки и опытно-промышленной разработки, говорится в отчете Роснефти за 2017 год. Более того, один из членов правления Газпромнефти сказал, что на данный момент проект “коммерчески бессмысленный”. Он не предоставил подробностей.

Роснефть не ответила на вопрос о Хунин-6.

Согласно оценкам Рейтер, Роснефть, которая с 2010 года вложила в Венесуэлу более $9 миллиардов в виде кредитов, приобретений и проектных расходов, еще не получила прибыль.

К концу 2018 года Роснефть потратила в Венесуэле примерно на $1,5 миллиарда больше, чем заработала за счет нефтяных поступлений, предоставленных ей в качестве дивидендов, свидетельствуют подсчеты Рейтер. Эти данные были получены путем расчета стоимости нефти, которую Роснефть получила со своих совместных проектов, и вычета из этой суммы непогашенных кредитов PDVSA, официальных платежей Роснефти Венесуэле за доступ к нефтяным месторождениям, капитальных затрат Роснефти на предприятиях и стоимости добычи причитаемой Роснефти доли нефти. В качестве основы для стоимостных показателей взяты средние операционные расходы в Венесуэле на уровне $15 за баррель.

Оценка, возможно, является несколько заниженной, поскольку не учитывает налог, который компании приходится платить в Венесуэле. Размер налога публично не разглашается, но Каракас, как правило, просит не менее 50 процентов от стоимости каждого барреля нефти.

Эта оценка также не включает примеры, когда PDVSA, согласно изученным Рейтер документам, не предоставила Роснефти долю нефтедобычи с совместных проектов, которая, по мнению российской компании, ей полагалась. В ней также не предусмотрены случаи, когда Роснефти приходилось вливать дополнительный капитал в месторождения и закрывать неожиданные бреши в балансах совместных предприятий.

В апреле прошлого года консалтинговая компания Wood Mackenzie сообщила, что прогноз пика добычи на месторождении Хунин-6 составляет 120.000 баррелей в сутки, что вдвое меньше уровня, который прогнозировался во внутренних документах Роснефти в 2015 году, и составляет лишь четверть от той цифры, которая предполагалась изначально, – 450.000 баррелей.

Месторождение Бокерон и совместное предприятие Петропериха были убыточными, говорится в финансовом отчете Роснефти за 2018 год.

В отношении газовых месторождений Патао, Мехильонес и Рио Карибе на шельфе Венесуэлы, на разработку которых власти страны в 2017 году выдали Роснефти лицензии, нет ни плана разработки, ни плана развития инфраструктуры, сообщила Wood Mackenzie в прошлом году.

Проект Петромонагас, где Роснефть планировала увеличить добычу, также не оправдывает ожиданий, свидетельствуют внутренние документы PDVSA. По состоянию на июль прошлого года на нем ежедневно добывалось меньше нефти, чем в 2015 году.

При участии Оксаны Кобзевой, Антона Зверева, Олеси Астаховой, Кати Голубковой, Ольги Яговой, Габриэль Тетро-Фарбер, Владимира Солдаткина, Александра Ершова, Глеба Городянкина, Татьяны Устиновой и Маргариты Поповой в Москве; Дмитрия Жданникова в Лондоне; Марианны Парраги в Мехико; Брайана Эллсворта, Вивиан Секверы, Александры Улмер и Люка Коэна в Каракасе. Перевели Ксения Орлова, Марина Боброва и Вера Сосенкова. Редактор Антон Зверев

0 : 0
  • narrow-browser-and-phone
  • medium-browser-and-portrait-tablet
  • landscape-tablet
  • medium-wide-browser
  • wide-browser-and-larger
  • medium-browser-and-landscape-tablet
  • medium-wide-browser-and-larger
  • above-phone
  • portrait-tablet-and-above
  • above-portrait-tablet
  • landscape-tablet-and-above
  • landscape-tablet-and-medium-wide-browser
  • portrait-tablet-and-below
  • landscape-tablet-and-below